пятница, 2 октября 2020 г.

Жить с «короной»: всего четыре условия

 560282_corona_Street_Tomer_Appelbaum

Жить с «короной»: всего четыре условия

Если бы я могла повлиять на то, что происходит в стране в борьбе с эпидемией «короны», я посмотрела бы людям прямо в глаза и сказала следующее: есть респираторный вирус, чаще всего инфекция проходит незаметно, а в большинстве остальных случаев вызывает типичное вирусное заболевание. Вирус редко вызывает тяжелую или длительную болезнь или смерть.

Я объяснила бы, что степень агрессивности у вируса выше, чем у других респираторных вирусов, но не в крайней степени. Особо я отметила бы, что речь не идет об угрозе ни человечеству, ни населению нашей страны. Подчеркнула бы, что вирус опасен для пожилых людей и тех, у кого есть сопутствующие заболевания, поэтому все усилия должны быть сконцентрированы на предотвращении заражения этих групп населения.

Я также объяснила бы, что при всем сожалении, полностью предотвратить это невозможно. В этом контексте я привела бы примеры других явлений, которых нельзя полностью избежать и которые могут вызвать смерть: ДТП, загрязнение воздуха и т. д.

Я объяснила бы, что неясно, будет ли получена эффективная вакцина, и даже если она будет, похоже, этого не произойдет в ближайшие месяцы. Я сделала бы вывод, что эпидемия произошла не из-за плохого поведения и это – не «наказание». Эпидемия – это наша нынешняя ситуация, и с ней нужно бороться с умом, мужественно и с помощью продуманного и всестороннего управления рисками.

Итак, я потребовала бы от людей соблюдения четырех условий:

  1. Уменьшите контакт с ослабленными пожилыми людьми и поддерживайте их, используя маски (и другие защитные меры в непосредственной близости от них).
  2. Всегда носите маски в закрытых помещениях, сохраняя при этом максимальную дистанцию от других.
  3. Избегайте скопления людей в закрытых помещениях, а вне помещений собирайтесь только в масках, сохраняя дистанцию.
  4. Не приходите на работу и ​​в общественные места в любом случае, когда есть симптомы – слабость, высокая температура, потеря чувств вкуса или запаха – до тех пор, пока они не пройдут.

Я объяснила бы, что на открытом воздухе маски не нужны. Нет необходимости прекращать встречи с людьми вне помещений, можно продолжать работать на любой работе, можно проводить культурные и развлекательные мероприятия в соответствии с ограничениями, а детей нужно возвращать в школу, адаптируя методы обучения к ситуации. Следует вернуться к почти обычному распорядку дня в соответствии с четырьмя указанными выше ограничениями и соблюдать гигиену.

Я опровергла бы бездоказательные пугающие слухи о вирусе, которые только усиливают страх и деморализацию (например, что он передается через кнопки лифта). Я снова и снова подчеркивала бы, что полное закрытие страны – это не решение проблемы эпидемии не только из-за высокой цены, но и потому, что оно не может предотвратить инфекции и заболеваемости на долгое время. Заведомый вред карантина намного превышает потенциальную пользу. Таким образом, я заверила бы общественность, что полного закрытие не будет и в будущем, независимо от интенсивности эпидемии или поведения общественности.

В то же время я позаботилась бы о следующем:

  1. Значительно увеличить бюджет и медперсонал в больницах.
  2. Продолжать оказывать максимальную помощь пожилому населению страны.
  3. Продолжать более точно определять группы риска и обеспечить всестороннее обеспечение их потребностей во всех аспектах жизни.

В итоге я признала бы, что не все известно о вирусе, и в ближайшие месяцы мы продолжим искать лучший способ борьбы с ним, но без полного паралича экономики и общества.

Мне кажется, такое обращение смогло бы в большей степени помочь соблюдению правил, чем нынешние методы, которые включают запугивание, жесткое полицейское принуждение, драконовские и непоследовательные правила, зигзагообразное движение между противоречивыми подходами, отсутствие личного примера, игнорирование мнения профессионалов и смешение жизненно важных принципов с ненужными требованиями.

Через семь месяцев после начала эпидемии необходима ее демистификация. Человечество и наша страна переживут эпидемию. Не проводите беспорядочную политику «после нас хоть потоп», принося в жертву любые другие составляющие жизни и платя огромную и непропорциональную экономическую цену. Ущерб от такой политики со временем будет намного больше, чем от нынешней эпидемии. С людьми нужно говорить честно и открыто, и всегда говорить правду, даже если это – тяжелая правда.

Нужно установить правила, которых публика может придерживаться в течение долгого времени и по разумной цене, с точки зрения экономического и психического здоровья. Необходимо следить за тем, чтобы правила применялись ко всем секторам в стране без исключения, включая лидеров.

Введение ограничений без научной основы не только причиняет ненужный ущерб, но и приводит к потере веры, пренебрежению всеми правилами, когда с водой выплескивают и ребенка.

И, наконец, категорически нельзя наносить вред демократии и принципам надлежащего управления. Так и только так можно научиться жить бок о бок с «короной», пока эпидемия не пройдет.

Рая Лейбович, «ХаАрец», И.Н. Фотоиллюстрация: Томер Аппельбаум

Автор – врач, директор Института онкологии медицинского центра «Шамир» (бывш. «Асаф ха-рофе»); личное мнение автора не отражает позиции  медицинского центра «Шамир» и минздрава˜

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..