вторник, 23 марта 2021 г.

Короновирус по-китайски. Китайские сказки

 

Короновирус по-китайски. Китайские сказки

Поднебесная и Коронавирус (КВ)! Все, что с этим связано, похоже на сказки. Начну с главного – итогового. С цифр. Чтобы не грузить ими, приведу для сравнения данные лишь по четырем странам – Китаю и России. А для фона – еще по Германии и Нидерландам. Данные взял из статистики ВОЗ на на 16 марта с.г. При этом, для удобства не стану громоздить таблицу – даю через наклонную черту всего три показателя: число заражений, его плотность (процент к численности населения), и число умерших.

Получаем с грубыми округлениями такую вот картинку: Литва – 4, 41 млн/0,030/93 457; Нидерланды – 1 162 661/0,021/16 087, Германия – 2 585 385/0,011/74 115; Китай – 90 620/0,000064/4636.

А теперь, ВНИМАНИЕ!!! Это значит, что согласно ВОЗ, данные которого, надо полагать, основываются на официальных отчетах стран-членов, доля подхвативших КВ в Поднебесной в 182 раза ниже, чем в Германии, в 200 раз – чем в Нидерландах и в 469 раз, чем в России! По смертности поленился пересчитать в долях. Но и в абсолютных цифрах виден поразительный контраст. В России с населением 146, 2 млн. умерло 93,4 тыс. То есть в 20 раз больше , чем в Китае  с его полумиллиардным наслением!

Если разложить первую цифру (число подхвативших КВ) по дням (366 в 2020 плюс накинем сотню, взяв декабрь 2019 и два с половиной месяца в этом году), то получается в среднем по 194.  При этом надо иметь ввиду, что в Китае официально конец эпидемии объявлен 29 марта прошлого года. И на тот период, по данным Википедии, первая цифра была уже 83 тыс, вторая- 4,6. Выходит, что за целый года число заразившися приросло  всего на 10%, а  число умерших почти не изменилось. И это не удивительно, если первый труп дополнил мрачный счет лишь спустя 8 месяцев – 14 января с.г. Стало быть, весь этот период повседневная статистика была на порядок меньше - были дни, когда она опускалась до нуля.

Ее попортили легчайшие всплески в апреле-мая прошлого года, и больше всего – январские симптомы, давшие тему о Второй китайской волне, страхи по поводу которой пока кажутся сильно накачанными.

Бред! Фантастика! Не правда ли!  И это в стране, которая считается родиной заразы!

В чем секрет таких успехов?  Самый простой и стандартный ответ – да это же просто туфта. Китайская сказка под эгидой ЦК КПК.

Вроде бы резонно. Тем более, что КВ-шная статистика – вообще область, которой трудно доверять. Ведь даже не в столь закрытых странах  она неадекватна по массе технических причин. Вопрос в масштабе. Но при таком колоссальном разрыве все списать на этот фактор вряд ли возможно. Просто потому, что при нынешних технологиях приписать или скрыть можно в разы, в десятки раз – но не в сотни. Да и закрытость Китая весьма относительная. Во всяком случае, там пасутся и туристы, и журналисты. Кроме того, с началом пандемии на Запад рвануло немало народу, в том числе и медиков. В поисках заработков они охотно пиарятся, рассказывая о своих конфликтах с властью. Например, о том, что те, скрывая правду, требовали прикусить языки. Однако, тема фальсификации статистики в них отнюдь не акцентируется. Хотя, логично предположить, что если бы она, действительно, носила запредельные масштабы, с нее начиналось бы их любое интервью или статья.

Скорее, напротив, наученные «плохим» опытом замалчивания вспышки атипичной пневмонии в 2002 году, унесшей около 800 жизней, власти на сей раз призвали СМИ правдиво и тщательно информировать население о нависшей угрозе.

Поэтому, вполне допуская статистический приукрас, все же считаю, что основной ответ нужно искать в другом – в теме, как удалось реально побороть заразу?

Секрета, объясняющего успех, нет никакого. Причина в организованности

Китай одновременно сумел вызвать в мире два совершенно противоположных к себе отношения. Как двуликий Янус, он, в одном лице выступает в облике злодея, породившего КВ и, якобы, долго скрывавшего от планеты это чудовище. В то же время, способность сломать ему рога вызывают изумление и зависть, в шараду, которую всюду пытаются разгадать. 

Хотя если во всем этом и присутствствует мистика, то лишь в способности исключительно толково и оперативно среагировать на кризис. Для этого обратимся к хронике  его развития.

Точные временные рамки КВ в Китае определить затруднительно, поскольку известна лишь дата ее завершения – 29 марта 2020. В тот день о нем было объявлено официально. А вот начало можно определить лишь приблизительно. По версии Википедии считается, что первые больные появились в конце декабря. И что рассадником КВ стал город Ухань. Хотя гуляют и иные версии. О том, что первые жертвы появились еще в начале месяца. И что сведения о них поступали из разных мест страны. Кто-то даже выдал цифру, что КВ переболели за декабрь до тысячи человек.

Впрочем, все это домыслы, о чем говорит уже само обилие версий. Да и сама информация такого рода до января 2020 ходила еще в литературных терминах типа «непонятная болезнь», «странный грипп» и т.п. Кстати, название Covid-19 ВОЗ утвердила лишь 11 марта 2021-го. До этого в Китае он был под другим именем – SARS-Cov-2. Сама по себе такая неопределенность смягчает претензии к Пекину за сокрытие правды. Вполне резонно предположить, что вплоть до января мнения и сведения о нем в ученом сообществе были еще столь путанными и противоречивыми, что у власти просто не хватало пороху для выстрела. И с ее колокольни и впрямь казалось, что рано поднимать панику.

Как бы то ни было, но всерьез КВ был признан лишь к середине января. Это было означено созданием 15 января при ЦК КПК специальной рабочей группы. И заявлением Си Цзинпиня от 20 января, в котором он призвал заняться эпидемией всерьез.  Кстати, примерно в эти же дни академик Чжун Наньшань положил конец спору -  «постановил», что зараза передается от человека к человеку.

Вот примерно с этих дат и пошла энергетика, создавшая целую систему мер и методов продиводействия КВ, ставшая моделью для всего мира, к которой трудно уже что-то добавить.  И которая поначалу вызвала на Западе хай по поводу ущемления прав человека. Но уже через пару-тройку месяцев сегодня стала венцом похвал и объектом всеобщего тиражирования.

Начали с Уханя. Сразу подчеркну, что то, что было предпринято, сегодня вряд ли вызовет интерес – так делают всюду все. Но не следует забывать, что китайцы были первыми. И именно они – порой методом проб и перегибов, создали систему защитных мер, ставших учебником для всей планеты - начиная от масок и введения режима карантинной самоизоляции. Причем по самому жесткому сценарию. 23 января город был на 11 недель переведен в режим локдауна и наглухо изолирован от внешнего мира. Да и сама страна была закрыта для иностранцев, а внутреннее передвижение жестко ограничено. В том числе прекратилось пассажирское железнодорожное сообщение с Россией.

Так что в этом секрета, объясняющего успех, нет никакого. Полагаю, что фишка не в самом наборе мер, а в организованности. Как и в любой стране, задним числом в адрес правительства поступают упреки, что вот если бы начали на пару недель раньше...Но вот когда начали, то процесс мобилизации поражает и масштабами, и скоростями. Вот несколько примеров. В Ухане в течение месяца были практически поголовно протестированы все 11 млн. его жителей. Местный стадион был превращен в 16 модулей-больниц. Кроме того, около 7,5 тыс. рабочих было брошено на строительство двух новых (на 1 и 1,6 тыс. мест), которые были сданы через 10 и 12 дней! Лечение ввели бесплатное - на него правительство выделило 1,3 млрд. юаней.

Ну, а по всей стране в кратчайшие сроки на КВ было сосредоточено около миллиона медиков. Причем на основе технологий 5 поколения была организована их оперативная дистанционная подготовка. Миллионы людей пополнили ряды тех, кто помогал им. Только армия волонтеров набрала до 9 млн. душ. Были предприняты даже меры по дезинфикации денег – из оборота изъято и отправлено в «карантин» купюры на общую сумму порядка  600 млрд. юаней, которых заменили новыми. Именно китайцы первыми апробировали дистанционные методы школьного и вузовского обучения.

Еще более решительно власти реагируют на новую вспышку, возникшую в январе с.г. на севере страны (пров. Цзилянь, Хэбэй и др. ). При этом им уже не требуется ничего изобретать -  система отлажена и работает как часы. Вопрос лишь в скорости реакций. Ну, а их можно проиллюстрировать на таком примере - как только в одном из районов Пекина было зарегистрировано 15 случев, за пять дней было протестировано 1,5 млн. чел! Аэропорт был закрыт, а всех гостей,  прибывших после 10 декабря  2020 –го посадили на месячный карантин.в специальных центрах. Опасные зоны города перевели на спецрежим, куда попасть можно только по спецпропускам.

И, вообще, если в целом оценить выбранную тактику, то ее стержнем является прицельная концентрация внимания на очаги. Как только они возникают, их изолируют самым жесточайшим образом. По той же схеме домашний карантин строго контролируется полицией и волонтерами. Да и внутренней дисциплиной китайца тоже. Карантину способствовала и национальная привычка откладывать деньги на черный день.

Практически сразу же в Китае начались работы по вакцинации. В разных центрах было создано несколько десятков образцов, из которых на сегодняшний день отобрано и утверждено пять. В том числе три, которые уже гуляют по миру- Sinopharm, Sinovae и CanSno. При этом они были тщательно апробированы: в испытаниях приняли участие около 60 тыс. добровольцев, Более того, Китай предложил и нашел поддержку для участияв них и других стран: Перу, Бразилии, ОАЭ, Бахрейна,Пакистана и др. Похоже, что именно по этой причине он приступил к вакцинации только 15 декабря 2020. Поэтому результат пока весьма скромный – к середине марта с.г. привито примерно 4,5%. Это вполне соизмеримо с европейским темпом (Литва-4,4, Германия- 3,6, Нидерланды-2,8). И конено не идет ни в какое сравнение с мировым чемпионом – Израилем (на 16 марта -48,7).

Китайские цифры только на первый взляд выглядят сказочно

Третья китайская сказка считается, пожалуй, самой загадочой. Как удалось КНР – вопреки всеобщему мировому тренду не только не уйти в экономический минус, но и дать вполне ощутимый прирост. В прошлом году его ВВП увеличилось на 2,3%. При этом инвестиции в экономику при мировом падении на 42% выросли на 1,5%. И Китай по их объему стал мировым лидером, обогнав США. В стране в этом провальном году было создано почти 12 млн. рабочих мест

Грядущие перспективы и того внушительней. На проходившей в  начале марта с.г. сессиии парламанта (Всекитайского собрания народных представителей) премьер Ли Кэцян объявил, что в этом году рост составит  6%, в том числе экспорта – 1,5. Инфляция  ожидается 3,5, безработица -5,6%. , Премьер подчеркнул,  что к минувшем году Китаский ВВП перешел планку в 100 трлн. Юаней и к 2030 выведет Китай на первое место в мире.

Все это выглядит как чудо. Но только не по китайскм меркам. Если же мерить собственной линейкой, то было и падение. Ведь прошлогодние 2,3% - такого не было 45 лет! А привычная китайская скорость – не менее 6%. Взять последние годы: 2019-6%, 2018-6,6%,2017-6,8%.

Во-вторых, в том, что экономика продолжала расти, удивляться особенно не приходится просто потому, что Китай чудесным образом справился с пандемией, которая и по степени поражения, и по своей продолжительности была беспрецедентно легкой. И продолжалась всего 3-4 месяца, практически  закончившись к концу марта. То есть  к тому времени, когда во всем мире она только разгоралась.  Последующие же рецидивы были столь незначительные, что за год дали прирост не более,чем на 10%. Ну а накопленный к тому опыт лечения смертность свел почти к нулю.

Так что китайские цифры только на первый взляд выглядят сказочно. Тем не менее, стоит присмотреться, как организовывалась жизнь в стране в этот экстремальный период.

Прежде всего следует обратить внимание на формулировку экономиеческой стратегии. А она, судя по текстам, написанным еще в начале 2020 года, была совершенно определенной – с выделением главной задачи. Она была сформулирована, как необходимость поддержать потребление – не допустить его падения. Конкретно задача эта решалась в оказании целевой поддержки самым бедным, в частности – и гастарбайтерам. Делалось это разными методами, в том числе раздачей товарных талонов с ценовыми скидками.

Особая статья – инвестиции. Чтобы их сохранить и даже прирастить, инвестиционная политика была серьезно перепрофилирована. Идея состояла в том, что в условиях пандемии следует притормозить развитие некоторых традиционных секторов, например, строительства (дорожного, коммерческого и пр), и сконцентрироваться на цифровых технологиях, альтернативной энергетике и других наукоемких направлениях. Резон здесь очевиден – ставка делается на наукоемкие, а не на трудоемкие формы занятости. Это и подогревает интерес к Китаю со стороны внешних инвесторов. И соответствует тренду на развитие домашних, дистанционных формы занятости, продиктованных КВ.

Ну и третий фактор – сам бизнес. Как и в случае с населением, объектом заботы стали самые слабые – мелкий и средний бизнес. На его поддержку было брошено с пол триллиона юаней. Ну, а букет способов на всем уже известен – от прямых выплат из бюджета их работникам до косвенной помощи в виде налоговых поблажек, дешевых кредитов и т.п. При этом всячески поощряется инициативы на местном – муниципальном уровне.

Что касается занятости, то с ней был тот же карантинный «арест», что и в Европе. Там, где возникали очаги КВ, они локализовывались в жесточайшем, как правило – локдаунном режиме. И граждане также не ходили на работу и сидели по домам на пособиях или без оных. Другое дело, что очагов этих в масштабе страны было относительно немного. Да и продолжалось это всего один квартал.

Вот и вся сказка. Не такаяуж она и волшебная.

Владимир Скрипов

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..