вторник, 13 апреля 2021 г.

Возвращение к делу Кастнера

 

Возвращение к делу Кастнера


Высший суд справедливости дал ШАБАКу 50 дней на более убедительное обоснование отказа предоставить историку, полковнику в отставке Надаву Каплану архивные документы, связанные с делом о смерти Исраэля (Рудольфа) Кастнера

 

 

Петр ЛЮКИМСОН

 

Ранее директор архива ШАБАКа (под псевдонимом «Рони») отклонил это требование на том основании, что "у архива нет времени и достаточного количества кадров, чтобы выполнить эту просьбу". А между тем, речь идет об одной из самой большой загадке истории Израиля первых десятилетий его существования.

На страницах "НН" мы уже не раз подробно рассказывали историю Рудольфа Кастнера, и потому напомним о ней в самых общих чертах.

Кастнер, родившийся в 1906 г., в 1943-45 гг. был одним из руководителей Венгерской сионистской организации. После войны Кастнер занялся политикой и стал видным деятелем партии Мапай, работал начальником отдела министерства промышленности и торговли.

Грюнвальд в зале суда

В 1953 году журналист Малхиэль Грюнвальд, сам чудом выживший в Катастрофе, обвинил Кастнера в том, что в обмен на выезд группы зажиточных евреев он взялся обеспечить отказ евреев от сопротивления, скрывая известную ему информацию о намерении нацистов уничтожить сотни тысяч венгерских евреев. Партия Мапай в ответ подала иск, обвинив Грюнвальда в клевете, и в ходе судебного процесса, который длился 18 месяцев, судья пришел к выводу, что обвинения Грюнвальда были обоснованными. Более того — во время судебных заседаний выяснилось, что на Нюрнбергском процессе Кастнер свидетельствовал под присягой в пользу нацистских преступников Курта Бехера, Ганца Ютнера, Германа Крумея и Дитера Вислицени, что в итоге позволило им уйти от суда. По мнению судьи, самим фактом такого свидетельства Кастнер доказал, что "продал душу Дьяволу".

В приговоре суда подчеркивалось, что немцам удалось депортировать венгерских евреев благодаря прежде всего Кастнеру, который не предупредил людей об уготованной им участи, фактически оказал Эйхману поддержку, а "поезд Кастнера" стал щедрой наградой за преступное сотрудничество.

Кастнер категорически отверг все обвинения и подал апелляцию на данное решение в Верховный суд. Но прежде, чем тот вынес окончательный вердикт, 3 марта 1957 года Кастнер был тяжело ранен в ходе покушения на него трех молодых людей, однако ранение оказалось несмертельным. Кастнер был госпитализирован, прооперирован, пошел на поправку, а затем… вдруг скончался в больнице при крайне таинственных обстоятельствах.

Все трое покушавшихся — Зеэв Экштейн, Йосеф Менкес и Дан Шемер — вскоре были арестованы, приговорены к пожизненному заключению, но в 1963 году вышли на свободу по личному указанию Бен-Гуриона. 17 января 1958 года Верховный суд тремя голосами против двух признал Малхиэля Грюнвальда виновным в клевете, а Кастнера — оправданным.

Надо заметить, что сразу же после покушения на Кастнера по Израилю поползли слухи, что оно было совершено по указанию "тайной полиции" (существование ШАБАКа было еще засекречено, но в народе догадывались, что такая спецслужба имеется). Ну, а после амнистии Экштейна, Менкеса и Шемера эти разговоры только усилились. Среди прочего выдвигалась версия, согласно которой на самом деле Кастнер был связан с нацистским режимом даже более тесно, чем предполагалось. Были и другие версии, по которым Кастнер поддерживал постоянную связь с Иерусалимом, и что руководство МАПАЙ опасалось разоблачения своих контактов с нацистами.

Историк Надав Каплан решил докопаться до истины: кто именно стоял за убийством Рудольфа Кастнера и какая из этих версий соответствует действительности.

Для начала Каплан провел скрупулезное историческое расследование, буквально по крупицам собирая детали произошедшего. Его любопытство многократно усилилось, когда ему удалось достать историю болезни Кастнера из архива больницы "Адасса" на улице Бальфура в Тель-Авиве — именно там он скончался через двенадцать дней после покушения. Кроме того, Каплан сумел найти бывшего лаборанта, который работал в хирургическом отделении, куда поместили Кастнера, когда он пошел на поправку.

По мнению Каплана, которое на данный момент пока не подтверждено другими источниками, медсестра обнаружила Кастнера мертвым в койке с подушкой на лице, что не исключает вероятность насильственной смерти. Более того, проверка истории болезни Кастнера, по словам Каплана, также вызывает сомнение в ее достоверности, позволяя предположить, что ее попросту переписали.

На следующем этапе своего расследования Каплан обратился в архив ШАБАКа за документами, связанными с делом Кастнера, и поначалу думал, что это не будет связано с какими-либо особыми трудностями – как никак прошло 63 года, а гриф секретности по таким делам обычно действует 50 лет.

Каково же было его удивление, когда начальник архива отказал ему в выдаче документов, заявив, что гриф "совершенно секретно" на всех бумагах, связанных с этим делом сохраняется, так как их публикация угрожает… интересам национальной безопасности.

После этого Надав Каплан и обратился в БАГАЦ, который, как принято, запросил у ШАБАКа объяснений. Но, как уже было сказано, вместо объяснений последовала фактически отписка: дескать, у архивариусов попросту нет времени и сил, чтобы просмотреть весь массив документов и решить, что из них уже можно публиковать, а что еще нет.

И в связи с этим ответом возникает, в свою очередь, целый ряд новых вопросов.

В первую очередь, разумеется, это вопрос о том, каким образом публикация всех материалов "дела Кастнера" может угрожать национальной безопасности — ведь речь вроде бы идет о сугубо внутреннем деле, которое никак не затрагивает международные интересы Израиля и не должно содержать никаких дипломатических тайн. Во-вторых, почему это дело насчитывает столь огромное количество документов, что их разбор может надолго парализовать работу архива ШАБАКа?! И, наконец, третий вопрос. Он возникает после заявления представителя ШАБАКа в БАГАЦе, который выразил готовность представить судьям часть документов, "но только при закрытых дверях, без присутствия историка".

Само поведение главного архивариуса ШАБАКа, по мнению Надава Каплана, стало косвенным доказательством того, что государству есть, что скрывать, и что эта спецслужба и в самом деле причастна к убийству Кастнера.

При этом Каплан отклоняет предположение, согласно которому публикация документов может скомпрометировать имена фигурирующих в них оперативников "Шин-Бет".

"Во-первых, "Шин-бет" может публиковать документы, предварительно удалив имена тех сотрудников, кто до сих пор жив, — говорит Каплан. — В конце концов, не так уж важны сами имена, как факт того, что случилось на самом деле.

Во-вторых, я хочу найти ответ на самый сложный вопрос: может ли быть, что премьер-министр и директор "Шин-бет", исходя из собственных соображений, решили послать кого-то, чтобы устранить Кастнера, а когда покушение не удалось, отправили убийц в больницу, чтобы "исправить ошибку"? Может быть, они сказали: этого человека надо заставить замолчать?", — сказал Каплан в интервью газете "Гаарец".

К этому мнению присоединилась и адвокат Яара Винклер-Шалит, которая тоже работает над этим делом. По ее словам, в современном мире существует тенденция "ставить общественный интерес над соображениями безопасности для получения нужной информации". Так, недавно в США были опубликованы тысячи документов об участии правительства в событиях Афганистане в нулевых, а не в 1950-х годах.

"Мир изменился, и старые концепции безопасности сменились новыми, которые соответствуют реальности, где все документируется, цифруется и передается всему миру за секунды", — отметила адвокат, добавив, что подобного рода информацию, которая столь важна, нельзя скрывать от общественности".

Вместе с тем ряд израильских историков и публицистов считает, что вопрос в данном случае отнюдь не в самом "деле Кастнера" как таковом. Публикация документов, по их мнению, может вызвать вопросы о деятельности ШАБАКа в целом и таким образом открыть ящик Пандоры: на повестке дня снова окажутся вопросы о деятельности Авишая Равива и других агентов, "наследивших" по прочим громким делам, которые до сих пор у всех на слуху.

Так что, как мы можем еще раз убедиться, история — не такая уж безобидная наука, как некоторым иногда кажется.

"Новости недели"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..