пятница, 2 октября 2020 г.

Коронавирусный Суккот, демонстрации и перспективы оппозиции. Итоги политической недели

 

Коронавирусный Суккот, демонстрации и перспективы оппозиции. Итоги политической недели

время публикации:  | последнее обновление: 
блог версия для печати фото
Коронавирусный Суккот, демонстрации и перспективы оппозиции. Итоги политической недели

Редакция NEWSru.co.il продолжает еженедельную публикацию пятничных обзоров политической ситуации, которые готовит журналист Габи Вольфсон.

30 сентября кабинет по борьбе с коронавирусом собрался на очередное заседание. Речь шла о подготовке к празднику Суккот, о длительности карантина и его эффективности. Премьер-министр Биньямин Нетаниягу потребовал ужесточения мер на праздничные и послепраздничные дни. Глава "Кахоль Лаван" Бени Ганц возразил: "Мы путаем людей и сводим их с ума, так нельзя", – сказал он. По свидетельствам очевидцев, премьер-министр утратил самообладание и повысил голос. "Я не желаю слышать подобное. Мы опираемся на данные, а не на ваши ощущения".

Премьер-министр раздражен. Эффект карантина, который должен понизить уровень заражаемости, еще не начал сказываться, данные по смертности и заболеваемости бьют рекорды, рейтинг популярности правительства и его главы падает, а прекратить демонстрации удалось с большим трудом – и то на время карантина. Более того, через неделю потребуется вновь голосовать по вопросу о демонстрациях и совершенно неизвестно, как на сей раз проголосует "Кахоль Лаван".

Наступающий праздник Суккот тоже не сулит премьер-министру ничего хорошего. Несмотря на то, что большая часть ультраортодоксов, начиная с "литовских" харедим и заканчивая избирателями ШАС, декларировала готовность соблюдать строгий карантин, опасность резкого роста числа зараженных коронавирусом после праздников Суккот и Симхат Тора крайне высока. Некоторые хасидские дворы не скрывают намерения проигнорировать распоряжения минздрава и устроить массовые мероприятия. Полиция уже заявила, что не допустит массовых собраний, а правительство приняло решение о наложении штрафов на гостей, находящихся в чужих праздничных шатрах. Но совершенно очевидно, что активность действий правоохранительных органов напрямую зависит от политической воли руководства страны. Захотят ли Биньямин Нетаниягу и Амир Охана ссориться с Яаковом Лицманом? Ответа на этот вопрос ни у кого нет. По словам координатора по борьбе с коронавирусом Рони Гамзу, 40% заразившихся в последнее время, являются ультраортодоксами (АМАН дает несколько иную оценку – около 30%). Иерусалим и Бней Брак лидируют в перечне "красных" городов. Но большую часть последней недели властные структуры были заняты не этим.

Уходящая политическая неделя началась еще в пятницу, когда оппозиции удалось не позволить коалиции провести поправки к закону о коронавирусе, ограничивающие право на проведение демонстраций. Сотни поправок были поданы, причем не только оппозицией, но и депутатами от "Кахоль Лаван", которых многие называют "оппозицией внутри коалиции". После многих часов непрерывного заседания комиссии Кнессета по законодательству, депутаты разошлись. Шаббат и наступивший затем пост Йом Кипур давал возможность для передышки. В коалиции пригрозили задействовать административные распоряжения о чрезвычайном положении для того, чтобы ограничить право на проведение демонстраций, однако не поспешили реализовать эту угрозу. Прежде всего потому, что в "Кахоль Лаван" заявили, что не только не поддержат само предложение, но и не допустят созыва заседания правительства по этому вопросу. А также потому, что премьер-министр не решился на действительно беспрецедентный шаг: ограничивать одну из базисных свобод граждан путем задействования административных актов о чрезвычайном положении в мирное время. Шломо Караи еще призывал проигнорировать возражения юридического советника правительства, Мики Зоар еще заявлял, что "Кахоль Лаван" и оппозиция сознательно подвергают риску жизни граждан для того, чтобы свалить Нетаниягу. Но уже на исходе прошлого шаббата премьер-министр знал, что никаких административных актов задействовать не будет.

Многие в политических кругах сегодня задаются вопросом: хотел ли премьер-министр на самом деле ограничивать демонстрации. В последние недели "Ликуд" избрал новую тактику ответа на протестные акции. "Эти демонстрации не приносят нам никакого политического вреда. Чем больше они митингуют, тем большую поддержку мы получаем", – заявил Биньямин Нетаниягу в ходе одного из недавних брифингов. Этот посыл, который не находит подтверждения в опросах общественного мнения, с тех пор регулярно повторяется депутатами от "Ликуда" и приближенными премьер-министра. Расчет в данном случае простой: продолжение демонстраций дает возможность обвинять их участников в безответственности (справедливо) и распространении заразы (сомнительно). Глава коалиции Мики Зоар заявил, что "участники демонстраций распространяют вирус не в медицинском, а в пропагандистском плане". Что имел в виду Зоар, осталось тайной. На самом деле, никто не знает, сколько человек заразились на митингах протеста против премьер-министра. Хотя бесспорно, что есть логика в стремлении ограничить мероприятия, в которых принимают участие тысячи людей, без соблюдения социальной дистанции, зачастую без масок. Проблема лишь в том, что нет ни одного человека в стране, который считал бы, что премьер-министром движет забота о здоровье граждан, а не желание найти повод для прекращения выступлений, направленных против него лично.

В то же время, Нетаниягу очевидным образом рассчитывает на пиар-дивиденды от митингов на улице Бальфур, и уж во всяком случае на объединение своих сторонников. Ничто так не сплачивает сторонников любого политика как точно обозначенный и "ощутимый" противник. Громогласные демонстрации с использованием различной сомнительной символики, например флагов ООП, как нельзя лучше этому способствуют.

В оппозиции прекрасно отдают себе отчет в том, что свалить нынешнее правительство может лишь оно само. Политическое будущее Ганца слишком печально, чтобы можно было ожидать от него громкого хлопка дверью на пути из коалиции на выборы. Драматический призыв Яира Лапида, обращенный к депутатам от "Кахоль Лаван" – голосовать против ограничения права на демонстрации в период карантина, был рассчитан на избирателей, а не на Бени Ганца. В случае распада правительства, Ганц становится действующим премьер-министром на время предвыборной кампании. Исключение составляет распад правительства на фоне непринятия бюджета, именно поэтому в политических кругах убеждены, что коалиция распадется либо в декабре на фоне дискуссий по госбюджету на 2020 год, либо в марте, когда речь зайдет о бюджете на 2021 год. Если Ганц по своей инициативе покидает правительство, премьер-министром вплоть до формирования следующего кабинета министров остается Нетаниягу.

У главы "Кахоль Лаван" нет никаких причин спешить на политическое кладбище, оставляя кресло премьер-министра Биньямину Нетаниягу. В "Еш Атид", НДИ и "Ямине" понимают все это, поэтому уже сейчас используют время на подготовку к будущим выборам. Лапид обвиняет Нетаниягу в провале борьбы с коронавирусом, Либерман обвиняет Нетаниягу в капитуляции перед ультраортодоксами, Беннет обвиняет Нетаниягу в неспособности принимать решения. В оппозиции отлично понимают, что перспектива смены власти целиком зависит от двух факторов: твердости так называемого правого блока и поддержки, которую получает Нетаниягу в "Ликуде". Что касается его собственной партии, у премьер-министра нет особых оснований тревожиться. Очень многие там мечтают проснуться однажды утром и узнать, что Биньямин Нетаниягу навсегда покинул израильскую политику. Но никто из них, кроме Гидеона Саара, на данный момент не готов открыто выступить против премьер-министра, понимая, что тягаться с Нетаниягу на праймериз не по силам, а получить титул "нелояльного" и тем самым понизить свои шансы в борьбе за наследство Нетаниягу, очень легко. Значит – надо ждать.

Правый блок – "Ликуд", ультраортодоксы и "Ямина" – непрочен. Именно с его расшатыванием связывают свои надежды лидеры "Еш Атид" и НДИ. Взлет популярности Беннета связан в первую очередь с разочарованием в способности Нетаниягу победить коронавирус. Когда грянут выборы и на повестку дня вернутся вопросы религии и государства, отношений между структурами власти, внешней политики – и возобновится всем нам хорошо знакомая дискуссия между правыми, центристами и левыми – может начаться и перераспределение голосов. О дилемме Беннета: хранить верность Нетаниягу или пойти на союз с Лапидом, который быстрее откроет ему путь в канцелярию премьер-министра, хоть и в ротации, говорилось уже не раз.

Помимо этого все ждут вступления в игру новых участников. Мэр Тель-Авива Рон Хульдаи уже формирует собственную партию, Офер Шелах ищет свой путь. Пока не заявил о себе внятно бывший начальник генерального штаба ЦАХАЛа Гади Айзенкот. И тут уже перед непростой дилеммой окажется Яир Лапид. Во всех интервью глава оппозиции говорит, что он не намерен более уступать кому-либо пост кандидата в премьер-министры. "Мы можем полагаться только на самих себя", – подчеркивает он. Но как поступит Лапид, когда на одной чаше весов будет его желание попробовать наконец свои силы на позиции кандидата в премьер-министры, а на второй – реальный шанс на смену власти в случае замены Лапида кем-либо более "весомым". Как в этой ситуации поступит нынешний глава оппозиции? Не знает никто.

Но выборы еще не объявлены. А как сказал однажды Яир Лапид, "то, как всё выглядит до того, как объявлены выборы, совершенно не похоже на то, чем оказывается после того, как они объявлены".

Происходящее в стане оппозиции сейчас вторично. Оппозиция власть в Израиле не меняет, ее меняет правительство, дискредитируя себя, теряя доверие общества. Так было с правительством Рабина-Переса, так было с правительством Ольмерта, так было с первым правительством Нетаниягу. Судя по опросам общественного мнения, нынешнее правительство до того состояния еще не дошло. Но провал борьбы с коронавирусом, почти признанный самим премьер-министром, постоянные дрязги внутри коалиции, усиливающееся ощущение (справедливое или нет – это другой вопрос) того, что нынешний кризис – это не главная проблема, занимающая власть, все это формирует кризис доверия.

В эти дни исполняется 47 лет с начала войны Судного дня. Генеральный директор больницы "Адаса" профессор Зеэв Ротштейн несколько дней назад сказал, что нынешний провал соразмерен с провалом 1973 года. Все помнят, чем кончилась та война для политического руководства страны.



Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..