вторник, 3 августа 2021 г.

РВАЧИ НАЛЕТЕЛИ

 


02.08.21

Мирон Я. Амусья,

профессор физики

 

Рвачи налетели…

(Про то, что «видно» сидя в оппозиции и не видно стоя в коалиции)

 

После нас хоть две лужи

Народ!

 

Национальная безопасность — это стабильность, которая может поддерживаться на протяжении длительного времени, состояние достаточно разумной динамической защищенности от наиболее существенных из реально существующих угроз и опасностей, а также способности распознавать такие вызовы и своевременно принимать необходимые меры для их нейтрализации.

Википедия

 

И ты можешь лгать, и можешь блудить,

И друзей предавать гуртом!

А то, что придется потом платить,

Так ведь это ж, пойми, потом!

А. Галич

 

          Лет двадцать назад, гуляя с приятелями в окрестности города Нес-Циона, где они жили, мы с женой обратили внимание на тогда непривычную для нас апельсиновую плантацию, явно запущенную. Помня, что израильские («Яффские») апельсины под названием «Марокканских» были в СССР редким деликатесом, мы этой запущенности удивились. Однако нетрудно было понять и причину этого – Израиль быстро развивал свою промышленность, одновременно сокращая сельское хозяйство как элемент производства, экспорт товаров которого для страны уже не важен.

          Многое тогда в применение к Израилю обдумывалось мною впервые с тем, чтобы оценить устойчивость этого государства и перспективы его долгожительства. Именно тогда я понял, что при благоразумной, без глупостей типа «мир в обмен на территории», политике внешние угрозы существованию Израиля как государства в принципе можно сравнительно легко нейтрализовать. Сказанное не отрицало, но подразумевало при этом, что террор в предвидимом будущем неустраним, и будет постоянно собирать свой, кормящий террористов, в первую очередь их вожаков, урожай. Сказанное также подразумевало, что основной опасностью для страны является внутренний раскол – нестабильность, главным образом вносимая уже тогда представлявшейся мне неверной левой идеологией.

          Разумеется, «не виноват Бог, когда сам плох», т.е. способность Израиля успешно противостоять внешним угрозам подразумевала готовность Израиля проявлять должную заботу о государственной безопасности[i]. Обычно государственную безопасность отличают от безопасности национальной. Но специфика Израиля как страны, где находится примерно половина общего числа евреев мира, и специфика израильских соседей таковы, что государственная безопасность попросту совпадает с национальной. Очевидно, что последняя определяется качеством и размером вооружённых сил, где не последнее место занимает и оружие Самсона (имею в виду ядерное), применение которого может потребоваться лишь в самой крайней ситуации.

          Скромный размер Израиля по населению и крошечный по площади вкупе с национальной психикой диктуют особенности войн и военных операций, которые Израиль может позволить себе вести: они должны быть кратковременными, а потому весьма интенсивными. Длительные военные действия требуют не только дополнительных людских ресурсов, но и источников военной техники и восстановления расходуемых боеприпасов. С нехватками в этих областях Израиль уже сталкивался в прошлом. Наши с покойным проф. М. Перельманом соображения на обсуждаемую тему были опубликованы в 2006 в статье «Безопасность государства в эпоху глобализации и мирового террора», которая в основном не устарела и сегодня.

          Однако, наряду с безопасностью, обеспечиваемой людскими ресурсами, эффективно действующей и обеспеченной сырьём промышленностью, есть ещё и продовольственная безопасность. Ведь нехватка хлеба на некотором пределе опаснее нехватки снарядов и бомб. Против Израиля уже вводили, после или в ходе затем им выигранных войн или военных операций, те или иные санкции, в которых участвовало существенно больше стран, чем в самих военных действиях. До недавнего времени болезненными были энергетические санкции, т.е. перебои в поставках нефти и газа. В принципе, возможны и санкции в поставках, к примеру, зерна, которые весьма серьёзно сказались бы также и на производстве молока, птицы, яиц и мяса. Отсюда следует, что проблема продовольственной безопасности, которая обеспечивается успехами сельского хозяйства – важнейшая с точки зрения всей национальной безопасности.

          Израиль давно и успешно развивает у себя сельскохозяйственную науку и образование. Успехи страны в этом направлении общеизвестны, технологии и ноу-хау в области сельского хозяйства – один из важных экспортных продуктов Израиля. Как недавно узнал из комментария проф. Э. Бормашенко, у нас один человек, работающий в области сельскохозяйственного производства, прокармливает 95(!) своих сограждан. Вероятно, это одна из самых высоких производительностей труда в мире. Однако, из-за скудости земли, необходимости дать ей раз в семь лет полный отдых, жаркого климата, и недостатка воды продукты сельского хозяйства оказываются не дешёвыми. Однако не считаю, что основное для поддержания жизни – еда – должна быть бросово-дешёвой, нарушая тем самым древнее: «В поте лица своего ты будешь есть свой хлеб, пока не вернешься в землю, из которой был взят; потому что ты — прах, и в прах ты вернешься.» (Библия - Бытие Глава 3 Стих 19).

          К естественным трудностям сельскохозяйственного производства следует прибавить и климатические ежегодные вариации, которые сказываются на количестве произведённого, но, естественно, не меняют потребления. В результате, сельское хозяйство требует в определённой мере государственного стабилизирующего финансирования, помогающего производителю вырастить необходимое в трудные годы, или избавиться от излишков в годы завышенного производства. Страна небольшая и технологически высокоразвитая, Израиль мог, казалось бы, просто перейти на импортирование продовольствия, к чему явно склонялись левые индустриалисты. Такой подход, однако, был бы в корне неправилен, поставив под угрозу важнейший элемент национальной безопасности. Кроме того, эффективное сельское хозяйство, расширение возделываемой площади, строительство теплиц и оранжерей укрепляет у жителей Израиля очень важное чувство собственника земли. Отмечу, что земля Израиля, с её несколькими ежегодными урожаями, может превратиться в новую отрасль хозяйства – возобновляемую зелёную энергетику, о которой мы с Перельманом говорили тоже ещё в 2006 в статье «Преодолеть зависимость от нефтяного диктата». Об особых возможностях, открывающихся в этом смысле перед Израилем писал тогда же проф. Р. Трахтенберг в статье «Солнечная энергия позволяет жить на Земле без нефти и газа».

          Сейчас министр сельского хозяйства О. Форер, юрист и администратор по образованию, специалист по «куда партия пошлёт», т.е. явный профессионал в «высокопрофессиональном правительстве перемен», вместе со своим партийным боссом, тоже «профессионалом» во все стороны, ныне министром финансов А. Либерманом, решили отменить таможенные пошлины на ввозимые из-за границы продукты сельского хозяйства, в первую очередь, овощи, фрукты, яйца, что, как они полагают, существенно снизит их розничную цену. Разумеется, это с радостью, не очень думая о последствиях, примут их избиратели, и, неровен час, даже рекрутируют новых. А избиратели НДИ вечно обижены мнимой дискриминацией «русских», и хронической «недоплатой за всё», что и сколько они бы не получали.

          Много лет назад, я испытал буквально потрясение, когда узнал от одного из руководителей министерства сельского хозяйства Голландии, что из розничной цены лишь в среднем 10% идёт в доход самих аграриев – остальное потребляет транспортировка, торговые наценки, налоги. Как оказалось, ситуация и цифра в Израиле – схожая. Следовательно, уменьшение розничной цены совсем не напрямую зависит от оплаты производителям. Система сельскохозяйственного субсидирования и сельхозпрограмм в Европейском союзе поглощает близко к половине бюджета ЕС, или 50 млрд евро в 2006. Конечно, в странах, где нет террора, где климат попроще, земля получше, а продовольственная блокада никак не грозит, дотации должны быть меньше, чем в Израиле.

          Вместо отменяемых таможенных ограничений Либерман с Форером, а к ним уж точно примкнёт председатель финансовой комиссии Кнессета А. Кушнир из той же партии, намерены ввести государственные субсидии. Мало сомнений, что это для Израиля не эквивалентная замена таможенной пощлине, и не обеспечит защиты агрария от конкуренции, в которой для него условия заведомо неравны. Не удивительно, что фермеры намерены перейти к забастовкам и другим формам протеста.

          Конечно, протест сам по себе не означает его справедливости. Помню, как бушевала страна по поводу высокой цены сыра «коттедж». Очевидно, что потребителю всегда хорошо, когда покупаемый им товар качествен и дёшев. Однако упомянутые выше особенности Израиля означают, что борьба, с помощью импортных продуктов, не должна приводить к сокращению масштаба собственного производства из соображений национальной продовольственной безопасности.

          Мнение о дороговизне продуктов питания в Израиле можно было бы понять, учитывая крайне специфические условия существования этой страны. Оно оказывается, однако, на поверку весьма далёким от действительности. Это мнение возникает из-за, как правило, предвзятой, политически ориентированной манеры сравнения Израиля с другими странами. Помню, как в 2018, перед нашей поездкой в Дюссельдорф, хороший знакомый попросил нас сравнить цены на продукты питания в ФРГ и Израиле. Рядом с гостиницей был «народный магазин», который отличается от полу-народного и антинародного скудностью интерьера, меньшим выбором и потрёпанностью покупающей публики. Он вполне соответствовал в этом отношении «Рами Леви», в котором мы тогда отоваривались в Иерусалиме. Для нашей традиционной «корзины закупок» приметной разницы между ФРГ и Израилем не оказалось. Весной 2019, эксперимент повторили уже по своей инициативе, когда были во Флоренции. Результат оказался схожим. После этой проверки мнение интересантов из политически ангажированных «комиссий по сравнению уровня жизни» не представляют для меня уже ровно никакого интереса.

          Особо отмечу здесь, что израильские аграрии на удивление успешно провели период пандемии и массовых поджогов террористами израильской территории, включая теплицы, оранжереи, посевы. В цифрах это выразилось в ощутимом снижении цен на овощи и некоторые фрукты. Привык уже платить за арбуз 1.5 шекеля за кг, но чтоб столько же стоила дыня?! Почти все эти полтора года основные овощи – картофель, морковь, помидоры, капуста, огурцы, лук, свекла шли, как правило, за 0.9 шекеля за кг. Это ли не чудо?! Совсем не уверен, что такое было бы возможным с помощью заморских продуктов, когда провоз товаров был крайне затруднён.

Надпись:  
Фото 1. Обменный курс шекеля к доллару за последние пять лет.
          Кстати, аккуратно сравнивал я и цены на жильё, что позволило обнаружить множество ляпсусов при доказательстве ошибочного утверждения об особой дороговизне жилья, его покупки и съёма, в Израиле в сравнении с другими наиболее развитыми странами. Могу сравнить и качество израильских проектов вообще, и жильё израильской профессуры с аналогичным в США и Европе. Не за что Израилю краснеть. А удорожание жилья по всему миру есть естественный ответ состоятельных людей, а их становится всё больше, на низкий банковский процент.

Надпись:  
Фото 2. Валютный запас Банка Израиля, в млрд. долларов США.
          Важным элементом национальной безопасности является стабильная и свободно конвертируемая валюта. Самой ёмкой характеристикой состояния национальной валюты является её обменный курс относительно других валют, в первую очередь, основной мировой валюты – доллара. Характеристика эта весьма чувствительна, подвержена быстрым флюктуациям. Из Фото 1 видно, что, после усреднения кривой, позволяющего избавиться от краткосрочных флюктуаций, шекель перманентно укрепляется по отношении к доллару. Важная характеристика финансовой устойчивости есть валютный запас Банка Израиля, который довольно быстро нарастает, что видно из Фото 2. Как страна с обширной социальной программой, имеющая существенный процент людей старых, да и большие военные расходы, Израиль прибегает к заимствованию, что приводит к росту государственного долга (Фото 3). Отмечу, что по отношению в ВВП, государственный долг Израиля значительно меньше, чем у большинства наиболее развитых стран мира. Его аномальный рост связан с пандемией, во время которой уменьшился из-за карантинов ВВП, и государство два раза вбрасывало деньги практически всем гражданам страны. Кстати, куда большими были денежные вбросы в Надпись:  
Фото 3. Государственный долг Израиля за последние 12 лет.
США и Германии. Имею в виду вброс в расчёте на одного человека. В целом, насколько знаю, этот вброс нигде себя не оправдал. Расходы людей, если некуда ездить, ходить и незачем тратиться на одежду, уменьшились. За рост государственного долга предыдущее правительство критиковалось нещадно оппозицией, где в этом вопросе особо говорливы были Либерман и Кушнир.

          Первостепенная задача власти сейчас – это продолжение борьбы с пандемией и устранение её экономических последствий. Здоровая и сильная экономика – важнейший элемент национальной безопасности, необходимое условие обеспечения благоденствия всех граждан страны, включая пенсионеров и людей, живущих на пособии. Но вот до принятия и опубликования бюджета на 2021-2022 гг, (как нас уверяло хором всё то, что сейчас называется «правительством перемен» и его подпевалы, без бюджета «ни тпру, ни ну») Либерман обещал в основном своему избирателю, среди которых многие живут на пособие, пенсию не заработав, значительное увеличение как денежного довольствия, так и сопутствующих льгот, включая дополнительное право на приработок.

          Притом прямо сказано, что источником финансирования станет государственный долг, увеличение которого должно спасти нуждающихся. Вот слова, идущие, по сути, прямиком от «профессионального» министра, на этот раз в области финансов, Либермана; «Стоимость увеличения пособий 1.5 млрд шекелей в год. Минфин сообщил, что увеличение пособий по старости будет финансироваться за счет роста дефицита государственного бюджета Израиля». Постойте, господа, но как же быть с непомерностью государственного долга, согласно будущим «переменщикам», душащей израильскую экономику ещё вчера, при прошлой власти. «Но молчит минфин, не отвечают, будто нас в упор не замечает». Как не вспомнить слова из «Бани» В. Маяковского: «Кто ездил в трамвае до 25 октября? Деклассированные интеллигенты, попы и дворяне. За сколько ездили? Они ездили за 5пять копеек станцию. В чём ездили? В жёлтом трамвае. Кто будет ездить теперь? Теперь будем ездить мы, работники вселенной. Как мы будем ездить? Мы будем ездить со всеми советскими удобствами. В красном трамвае. За сколько? Всего за десять копеек. Итак, товарищи…».

          Здравый смысл подсказывает – рост долга никого не спасает уже даже в среднесрочной перспективе, поскольку сам по себе ничего, кроме инфляции произвести не может. Допечатанные деньги, не обеспеченные нужным производством, способны лишь их обесценивать, если судить не по цифре, на них написанной, а по товарам и услугам, которые можно с их помощью приобрести. Значит, выплаты для укрепления выборных позиций НДИ берутся прямо из кармана работающих людей, за счёт увеличения тех самых налогов, которые ещё вчера якобы душили израильское производство. Замечу, что при принятии бюджета правительство легко добавляло требующим немалые деньги, например, министерству здравоохранения – миллиард. Казна была, как уверял Либерман, принимая дела, пуста. Значит, всё это давали за счёт роста дефицита бюджета [ii]?.

          Пенсиям и пособиям в Израиле, во всяком случае, в русскоязычных СМИ или аналогичной части общественного мнения, не везёт. О них обычно говорят, добавляя эпитет «нищенская» или «нищенское», и фразу, произносимую бередящим душу скорбным голосом «Разве можно прожить на …?», и вместо троеточия сообщается цифра, которая должна утопить в жалости даже самое каменное сердце, и заставить его обладателя возненавидеть государство, его бюрократическую машину, обрекающее человека на такое. Однако я профессионально привык «поверять гармонией алгебру», а здесь и арифметики достаточно. Я не только проверял сам, но и в открытой полемике показывал, что выплачиваемые пособия позволяют сводить концы с концами, даже экономя маленький кончик.

          Но удовлетворить постоянно растущие потребности всех этих квази-переживших Катастрофу, борцов «За достойное будущее», «опалённых Катастрофой», «опалённых атомом» (это про чернобыльцев, хотя, казалось бы, где Чернобыль а где Израиль?), «эмбрионов катастрофы», и т.д. и т. п. крайне трудно, не увеличивая бесконтрольно государственный долг, т.е. не нанося вред национальной безопасности. Я и ранее несколько раз критиковал упомянутые организации за, попросту говоря, непомерный, не по заслугам перед Израилем, аппетит. Но тщетно. Обладая большой напористостью и некоторой электоральной силой, они немалого добиваются. Несколько раз по Зуму слышал их конференции, где доказывалось недоказуемое, а именно то, что не они в неоплатном долгу перед Израилем, давшем им стол и кров в тяжёлое время распада СССР, избавив их от массы лишений и чисто материальных, и моральных. Я записал как-то эти, очень, мягко говоря, странные претензии, и собираюсь на них ответить, но как-то руки не доходят.

          В современном глобализованном, нравится это кому-то или не очень, мире, особую значимость приобретают, с учётом значительного веса, не только страны-гиганты, сверхдержавы, как иногда говорят, но и весьма влиятельные международные организации, включающие, наряду со сверхдержавами, много мелких и средних государств, что делает добрые или просто терпимые отношения даже с далёкими соседями очень существенным. Поиск пусть и удалённых, но стран-друзей, даже в том случае, если в них евреев очень мало, или почти нет, становится важным элементом деятельности по обеспечению национальной безопасности.

          По счастью, Израиль не обделён друзьями в этом мире, но у него хватает и врагов.  Представляется естественным, что не следует множить число последних, особенно переводя во врагов страны, с которыми последние десятилетия отношения были неплохие. Я имею в виду текущее обострение отношений с Польшей по вопросу о реституции еврейской собственности, захваченной нацистской армией, а при коммунистическом режиме не возвращённой их владельцам или наследникам владельцев.

          До того дважды обострение отношений - с Украиной и Польшей - было вызвано в том числе и бестактностями, допущенными президентом Р. Ривлиным и министром иностранных дел И. Кацем. Вопросу о «Польском законе» и связанном с ним конфликте двух правительств была посвящена моя заметка «Прощение или месть?»., написанная в начале 2018. Тогда оба раза конфликт, начавший было разрастаться, потребовал участия ПМ Израиля. В 2019 было подписано соглашение между премьерами Израиля и Польши, Б. Нетаниягу и М. Моравецким, в результате чего наиболее раздражающие некоторых в Израиле статьи так называемого «Польского закона» были изменены. Ситуация успокоилась.

          Недавно польский сейм принял закон, ограничивающий возможность подачи исков о реституции имущества 30-ю годами, что приведет, как пишут, к закрытию 90% исков о возвращении еврейского имущества. Из-за давности и практически полного отсутствия сколь-нибудь прямых наследников восстановить справедливость в подобных делах крайне сложно, если вообще возможно. Министр иностранных дел Израиля Я. Лапид сказал по этому поводу: «Никакой закон не изменит историю. Польский закон – это позор, который нанесет серьезный ущерб отношениям между двумя странами. Государство Израиль станет стеной, защищающей память о Холокосте, честь переживших Холокост и их собственность. Польша, где были убиты миллионы евреев, знает, что было бы правильно». Ответом ему стали антисемитские выходки хулиганов в ряде мест в Польше и слова Моравецкого «Польша не заплатит ни одного злота, евро или доллара за преступления немцев». Такой диалог создаёт врага, а не сглаживает угол. Израилю Польша, как дружественная страна очень нужна, так как мы выросли из коротких штанишек, и, как видные члены международного сообщества, должны вести себя соответственно. Помнить надо, что добрые отношения с Польшей нам нужны не меньше, чем ей с нами.

          Очевидно, что за давностью лет главными бенефициарами требуемых реституций хотят стать еврейские общины и их представляющие юридические ассоциации. Нет давности для таких преступлений, как убийство, тем более – массовое, совершавшееся с особой жестокостью. Нет забвения нашим убитым и замученным издевательствами и неволей соплеменников. Но прошло достаточно времени, чтобы грамотно разобраться, кто и в чём тогда был виновен, кто должен нести моральную ответственность за эту вину по сей день, хоть и родился после войны, а кто вовсе нет.

          Однако финансовые претензии не могут и не должна быть бессрочными. В ряде случаев, коммунистический режим собственность вообще ликвидировал, потом, с его падением, она оказалась совсем у других людей. Насколько благороднее всё-таки была позиция М. Бегина и его сторонников, которые в тяжелейший момент истории Израиля, почти сразу после ВМВ, сами чудом спасшиеся от нацистов и их пособников, потерявшие близких, от немецких денег отказывались, поскольку для них они пахли – кровью соплеменников. Увы, такое сейчас и вообразить невозможно - из многих статей в сети идёт от явно не наследников звучащее совсем не бескорыстно, а потому несправедливо: «Пусть эти поляки платят!». Не стоит запоздалыми требованиями тебе непосредственно не принадлежащего пачкать, принижать свой народ, нанося явный вред его национальной безопасности.

 

          Иерусалим

 

ПС. Благодарю А. Гринбаума, разговор с которым стал толчком к написанию данной заметки.

 

ППС. Впервые опубликовано в https://club.berkovich-zametki.com/?p=63937



[i] Отмечу, что не собираюсь здесь говорить о специальных службах, в названии которых фигурируют слова «государственная безопасность», и которые, как показал опыт КГБ в СССР, весьма мало озабочены сохранением государства как такового.

[ii] Возможен и другой вариант – при бывшем ПМ экономика уже поднялась, госдолг начал резко уменьшаться, а «переменщики» просто присвоят себе заслуги, за ими, по сути, не сделанное.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..