четверг, 24 сентября 2020 г.

Китти Сандерс | Монополия на “единственно верное” мнение и точку зрения

 

Китти Сандерс | Монополия на “единственно верное” мнение и точку зрения

Грустный анекдот о том, как репортёр НЙ Таймс ездил в Гондурас в 1884 году, о более, чем вековых неприглядных чертах американской “прогрессистской” журналистики, и о некомпетентной ядовитой злобности, самоуверенности и ложном чувстве избранности, на которых выросла современная мейнстримная либеральная публицистика.

Недавно я открыла для себя факт, что газета The New York Times ещё в позапрошлом веке была склонна к… спорным и непрофессиональным методам. В 1884 году корреспондент NYT посетил гондурасский город Трухильо, чтобы написать о нём статью. Материал получился типичным для американской прогрессивной прессы, с поправкой на эпоху. Журналист приехал в неизвестное место, остался всем недоволен, и вроде бы желал добра, и раздавал советы, но всё больше какиечёто злобные и уродливые. Автор облил гондурасцев грязью, добавил вранья для большего эффекта, прошёлся по “расе ленивых людей” (так и написал) и по либеральной традиции набрехал про армию, не умея отличить полковника от генерала. Также он был уверен, что Трухильо это самый важный и большой город страны.

Репортёр описал местных, как ленивых, вечно спящих людей. Коренных жителей он заклеймил тупыми и не поддающимися обучению, добавил, что в городе грязь и пьянство, ничего не деется и всюду необразованность. Досталось и женщинам – дескать, забиты, бесправны, с малолетства спят с кем угодно за подарки. Кроме того, работник пера и языка поведал, что он встретил гондурасского солдата, наряженного в артиллерийские штаны, пехотные ботинки, кавалерийскую шинель и шляпу. Всего, по мнению гостя страны, в гарнизоне г. Трухильо было около двадцати таких вот ряженых солдат и множество офицеров. Об осведомлённости гостя Республики в военных вопросах свидетельствовало его описание командующего местным гарнизоном: “Генерал, полковник, или кто он там”. Колумнист буквально так и написал: “General, or Colonel, or whatever he is.” Я всё ждала, когда же он наконец прямо напишет что-нибудь в духе Hondurashka-parashka, но журналист решил приберечь этот окончательный, нерушимый аргумент для будущих поколений либералов, браво сражающихся с гидрой милитаризма и неправильного демократизма.

Сам город, по мнению гостя, был дырой из нескольких улиц, неправильной площади и с плохими дорогами (про дороги журналист не соврал – с ними действительно была беда.) Деловая жизнь города, согласно статье, находилась в руках иностранцев – шотландцев и американцев. Из статьи было совершенно ясно: город Трухильо – это город бухарей, клоунов в погонах, малолетних шлюх, ничегонеделанья, “людей ленивой расы”, грязи, отчаяния и зависимости от иностранного капитала. Общее впечатление от заметки отдалённо напомнило впечатление от современных статей в мейнстримной западной прессе, типа The Guardian или той же NYT: смесь брезгливой жалости к “туземцам”, абсолютной убеждённости в собственной правоте и в том, что представителю прогрессивной общественности не следует вникать в дело; достаточно глянуть одним глазком, снизойти, после чего немедленно начинать раздавать непрошенные советы, а дело быдла – поддакивать, единогласно одобрять и приступать к выполнению указаний.

Журналисту ответил полковник Хосе М. Агирре, военный и политический деятель Гондураса, который некогда занимал пост губернатора департамента Колон. Его статья представляет собой яркий образчик патриотической публицистики консервативного и либерал-патриархального* жанра. Она написана хорошим языком, читается гладко и с комфортом, насыщена здоровым национальным пафосом, при этом не создаёт ощущения провинциальности или обиды. Полковник вёл диалог с журналистом, не пытаясь возвыситься за его счёт, с достоинством высмеивая его пассажи, то накаляя атмосферу при помощи красивых и ярких оборотов и воззваний, то переходя на суховатый практичный язык управленца, который хорошо знает свой город и регион. Он признавал, что в стране и городе есть масса проблем, но также рассказывал, какие меры принимают люди и правительство, чтобы их решить, и подчёркивал, что нельзя помочь людям при помощи оскорблений и унизительных статей.

Неужели корреспондент столь важной и большой газеты не заметил нашего воздуха, нашей плодоносной земли, приятного бриза, неба? – спрашивал автор открытого письма. Как он мог не заметить, что в Гондурасе царит свобода мнения, церковь отделена от государства, заключаются гражданские браки, а иностранцы обладают полным набором прав? Почему колумнист NYT проигнорировал тот факт, что в Республике поощряются индустриальные и научные начинания, строятся школы для совместного обучения мальчиков и девочек, почему не написал о железных дорогах, работе почты, правовой системе, учебных заведениях? Наконец, неужели он не заметил прекрасных качеств самих гостеприимных и храбрых гондурасцев, здешних нежных женщин, ангелов-хранительниц, священнодействующих у семейного алтаря? А как же честные и доблестные коренные жители? Как же проделанная властями работа в сфере безопасности?..

Полковник рассказал и о капиталистах города Трухильо, и о военном гарнизоне. Значительная часть городских коммерческих предприятий находилась в руках гондурасцев, которые не имели отношения к Шотландии или США. Ещё часть бизнеса находилась в руках уроженцев Италии и Франции. Городской гарнизон состоял из пятидесяти солдат, сержантов и пяти-шести офицеров, причём солдат регулярно гоняли и муштровали. Кому верить в этом вопросе – военному, работавшему на месте, или заезжему журналисту? Полагаю, первый был чуть более осведомлён о ситуации в Гондурасе. Кроме того, журналист, путавший генерала и полковника и не испытывающий в связи с этим всеобъемлющего чувства стыда, вполне мог спутать и кавалерийскую форму с пехотной.

Правила для военных в те времена в регионе были строгими, т.к. страны региона сталкивались с приграничными конфликтами, повстанческими группами и организованным криминалом. Несмотря на то, что гондурасские милитарес, в отличие от некоторых зарубежных коллег в регионе, не являлись значимой политической силой вплоть до прихода к власти ультраконсервативного Тибурсио Кариаса Андино, они хорошо знали, что такое муштра и порядок. Справедливости ради, следует отметить, что и Кариас Андино, следуя традициям, старался не допускать военных непосредственно до власти. Однако он институционализировал милитарес и организовал мощнейшие по меркам региона Военно-воздушные силы, над созданием и обучением которых работал с начала “удачного” периода собственного правления (1933–1949.) Вояки впервые заявили о себе, как об организованной политической силе, способной взять власть и влиять на внутреннюю жизнь страны, лишь в 1956-м, когда провели бескровный военный путч, свергнув непопулярного Хулио Лосано Диаса. Принятая в 1957 году Конституция закрепила за Вооружёнными силами значительные права и статус хранителей свободной электоральной системы и верховенства конституционного закона.

Несмотря на невовлечённость в политическую жизнь вплоть до 50-х годов прошлого века, гондурасские военные были единственной силой, способной планировать, налаживать логистику, удерживать под своим контролем территории и обеспечивать безопасность. Их тренировали и обучали, задавали относительно высокую моральную планку, поэтому читателю текста про “расу ленивых людей” сложно поверить в рассказы про коллективного атамана Попандопуло, представшего глазам “цивилизованного американца”.

С другой стороны, живя в XXI веке, несложно предположить, что газета NYT уже тогда практиковала методы, которые в XX и особенно XXI веке изувечили журналистику и превратили её в фабрику по производству фейк ньюс и политической пропаганды, злобно и навязчиво подающейся, как единственная истина, за нарушение которой следует социально казнить и морально уничтожать целые группы людей. Видимо, всё начиналось с подобных анекдотичных репортажей, целью которых было не рассказать о малоизвестной молодой стране, а хайпануть, постебаться над “тупыми туземцами, которым не хватает прогрессивной направляющей руки”, лицемерно покачать головами по поводу “недоразвитых аборигенов” и “недостаточной роли США в судьбе Центроамерики.”

КДПВ: старые фотографии города Трухильо (Республика Гондурас.)

* Несмотря на определённую патриархальность, в гендерных вопросах полковник Агирре был настроен весьма либерально и предупредительно. В собственной статье он поддерживал эгалитаристские элементы в национальной педагогической системе и признавал ряд проблем, связанных с положением женщин, хотя и поддерживал естественную для Гондураса XIX века концепцию “женщина – мать и хранительница очага”.

Источник

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..