вторник, 24 ноября 2020 г.

РЕКВИЕМ КАК БЛАГОДАРНОСТЬ

 

Реквием как благодарность

0

Сердце Рои теперь бьется в груди 62-летнего Михаила Хорина из Кирьят-Яма, репатрианта из Украины, который перенес три инфаркта и страдал от очень тяжелой сердечной недостаточности

 

Михаил Хорин, репатриант из Украины, получил второй шанс на жизнь благодаря сердцу Рои Авраама. Рои Авраам погиб в аварии, когда ехал на электросамокате. Его семья согласилась пожертвовать его органы для трансплантации, и вот недавно состоялась очень волнующая встреча – мать Рои, Дорит Авраам, встретилась с Михаилом Хориным, которому пересадили сердце ее сына.

Трагедия, изменившая жизнь Дорит, произошла год назад. Рои, житель Рамат-Гана, отправился с другом в бар в Тель-Авиве, а когда вышел из него, решил покататься на электросамокате без шлема. И буквально через несколько минут его сбила машина. Травмы, полученные им, были несовместимы с жизнью.

«Когда мне сказали об аварии, я надеялась что повреждены только руки или ноги, — вспоминает Дорит. — но когда мне сказали, что он в критическом состоянии, и у него зафиксирована смерть мозга, мой мир рухнул. Мой Рои был осторожным парнем, ответственно вел себя на дороге, но одна ошибка привела к ужасной катастрофе, после которой я решила пойти в бой и не допустить повторения подобных случаев».

Получив горькое известие, Дорит согласилась передать органы сына для трансплантации. Печень и почка Рои спасли жизнь 42-летнему мужчине, операция прошла в больнице «Ихилов», а другую почку пересадили 48-летнему мужчине в больнице РАМБАМ.

Сердце Рои теперь бьется в груди 62-летнего Михаила Хорина из Кирьят-Яма, репатрианта из Украины, который перенес три инфаркта и страдал от очень тяжелой сердечной недостаточности. Ему сделали пересадку в больнице «Бейлинсон». Михаил музыкант и композитор – едва придя в себя после операции, он сел за рояль. В память о Рои он написал трогательную мелодию

 

«Я был прикован к постели пять лет, — рассказывает Михаил, — не мог двигаться, не мог дышать. В какой-то момент меня подключили к громоздкому искусственному сердцу, которое должно было позволить мне дождаться донорского органа, стать своеобразным мостом к трансплантации».

Когда Дорит дала свое согласие на пожертвование органов сына, Михаилу сообщили что сердце для него нашли.

«Мне было очень грустно, что молодой человек умер, был и страх перед трансплантацией, смешанный с волнением и надеждой на новую жизнь», — говорит Михаил.

Трансплантация прошла успешно, а после нее Михаил стал испытывать «странные» ощущения, которые не имеют медицинского объяснения.

«После трансплантации я заметил, что мои волосы изменились, характер стал более спокойным, и даже голос стал другим», — рассказывает он. «Я не понимал, что именно происходит, хотя слышал о подобных случаях у реципиентов, которым был пересажен донорский орган».

И только встреча Михаила и Дорит, по их мнению, объяснила эти изменения.

«Я услышал голос Рои, и это был тот голос, который я слышал от себя после трансплантации, — вспоминает Михаил. — Я был поражен, услышав про черты его характера, некоторые из которых появились у меня. Профессор Дэн Аравут, который трансплантировал мне сердце, тоже сказал, что что-то, вероятно, было в генетическом коде пересаженного органа, ассимилировавшегося в организме и интегрировавшегося в него».

«Я ждала встречи с Михаилом целый год и накануне вечером не могла сомкнуть глаз, — говорит Дорит. — Это было огромное волнение, смешанное с глубокой скорбью. Я думала и о совершённом добре, и о высокой цене, которую мы заплатили. Я пожертвовала органы Рои с четкой целью — спасти жизни других, и именно это я увидела на встрече с Михаилом. Но трагедия никуда не делась, и печаль останется с нами навсегда. Незадолго до встречи у меня все внутри переворачивалось. Было много мыслей и о сыне, и о жизни, которую он отдал. Воспоминания становились очень реалистичными. Я хотела, чтобы встреча прошла у меня дома, чтобы замкнуть круг и почувствовать, что сердце Рои возвращается домой. Так и произошло. Мы стали одной семьей, и мне ясно, что связь между нами будет вечной».

«Когда я вошел в дом Дорит, то ощутил, что сердце ее сына вернулось домой, — говорит Михаил. — Может быть, это чувство трудно объяснить рационально, но мое сердце действительно билось так, как будто хотело вырваться из моего тела в объятия матери. Я почувствовал это, и мне кажется, что мать Рои тоже это почувствовала».

Сейчас Дорит активно продвигает инициативу, чтобы каждый, кто арендует электросамокат, вместе с ним получал бы также шлем и был обязан его надевать. В течение целого года Дорит продолжала свою борьбу, и с помощью муниципалитета Тель-Авива три компании по прокату электросамокатов в городе обязали оснастить все свои транспортные средства шлемами. Работы по выполнению этого постановления начнутся в ближайшие недели.

После всего случившего вся семья Дорит и Михаила подписались на карту добровольного донора «Ади».

Оформив такую карту, человек однозначно выражает свое желание стать донором органов после смерти. В большинстве случаев родные покойных выполняют их волю, когда к ним обращаются с просьбой о пожертвовании органов.

1 комментарий:

  1. можно подумать, что шлем спасает...- он просто не даёт мозгам по асфальту "пассыпаться".
    главное на дороге - ВНИМАНИЕ !
    и уши должны быть открыты. ( а то вижу многих, очень многих, в наушниках... они ничего не слышат из происходящего вокруг них)

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..