вторник, 24 ноября 2020 г.

Как иракский министр мог получать шведское социальное пособие?

 

Как иракский министр мог получать шведское социальное пособие?

Министр обороны Ирака был гражданином Швеции. А потом его заподозрили одновременно и в военных преступлениях, и в незаконном получении социального пособия. Почему правительство не информировали об этой его двойной жизни, прежде чем было принято решение послать шведских солдат на борьбу с ИГИЛ? Конституционный комитет Швеции заставил представителей правительства объясниться.

10 октября 2019 года представители правительства, как обычно, собрались за круглым столом, чтобы решить ряд вопросов. Помимо прочего, они собирались обсудить, должна ли Швеция и дальше участвовать в обучении военных в Ираке. В этой теме ничего нового не было — операция к тому времени продолжалась уже пять лет.

На этот раз правительство стремилось получить одобрение парламента, чтобы и в 2020 году отправить в Ирак 70 вооруженных военных, внося таким образом свой вклад в работу возглавляемой США коалиции против ИГИЛ*, официально — по приглашению иракского правительства.

Это предложение подписали премьер-министр Стефан Лёвен (Stefan Löfven) и министр иностранных дел Анн Линде (Ann Linde).

Чего не знал тогда никто в правительственных кругах, так это того, что у министра обороны Ирака Наджаха аш-Шаммари двойное гражданство: иракское и шведское.

«Это очень щекотливая и неудобная для Швеции ситуация. Новая информация об этом министре обороны местами кажется просто сюрреалистичной», — говорит Ханс Валльмарк (Hans Wallmark), который был председателем Объединенной комиссии по иностранным делам и обороне, когда в парламенте обсуждали предложение правительства о шведских военных в Ираке.

В четверг Конституционный комитет представит результаты расследования того, что на самом деле произошло.

Наджах аш-Шаммари приехал в Швецию в 2009 году, назвавшись беженцем. На каких именно основаниях — неизвестно. Документы хранятся в Миграционном управлении с пометкой «секретно». По той же причине неясно, почему он отправился именно в Швецию.

Во времена, когда у власти еще был Саддам Хуссейн, аш-Шаммари служил в Ираке генералом армии. В Швеции он пользовался другим именем: Наджах аль-Адели (Najah Al-Adeli).

В 2011 году ему дали постоянный вид на жительство в Швеции. В 2012 году он прописался в квартире в пригороде Стокгольма Ворбю вместе с женой и шестью детьми. В 2015 году ему одобрили заявку на шведское гражданство. Все эти годы в Швеции он нигде не работал, постоянного дохода у него не было, а жил он на шведское социальное пособие.

В марте 2016 года Наджаха аш-Шаммари задержала полиция. Через месяц его обвинили в жестоком избиении человека, угрозах и грубом нарушении прав женщин.

Все пункты обвинения касались домашнего насилия. Но предварительное расследование свернули, когда истцы — члены его семьи — забрали заявления из полиции. Вместо того чтобы предстать перед судом, бывший генерал из Ирака получил от шведского государства 38 000 крон в качестве компенсации за проведенное в тюрьме время.

Весной 2019 года этого человека выдвинули на должность министра обороны в Ираке. В середине лета кандидатуру аш-Шаммари одобрил парламент. Так что он вернулся в Ирак, сохраняя, однако, прописку в Ворбю и продолжая получать шведское социальное пособие.

Лишь когда власти сами узнали, что Наджах аш-Шаммари стал министром и получает зарплату от иракского государства, выплаты прекратились. Было возбуждено дело о мошенничестве с социальным пособием и нарушении законов о регистрации населения. В ноябре 2019 года шведское национальное подразделение по борьбе с международной и организованной преступностью также начало в отношении аш-Шаммари расследование по обвинениям в военных преступлениях и преступлениях против человечества.

Сам он отреагировал тем, что выписался из квартиры в Швеции и, наконец, формально покинул Ворбю. Через месяц из-за столкновений в стране премьер-министру Ирака Абдулу Махдису пришлось подать заявление об отставке, однако он оставался на посту, пока в мае 2020 года не было сформировано новое правительство.

Пока Наджах аш-Шаммари был министром обороны, Ирак сотрясали масштабные протесты против обширной коррупции в стране. Власти силой подавляли их. Более 400 человек были убиты.

Эти события вызвали реакцию Швеции и на политическом уровне. В начале октября 2019 года министр иностранных дел Анн Линде призвала к сдержанности и диалогу между демонстрантами и властями Ирака. Также она подчеркнула, как важно уважать права человека и свободу слова. Линде не знала, что у аш-Шаммари есть шведское гражданство.

Зато, согласно имеющимся данным, к 10 октября, когда правительство приняло решение насчет отправки шведских военных в Ирак, информация о связи иракского министра обороны со Швецией уже была в канцелярии аппарата правительства.

7 октября в министерстве иностранных дел узнали, что министр обороны Ирака может быть шведским гражданином. Информацию отправили в посольство Багдада для проверки.

8 октября представитель посольства встретился с Наджахом аш-Шаммари, который подтвердил имеющиеся данные, однако не уточнил, что до сих пор получает шведское пособие.

В тот же день посольство направило отчет в министерство иностранных дел, министерство обороны и канцелярию аппарата правительства.

В министерствах эта информация так и осталась на уровне рядовых чиновников. Ни Лёвену, ни Линде, ни министру обороны Петеру Хультквисту сотрудники не сообщили, что случилось.

Через месяц история о загадочном иракском министре внезапно всплыла в СМИ. В конце ноября правительственная Объединенная комиссия по иностранным делам и обороне решила вызвать к себе представителей министерства иностранных дел и министерства обороны, чтобы попытаться получить более подробные разъяснения.

«Дату встречи постоянно переносили. Складывалось впечатление, что никто не способен отреагировать на это в полную силу, если можно так выразиться», — рассказывает Ханс Валльмарк из партии «Умеренных».

В результате комиссия провела несколько дополнительных встреч, прежде чем одобрить предложение правительства. Одновременно с одобрением отправки шведских военных в Ирак «Умеренные» и «Шведские демократы» подали заявление в Конституционный комитет по поводу действий правительства в связи с делом аш-Шаммари.

Когда стало ясно, что от пандемии никуда не деться, Конституционный комитет решил приостановить рассмотрение заявления. Но осенью допросы все же были доведены до конца.

23 октября Стефан Лёвен прибыл в первый зал парламента, чтобы изложить свою версию иракского дела и ответить на вопросы членов Конституционного комитета.

Премьер-министр без обиняков признал, что получил информацию о Наджахе аш-Шаммари, когда решение об отправке шведских военных в Ирак уже было принято и передано в парламент.

«Документация свидетельствует, что министра иностранных дел и министра обороны проинформировали о шведском гражданстве аш-Шаммари, когда об этом в начале ноября 2019 года начали писать СМИ. Я тоже узнал об этом из прессы», — сказал Лёвен.

Сам Лёвен утверждает в свое оправдание, что, хотя и несет долю личной ответственности за информационные потоки внутри канцелярии аппарата правительства, однако он не единственный, кто за это отвечает, и не все это относится к его обязанностям.

«Это значит, что я отвечаю за существующие правила передачи информации между министерствами, а также между министерствами и канцелярией правительства. Также я, конечно, отвечаю за правила циркуляции данных в самой канцелярии».

Происходящее внутри министерства иностранных дел и министерства обороны в его зону ответственности не входит, считает Лёвен. Тот факт, что его самого не проинформировали об аш-Шаммари, значения не имеет.

«Информация, что высокопоставленный иракский чиновник является гражданином Швеции и таким образом с ней связан, сама по себе не относится к тому типу данных, о которых меня обязательно должны уведомлять», — сказал Лёвен.

Анн Линде и Петер Хультквист в беседе с Конституционным комитетом высказали то же мнение, что и Лёвен.

«Информация о шведском гражданстве аш-Шаммари не того рода, о которой мне сообщают сразу же после поступления», — заявила Линде.

Осенью одновременно с расследованием Конституционного комитета разбирали схожее с иракским дело о реакции правительства на историю человека, выдававшего себя за офицера.

Вооруженные силы несколько раз поручали мужчине важные задания и продвигали его по службе. Например, ему присвоили звание подполковника и назначили его офицером военно-стратегического штаба Верховного главнокомандования ОВС НАТО в Европе, в чью зону ответственности входила оперативная информационная система. Данные о том, что мужчина лгал о своем прошлом, как и в случае с иракским делом, имелись у чиновников министерства обороны, но руководству переданы не были.

«Меня проинформировали об этом деле после того, как в конце 2019 года о нем начала писать Dagens Nyheter», — сообщил Петер Хультквист на допросе в Конституционном комитете.

Неясные пути передачи информации в канцелярии правительства и раньше привлекали внимание Конституционного комитета — например, в связи со скандалом вокруг информационной системы Транспортного управления, когда данные затерялись, так и не достигнув политиков.

Никто не ударил по политическим тормозам, даже когда базу данных водительских прав передали на обслуживание подрядчикам IBM в Восточной Европе, которых никто не проверял на предмет безопасности. Засекреченные личности сотен тайных сотрудников полиции и вооруженных сил были раскрыты.

Многие министры узнали, что произошло, только постфактум, хотя в канцелярии эта информация была уже давно. Стефана Лёвена уведомили, лишь когда скандал был уже налицо, а генерального директора Транспортного управления Марию Огрен (Maria Ågren) заподозрили в криминальной деятельности и уволили.

Покинуть правительство пришлось министру внутренних дел Андерсу Игеману (Anders Ygeman) и министру инфраструктуры Анне Юханссон (Anna Johansson). Министр обороны Петер Хультквист выкарабкался во время голосования по вотуму недоверия в парламенте только потому, что вину на себя взяла заместитель Лёвена Эмма Леннартссон (Emma Lennartsson), и «Партия центра» с «Либералами» в последний момент передумали.

В отчете по расследованию в 2018 году Конституционный комитет резко раскритиковал Стефана Лёвена за то, что во время скандала с Транспортным управлением информация внутри ведомств не циркулировала должным образом: «Комитет может констатировать, что правила в данном случае не соблюдались. В конечном итоге главную ответственность за это несет премьер-министр».

Ханс Валльмарк считает, что по-прежнему есть причины критически относиться к тому, как в канцелярии правительства обращаются с информацией.

«По моему мнению, в правительстве недостаточно развито способствующее безопасности мышление. Хотя после скандала с Транспортным управлением и были приняты некоторые меры, все равно к нему не во всем отнеслись достаточно серьезно».

А что же с Наджахом аш-Шаммари?

Когда его время в качестве министра обороны Ирака подошло к концу, он попытался вернуться в Швецию. В июне 2019 он подал заявку в Налоговое управление, чтобы поселиться в Швеции на постоянной основе. В качестве причины он назвал желание воссоединиться с семьей.

«Я могу только сказать, что летом мы получили заявку на переезд в Швецию по тому же адресу, по которому он был прописан ранее. Мы запросили дополнительную информацию, но не получили достаточно подробных ответов, поэтому в сентябре этого года отклонили запрос о переезде в Швецию», — рассказала Ингегерд Виделль (Ingegerd Widell) из Налогового управления.

В июле 2020 года прокуратура объявила, что предварительное расследование в отношении аш-Шаммари по обвинению в военных преступлениях сворачивается в связи с нехваткой доказательств. Материала, чтобы доказать, что «он виновен в преступлениях», оказалось недостаточно.

В шведском реестре населения Наджах аш-Шаммари сейчас переведен в категорию «эмигрировал или перемещен в список лиц, с которыми нет контакта».

Юнас Гуммессон (Jonas Gummesson)
Источник

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..