вторник, 13 апреля 2021 г.

Чуда не будет. Долгосрочные последствия сиюминутных решений

 

Чуда не будет. Долгосрочные последствия сиюминутных решений

12 апреля 2021

Чем россияне расплачиваются за аннексию Крыма, как решение сиюминутных политических проблем уродует экономику и разрушает национальные институты? Об этом в новом выпуске программы "Деньги на Свободе" с экономическим публицистом Максимом Блантом.

Россия продолжает концентрировать войска на украинской границе. Донбасс все больше напоминает пороховую бочку. Конфликт на востоке Украины все сильнее "размораживается". Отношения с США едва ли не хуже, чем в годы холодной войны. Вероятность серьезного усиления международных санкций с каждым днем растет. Действия российского правительства в разгар коронакризиса находят свое объяснение.

Полная видеоверсия программы:

Упорное нежелание тратить резервы и маниакальное упорство, с которым власти использовали и продолжают использовать любую возможность для пополнения "кубышки", теперь понятны. Иностранные инвесторы сокращают свое присутствие на российском фондовом рынке и избавляются от российского госдолга. Рубль оторвался от нефтяных котировок и больше реагирует на заявления российского министра иностранных дел Сергея Лаврова и комментарии пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова. Слабая национальная валюта позволяет экспортерам сырья наращивать прибыль, но бьет по населению, разгоняя цены. К сожалению, политика влияет не только на курс рубля.

Нынешнее пока еще политическое обострение в очередной раз делает актуальным вопрос о том, какую цену платят россияне за аннексию Крыма, а также за военную и финансовую поддержку марионеточных сепаратистских режимов в Донецкой и Луганской областях Украины.

Местные жители на неподконтрольных Украине территориях в Донбассе
Местные жители на неподконтрольных Украине территориях в Донбассе

Тема уже не раз поднималась, назывались конкретные цифры прямых финансовых вливаний в бюджеты Крыма и Севастополя, в модернизацию и создание новой инфраструктуры на полуострове. Только прямые расходы на все это перевалили за триллион рублей. Триллион, который не получили другие регионы и в котором "растворились", в том числе, пенсионные накопления всех россиян – по крайней мере за 2014 год.

Эти цифры даже в малой степени не отражают реальной цены, которую заплатили и продолжают платить российские граждане

Сюда же стоит прибавить ущерб, который нанесли российской экономике международные санкции и российские ответные меры. По официальной оценке Министерства экономического развития России, на конец 2018 года прямой урон в результате торговых и иных ограничений, введенных США и другими странами, составил 6,3 миллиарда долларов. Хотя по оценке экспертов МГИМО и Центра экономических исследований Института экономики Чехии, ущерб составил около 800 миллиардов рублей. Это почти вдвое больше цифры Минэкономразвития.

Проблема в том, что все эти цифры даже в малой степени не отражают реальной цены, которую заплатили и продолжают платить российские граждане за имперские амбиции Путина. Потому что дело не в миллиардах или триллионах, а в качественных изменениях российской экономики, которые последовали за аннексией Крыма. Угроза ужесточения международных санкций привела к двукратной девальвации рубля, остановить которую удалось только после введения экстремально высокой ставки рефинансирования.

Владимир Путин на концерте в честь очередной годовщины "присоединения" Крыма
Владимир Путин на концерте в честь очередной годовщины "присоединения" Крыма

Девальвация ударила по доходам населения – с 2014 года реальные располагаемые доходы падали. А ставка, которая в какой-то момент составляла 17 процентов годовых, сделала практически весь российский бизнес неконкурентоспособным. Инвестиционная активность после аннексии Крыма рухнула. В 2015 году прямых инвестиций в России было сделано в 10 раз меньше, чем в 2013-м. В результате государство решило взять дело в свои руки. Правительство повысило налоги и пенсионный возраст, налоговые органы развязали форменную войну за собираемость. Поэтому к очередным выборам Путина в 2018 году удалось скопить достаточно денег и на "черный день", и на представленные с большой помпой нацпроекты. Сейчас, если кто-то вдруг забыл, идет четвертый год их реализации. Фантастические прорывы (опять же, если кто не помнит) были обещаны к 2024 году. Больше половины отведенного на чудо времени позади.

Когда на первый план выходят соображения безопасности, такие "мелочи", как цена и качество, отходят на второй план

Но чуда никакого не будет. Ни в 2024 году, ни после. И это самая большая цена, которую россияне платят за Крым. Все дело в том, что постоянная угроза ужесточения международных санкций деформировала сами подходы к формированию экономической политики и разработке стратегий. До 2014 года Россия была частью мировой экономики. И все планы были ориентированы на то, чтобы расширять свои рынки сбыта, встраиваться в технологические цепочки, бороться за ниши с более высокой добавленной стоимостью.

А потом наступило время тотального импортозамещения, которое диктуется всевозможными видами безопасности. Продовольственная безопасность, энергетическая безопасность, информационная безопасность, финансовая безопасность, технологическая… И когда на первый план выходят соображения безопасности, такие "мелочи", как цена и качество, отходят на второй план. Пусть будет сделано криво-косо и на коленке, да еще и втрое дороже, чем за границей, зато произведено у нас, и никто у нас этого не отнимет.

Отключение от мировых платежных систем нам нипочем

Теперь уже практически не слышно разговоров о том, что Россия – неотъемлемая часть мира. Сейчас чуть что, начинается любимая песня: и без Zoomа мы проживем, и без SWIFTа справимся. И отключение от мировых платежных систем нам нипочем. Да и интернет у нас, если надо, будет абсолютно суверенным, и ничуть не хуже, чем в остальном мире. Это все я не из головы выдумал. Все вышеперечисленные оценки звучали в последние пару недель из уст российских высокопоставленных чиновников.

О том, какими последствиями это чревато, главный экономист компании "ПФ Капитал" Евгений Надоршин:

Евгений Надоршин о самоизоляции России

No media source currently available

0:000:03:050:00

Самое неприятное заключается в том, что все экономические крены и развороты в последние 20 лет являются вовсе не продуктом какой-то внятной и продуманной стратегии, которая четко и последовательно воплощается в жизнь. Это все не более чем реакция на спонтанные политические шаги, направленные на решение единственной задачи – как можно дольше удержать трон за Владимиром Путиным.

И началось все не с аннексии Крыма. С "делом ЮКОСа" было то же самое. Сначала устранили Ходорковского, в котором Путин увидел угрозу своей политической монополии, разграбили лучшую на тот момент частную нефтяную компанию, а потом стали пытаться подвести под это идеологическую базу.

Офис ЮКОСа в Москве. Июль 2003 года
Офис ЮКОСа в Москве. Июль 2003 года

Крым с Донбассом понадобились для того, чтобы дискредитировать "цветные революции" и на волне ура-патриотизма зачистить политическую оппозицию, которая набирала силу после "рокировочки" 2012 года.

Про последствия для экономики и, главное, институтов – никто в том момент не думал. Не до того было. Важно было укрепить власть здесь и сейчас. Однако всякий раз получается только хуже. Поскольку постоянно приходится совершать действия, которые то с точки зрения российской Конституции, то с точки зрения международного права однозначно трактуются как преступления. И чем длиннее список преступлений, тем страшнее выглядит будущее.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..