суббота, 10 апреля 2021 г.

Ответ гера Элле Грайфер

 

Ответ гера Элле Грайфер

Уважаемая Элла, я – гер. Я приехал в Израиль с семьей жены в 1991 году. Жена заинтересовалась иудаизмом, вслед за ней и я. Я сделал гиюр, и с тех пор наша семья соблюдает заповеди и живет в Иерусалиме. На всякий случай сразу разъясню, что "паразитами" в вашем понимании мы не являемся: я программист, работаю в одном из министерств, моя жена – переводчица с французского и немецкого, наша дочка заканчивает харедимный колледж и будет программистом, как я.

Я ношу черную кипу, моя жена – кисуй рош, по праздникам и по торжественным случаям – парик и т.д. Параллельно с работой я уже много лет учусь в колеле. Не знаю, можно ли меня самого называть "хареди", внешние этикетки меня не очень заботят. Гораздо важнее, по-моему, найти свое место среди потомков Авраама, людей, которых я люблю и уважаю, и в еврейской культуре и религии. Поскольку вы в вашей статье упоминаете проблему гиюра – я хотел бы ответить вам со своей особенной точки зрения – с точки зрения нееврея, для которого иудаизм стал судьбой и домом.

Меня очень покоробили ваши слова: "Наши дети и внуки с детства приучены видеть отцов и дедов работающими, так что в ряды получателей пособий они, скорее всего, не вольются, а дети и внуки харедим, с детства приученные воспринимать как норму жизнь отцов и дедов, что сроду тяжелее Торы ничего в руках не держали, и сами будут стараться жить так же".









00:20
/
08:32
×

Видите ли, лично мне последние 30 лет действительно редко приходилось держать в руках что-нибудь более тяжелое, чем компьютерная мышка. Моей дочке - тоже вряд ли придется. Но я вырос в пригороде, с детства умею работать молотком и лопатой и уважаю тяжелый физический труд. Я вполне понимаю, что человек, у которого в руках ручки от тяжелой тачки с цементом, например, может испытывать законную гордость, гордиться своим вкладом в общий труд в строительство дома или шоссе, своей зарплатой, мозолями и мускулами. Но если он считает трудом только такой труд, это очень печально. Он не знает, что быть звеном цепочки в передаче нашей еврейской Традиции - это тоже труд. Он не знает, какая у нас мощнейшая интеллектуальная и при этом живая Традиция, какого напряжения требует ее постижение – и как оно окупается, причем окупается для всего общества, которое считает эту Традицию своей.

Ваши слова о тех, кто "сроду тяжелее Торы ничего в руках не держал" вызвали у меня улыбку, простите. Так может написать только человек, который не знает, что изучение Торы – именно тяжелый, изматывающий труд. Как непросто поначалу разобрать не лист – какой уж там лист, всего несколько строчек Гмары даже тому, кто знает вавилонский диалект арамейского. И это относится только к тексту Бавли (Вавилонского Талмуда), а вы попробуйте понять несколько строчек Талмуд Йерушалми (написанном на иерусалимском диалекте арамейского языка) – это будет еще труднее, даже если вы уже более-менее разбираетесь в Бавли.

И все это относится только к фундаменту Устной Торы, на котором возведено величественное здание еврейской философии, мистики и совершенно особой области, которой нет в европейской культуре, - мидрашей. Этот труд вознаграждается огромной радостью, когда после долгих часов, вложенных сначала в элементарное, а потом и более глубокое понимание текста, ты наконец прорываешься к прозрениям. О чем? О самом главном. О человеческой душе, о судьбах мироздания и о судьбе еврейского народа, о связи народа Израиля с Всевышним. Этот труд делает меня счастливым - но никакого материального дохода он мне не приносит, и я его не жду.

За долгие годы учебы я довольно хорошо узнал харедимный мир с его разнообразными сообществами. Поэтому мне кажутся странными ваши слова: "Что касается "напрасной ненависти" и взаимного обругивания с обеих сторон, несомненно, с "русской" стороны оно не менее грязно и несправедливо, чем с харедимной". Такое может сказать только человек, абсолютно незнакомый с харедимной прессой и вообще с харедимной средой. От харедимного человека, который осмелился бы произнести или написать десятую часть таких слов, какие позволяют себе глубокоуважаемые русскоязычные токбекисты, в харедимном обществе просто шарахались бы. Ему бы скорую вызвали. В нашей среде это абсолютно, стопроцентно неприемлемо.

Вы пишете: "У харедим, кроме вербальных оскорблений, есть еще и возможности реальные - типа угрозы аннулирования армейских гиюров".

Позвольте спросить: причем тут "угроза"? Ваши слова - отражение иллюзорного мира, построенного русскоязычными СМИ. Этот  мир лжи так долго выдавали за реальность, что многие привыкли воспринимать ее как факты. К сожалению, эту ложь пестует и часть религиозных сионистов, полагая, что она выгодна им политически и идеологически. Могу перечислить основные компоненты этой лжи:

  1. Нееврею, чтобы быть полноправным гражданином Израиля, необходимо принять гиюр. Это ложь.
  2. Принять гиюр очень трудно, поэтому процесс необходимо облегчить – иначе получим множество врагов-неевреев. Это ложь.
  3. Израильские неевреи, приехавшие из стран СНГ, жаждут принять гиюр, но не могут этого сделать, т. к. это очень трудно. Это ложь. 

Повторяю: все эти утверждения - полная чушь. Тот, кто может получить гражданство Израиля по Закону о возвращении, обладает всеми правами гражданина Израиля. Если он хочет заключить брак и быть похороненным по еврейскому обряду, то ему надо стать евреем. Но зачем ему заключать брак и быть похороненным по еврейскому обряду, если он – не еврей? Чтобы быть похожим на окружающих, на большинство?

И здесь мы переходим к гораздо более глубокому вопросу, пожалуй, самому глубокому – вопросу идентичности. Да, в современном мире идентичность менее важна, чем это было когда-то, над ней меньше работают, чем это было когда-то, но она по-прежнему остается фундаментом личности. Играть с ней ради каких-то сиюминутных потребностей явно не стоит. Это страшная опасность, недаром когда-то люди готовы были принять смерть – лишь бы не изменить своей вере. Так они сохраняли верность, прежде всего, самим себе (говоря сегодняшним языком), сохраняли единство личности и душевное здоровье – ценой самой жизни. Потому что жизнь после измены себе представлялась им уже не жизнью.

Вот почему в нашей Традиции положено отговаривать тех, кто хочет принять гиюр. Поспешное решение может стать трагедией. Массового спроса на гиюр, конечно, нет и быть не должно. Понятно, что часть религозных сионистов со своим огромным "цивилизаторским порывом" хотели бы открыть побольше курсов гиюра. Для этого им необходимо нахваливать свой товар и критиковать тот, что продают в соседней лавке. Поэтому они поддерживают миф о том, что "харедим очень затрудняют гиюр, а у нас все будет легче и цивилизованней".

Для серьезных и вменяемых людей гиюр у харедим – не трудный. Знаю, о чем говорю, так как сам принимал гиюр в ульпане "Тикватэйну". Там все было по Галахе – "модиин ото микцат мицвот калот у-микцат мицвот хамурот" (см. талмудический трактат Йевамот 43 бет) – "сообщают ему небольшое количество легких заповедей и небольшое количество тяжелых заповедей".

В чем же "тяжесть" харедимного гиюра? В том, что он – по Закону. Приняв гиюр, надо соблюдать мицвот – заповеди, данные евреям. Разумеется, соблюдать не на уровне Рава Каневского. Просто не падать ниже минимума. У человека появляются новые обязанности и запреты. Это здОрово – для того, кому это на самом деле зачем-то надо. Это может быть путем личностного роста.

Есть заповедь учить Тору – хоть час в неделю, если не можешь больше. И даже такой вклад поднимает и преображает душу. Но прежней жизни больше не будет. "А прошлое так близко, но нет туда дорог…" Конечно, все из нашего прошлого, что не противоречит Галахе, мы, геры, стремимся сохранить. Но все равно это существенный разрыв с собой прежним. Это все очень серьезно, это трансформация, путь от себя к себе. И это путь в один конец, так что даже самое легкое миссионерство тут совершенно непростительно.

А с армейским гиюром проблема только та, что, пройдя его, очень многие потом не соблюдают мицвот. По-моему, лучше не брать на себя соблюдение обязанностей, которые тебе не очень-то нужны, чем взять их на себя - а потом нарушить. Всякий волен верить или не верить в Бога (я лично – верю), но по-любому лжец понесет свое наказание - так зачем добавлять себе ненужную ношу?

Вы пишете, Элла: "А поскольку евреями в абсолютном большинстве являются обе переругивающиеся стороны, антисемитами следует признать либо всех, либо никого". Нет. Неправда. Я уже говорил, что переругивающихся сторон нет. Есть одна ругающаяся сторона. И процент этнических неевреев на той стороне очень высок. Не надо себя обманывать, и не стоит политкорректничать. И эти люди совершенно не хотят принимать гиюр – ни "мягкий", ни "жесткий". В этом отношении они совершенно душевно здоровы. И находят себя, свою идентичность именно в антисемитизме, утверждают себя именно через него.

Дальше: "Оговорюсь сразу: как "харедим" я тут обозначаю — может быть, не очень точно, но краткости ради — не всех, кто носит лапсердак, есть среди таких, как много раз отмечали многие (и я в том числе), и работающие, и в армии служащие, и первую помощь на дорогах оказывающие, и просто настроенные патриотически... Я имею в виду вот именно тех, что Израиль еврейским государством не признают (и в особенности их идеологов, делающих политику), считают, что продолжают жить в галуте, но…"

Но что? Вы изображаете не живых людей из плоти и крови, которых я знаю и люблю, а какой-то грубо намалеванный пропагандистский плакат.

Да, в вашем тексте речь идет не о реальных харедим, а о каких-то карикатурах. Вот с ними вы и пытаетесь разобраться. А лично для меня ваши  битвы с намалеванным чудовищем, по правде сказать, не то чтобы совсем неинтересны, но малоактуальны. Это занятно, но можно отложить на более спокойный период, а сейчас слишком много других проблем – не нарисованных и очень тяжелых.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..