воскресенье, 13 сентября 2020 г.

Ненависть чepныx к властям не нова

 

Ненависть чepныx к властям не нова

Недавние нападения на пожарных и полицию в последние несколько недель – не новость. Я поступил на службу в пожарное управление Сан-Франциско в 1966-м году. Всего за несколько лет военнослужащие Национальной гвардии были распределены по нескольким пожарным частям в преимущественно черных районах. Местные жители бросали камни, куски бетона, а иногда и банки с консервами в пожарных на выезде. Я уже не помню, удосужился ли кто-нибудь придумать «оправдание» такому поведению в конце 60-х.

Photo copyright: Eden, Janine and Jim. CC BY 2.0

В 1992-м году, после беспорядков им. Родни Кинга в Лос-Анджелесе, мы снова подверглись нападению со стороны жителей чepныx кварталов, на этот раз с применением огнестрельного оружия. Когда рота крюков и лестниц возвращалась на базу после пожара, рядом с пожарной машиной ехал автомобиль с молодыми чepнoкoжими мужчинами. Один из них высунулся из пассажирского окна и выстрелил из пистолета в стоявшего на подножке пожарного. Пуля малого калибра не задела внутренние органы; через несколько месяцев он вернулся на работу.

Примерно тогда же пожарные были обстреляны во время выезда на вызов в еще один квартал с преобладающим чepным населением. Несколько человек укрылись под машинами. Пуля срикошетила от дорожного покрытия и попала в локоть одного из наших парней. Через год после операции и реабилитации он вернулся в отделение. Оба человека, получившие пули, были, как и я, сыновьями пожарных Сан-Франциско.

Нашу насосную роту вызвали потушить горящую траву, причем огонь поднимался вверх по холму к жилью. Это происходило возле почти полностью чepнoгo гeттo, где семья О. Дж. Симпсона и другие чepныe жили в домах, построенных во время Второй мировой войны. Когда мы тащили шланги вверх по сухому холму, рядом с нами стали падать куски бетона. Подняв глаза, мы увидели, как молодые чepнoкoжиe смеются и бросают еще куски бетона. Наш старший сказал: «К чepтy, уходим отсюда», и мы позволили траве гореть дальше возле их предоставленного государством жилья.

Бойцы пожарной части №17 на Шафтер-авеню, в районе Бэй-Вью/Хантерс-Пойнт, называли свою станцию «Форт Шафтер», и не зря. Чepныe придумали новый способ доставлять им неприятности. Они заводили или затаскивали старые разбитые автомобили в самые глухие тупики и поджигали их. Вызванные экипажи из насосной роты не могли подключиться к гидранту. Они подъезжали как можно ближе к горящему автомобилю и использовали свой 400-галлонный бак, чтобы потушить огонь. Тогда начиналось самое интересное.

С крыш молодые нeгpы закидывали пожарных банками с консервами, зная, сколько времени нужно, чтобы развернуть машину и выбраться. Пожарные были сидячими мишенями. Но они извлекли уроки. Когда затем поступало очередное сообщение о горящем автомобиле в тупике, водитель подавал пожарную машину задом к горящему автомобилю, чтобы можно было быстрее сбежать.

Пожарные “Форта Шафтер” получили еще один новый урок от местных жителей, которых они должны были защищать. В День благодарения сигнал тревоги поступил из самой дальней части зоны реагирования “Форта Шафтер”. Кто-то включил сигнал на уличном боксе. Ребята вскочили в свои машины и помчались к боксу, оставив открытыми большие, закрываемые вручную ворота. Пожарные Сан-Франциско делали так десятилетиями.

Это была ложная тревога. Когда две роты вернулись обратно, они обнаружили, что вся еда, приготовленная для празднования Дня благодарения, украдена, как и телевизор в обеденной зоне. Вскоре после этого Сан-Франциско потратил много денег на установку ворот с электронным управлением во всех пожарных депо. В неблагодарности нет ничего нового.

Мой перевод из Black Hatred of Authority is Not New.

Этот рассказ – один из большой серии, где самые разные люди делятся своим личным опытом в расовом вопросе.

Игорь Питерский
Источник

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..