понедельник, 1 марта 2021 г.

Идеология вместо интеграции

 

Идеология вместо интеграции

Правительственная комиссия рекомендует иммиграцию без границ с отказом от немецкой идентичности.

Photo copyright: Picturepest, CC BY 2.0

Пожалуй, никогда профессиональные качества правительства ФРГ не были ниже, чем под руководством Ангелы Меркель. И никогда, чтобы компенсировать эту непрофессиональность, правительству не приходилось привлекать такое количество внешних экспертов. Недавно появилась информация о том, что лишь за первые три квартала 2020 г. федеральное правительство потратило на оплату вешних консультантов более 344 млн €. Лидер по этому показателю – Министерство внутренних дел, на долю которого пришлись 128 млн. Ниже приведен лишь один из примеров подобной «экспертизы».

Опубликованный недавно доклад экспертной комиссии, созданной федеральным правительством для рассмотрения и уточнения рамочных условий интеграционного потенциала станы, подвергся резкой критике со стороны некоторых политиков, а также экспертов в области интеграции. Комиссия, по сути, проигнорировала поставленные перед ней вопросы, а вместо этого представила общественности в качестве отчета о своей работе брошюру с изложением левой идеологии идентичности.

Создание комиссии было согласовано в коалиционном соглашении между ХДС/ХСС и СДПГ на фоне спора о верхней границе численности ежегодно принимаемых в ФРГ соискателей убежища – от 180 до 220 тыс. человек. Речь шла о разработке краткосрочных и среднесрочных рекомендаций по ключевым вопросам интеграционной политики с учетом «способности и готовности нашего общества в целом к приему». Как сообщил 27 января интернет-порталу Welt online эксперт ХДС по вопросам внутренней политики Кристоф де Врис, комиссия «не только сознательно проигнорировала поставленную перед ней задачу, но и заняла однобокую позицию по вопросам общей интеграционной политики, хотя ее об этом и не спрашивали».

И действительно, уже во введении к своему докладу комиссия дистанцируется от своего мандата по разработке «измеримых пределов возможностей интеграции» иммигрантов, ищущих убежища. Она обосновывает это тем, что «миграционная и интеграционная политика не может ограничиваться лишь соискателями защиты», поскольку иммиграция беженцев является «лишь одной из составляющих миграции в Германию». Проблему «перенасыщения» общества чрезмерным числом беженцев, преимущественно из исламских стран, которая существует в Германии не только с 2015 г. и за это время неоднократно поднималась в научных кругах, комиссия просто обходит стороной. С этой целью утверждается, что необходимо интегрировать не только соискателей убежища, но и, например, иммигрантов из других стран – членов ЕС, которые составляют большинство иммигрантов в Германию. Но вряд ли французские, польские, итальянские, венгерские и другие граждане ЕС имелись в виду, когда в 2018 г. партнеры по коалиции решили поручить экспертной комиссии изучить «способность и готовность Германии принимать иммигрантов» и разработать рекомендации по улучшению количественного контроля над иммиграцией, связанной с предоставлением убежища.

В своем докладе комиссия отрицает не только необходимость, но и возможность такого контроля. Вместо этого в нем утверждается, что успех интеграции иммигрантов зависит «от множества факторов» и должен «активно формироваться». Однако именно фактор «численность и структура иммигрантов» формироваться не должен, поскольку решающим в данном случае является «экономическая и социально-динамическая приспособляемость» принимающих стран. Другими словами, Германия может и должна принимать любое количество иммигрантов (просителей убежища) за счет экономической и социально-культурной адаптации. Вместо того чтобы заниматься вопросами интеграционного потенциала Германии, комиссия посвятила себя вопросу о том, «как сформировать интеграционные процессы таким образом, чтобы они были успешными в экономическом и социальном плане и укрепляли социальную сплоченность общества».

Ответственность и за то и за другое она возлагает, прежде всего, на германское государство и общество немецкого большинства, а если и допускает возможность ответственности за это самих иммигрантов, то лишь во вторую очередь. Последние не должны приспосабливаться к традиционным ценностям и нормам, «становиться немцами», поскольку «нет общепринятого понимания того, что представляет собой немецкое общество, а что нет». Мнения по этому вопросу «всегда будут плюралистическими, различаться по регионам, а также останутся спорными по отдельным пунктам». Вместо этого предлагается «новое понимание того, что значит быть немцем, с более проницаемой границей принадлежности». Это включает в себя как более легкий доступ к гражданству ФРГ, так и «космополитический патриотизм», признающий «параллельную принадлежность к месту жительства и федеральной земле, а также идентификацию с Европейским Союзом и в то же время со страной происхождения предков».

Примечательно, что в этом призыве к «множественности идентичности» отсутствует отождествление с новой родиной – Германией – и с культурными ценностями и нормами, некогда созданными предками современных немцев. Идентификация с Германией и ее культурой, по мнению комиссии, в лучшем случае является вопросом для «биологических немцев», но не для «новых немцев», даже если они родились и выросли в Германии как потомки иммигрантов. Скорее, будучи гражданами Германии, они могут и должны отождествлять себя в первую очередь с культурой стран происхождения своих предков и тем самым обеспечивать развитие и распространение «нового понимания „немецкости“», к которому призывает комиссия.

Таким образом, «новые немцы» – это немецкие граждане с иностранной идентичностью, которые должны импортировать в Германию свои культурные ценности и нормы и распространять их там. Целью интеграции уже не является, как во времена массовой иммиграции гастарбайтеров, принятие иммигрантами исторически сложившихся культурных ценностей и норм Германии, но импорт культурных ценностей и норм стран происхождения в Германию, где иммигранты после пересечения границы как бы по мановению волшебной палочки становятся немцами.

В подобную логику вполне укладывается предложение комиссии изгнать из немецкого лексикона термин «иммиграционный фон», как и термины «беженец» и «иностранец». Вместо этого мы должны говорить об «иммигрантах и их (прямых) потомках». По мнению комиссии, другие используемые на сегодняшний день термины слишком сильно выражают то обстоятельство, что лицо, иммигрировавшее из иностранного государства, не является (пока) немцем, хотя ему для этого не хватает только формального германского гражданства, а вовсе не желания и готовности стать «новым немцем». Для предотвращения любого различия (дискриминации) между немцами и ненемцами даже термин «ксенофобия» должен быть исключен из употребления и заменен термином «расизм».

Это безумие, вдохновленное левой идеологией идентичности, можно прочесть в докладе, подготовленном по заказу министра внутренних дел Хорста Зеехофера (ХСС) и министра труда Хубертуса Хайля (СДПГ) под руководством Аннетте Видман-Маутц (ХДС), государственного министра по делам интеграции при канцлере. В состав комиссии, насчитывающей 25 членов, не входят те, кто, будучи исследователями в области иммиграции или экспертами по интеграции, известны критическим подходом к мультикультурному разнообразию и рассматривают интеграцию в первую очередь как ответственность иммигрантов. Лишь земельный советник из Дахау Штефан Лёвль (ХСС) в своей отличной от общего мнения позиции выражает озабоченность в связи с отказом комиссии заниматься поставленным перед ней вопросом об интеграционных возможностях, а также критикует тот факт, что обозначенные практиками проблемы интеграции, вызванные самими иммигрантами, были отметены комиссией с аргументом об отсутствии «научных доказательств». В связи с этим он предлагает созвать еще одну «комиссию экспертов, состоящую из специалистов-практиков и субъектов, которые принимают конкретное участие в повседневной работе» и опыт которых не будет отвергнут по надуманным причинам.

Еще одно отличное от принятого комиссией мнение высказала входившая в нее председатель консультативного совета Федерального агентства по борьбе с дискриминацией Барбара Йон (ХДС): она критикует недостаточное уделение внимания вопросу высокого уровня преступности некоторых групп иммигрантов, а также вопросу о том, смогут ли системы социального обеспечения оставаться устойчивыми, «если в них участвуют крупные группы иммигрантов, которые в течение длительного периода или вообще не вносят в них взносы». По ее мнению, в комиссии не хватает «ученых, которые специально изучали бы вопросы государства всеобщего благосостояния в условиях иммиграции».

Сложно сказать, привел бы иной состав комиссии к существенным изменениям в сформулированных ею 14 основных посланиях, проникнутых миссией по постепенному превращению Германии в «многообразную иммиграционную страну» со многочисленными «множественными идентичностями». Состав нынешней комиссии, безусловно, был не случайностью, а результатом политического компромисса внутри правящей коалиции по продвижению этой миссии вопреки всем оговоркам и сопротивлению. Поэтому следует исходить из того, что левая идеология, которая явно угрожает социальному сосуществованию, закрепилась уже не только в СДПГ, но и в значительной части ХДС/ХСС, прежде всего у уполномоченной канцлером руководить вопросами интеграции Видман-Маутц. И СДПГ, и ХДС/ХСС стремятся получить голоса натурализованных иммигрантов. Трудно сказать, удастся ли им это. Особенно если учесть, что президент Федеральной рабочей группы союзов иммигрантов в Германии Али Эртан Топрак (ХДС) назвал доклад экспертной комиссии «огромным разочарованием», заявив, что интеграция может увенчаться успехом только при наличии согласия иммигрантов с принимающим обществом, а не их настроя против него.

Роланд ШПРИНГЕР, «Еврейская панорама»

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..