четверг, 16 июля 2020 г.

«Бювка» на Киевщине

«Бювка» на Киевщине

К 80-летию Великого террора
У украинского хлебопашца Отто Марцинковского, проживавшего в селе Татариновка Сквирского района Киевской области, до революции была большая семья. Четверых сыновей вырастил и выучил Отто. Всё думал, станут ему на смену, и любовь прививал к земле-матушке. Но жизнь распорядилась иначе.
Троих сыновей в начале Первой мировой войны призвали в армию, защищать Российское Отечество. Старший, Эразм, воевал пехотинцем на самых сложных участках Западного фронта. Средний – Иосиф, стал отменным писарем, готовил приказы командования, а в час тишины, на привале, писал письма домой неграмотным сослуживцам. Третий сын – Пётр, храбро воевал и дослужился до офицера, стал поручиком царской армии. И только самый младший из сыновей, Виктор не «нюхал пороху», в силу своего возраста не служил ни белым, ни красным. Всё это позже будет зачтено советской властью.
После войны и подписания Брестского мирного договора сыновья дружно включились в восстановление разрушенного войной хозяйства. В 20-е годы, после победы советской власти в гражданской войне жизнь начала налаживаться. Благо все грамотные, семейные, серьёзные. Петр имел троих детей, и в мирной жизни, как бывший офицер дослужился до главного бухгалтера селекционной станции. С финансами работали и два других брата: Эразм кассиром Рабкоопа, а Иосиф был бухгалтером местного филиала Киевоблторга, воспитывал своих двух дочерей, да племянницу с десяти лет. Виктор, у которого жене было 26, растил восьмилетнего сына Александра и работал в артели «Кожизделия».
Нежданно нагрянули «буйные» 30-е – сплошной страх и тотальные подозрения. После проведенных арестов и заключения под стражу в местной тюрьме, 18 мая 1938 года братьям было предъявлено обвинение в преступлении, предусмотренном ст. ст. 54-6, 54-11 Уголовного кодекса УССР – шпионаж и контрреволюционная деятельность.
А Марцинковский Пётр, кроме того, обвинялся ещё и «…как участник националистической польской повстанческой организации (ПОВ), проводивший контрреволюционную агитацию с целью отторжения Украины от СССР». (1).
В протоколе допроса Пётр, со слов следователя, заявил: «В состав к/р националистической Польской повстанческой организации, т.н. «Боювки» я был вовлечён своим шурином Иосифом Красуцким в 1925 г. (арестован органами НКВД в 1937-м). По своим убеждениям я был ярым польским патриотом. Красуцкий целиком разделял мои националистические взгляды и высказывал мне свои планы ведения борьбы с существующим строем с целью отторжения Украины от СССР и присоединения её к Польше. Работая в различных учреждениях и совхозах разных районов, я передавал последнему сведения шпионского характера о настроениях колхозников, наличии тягловой силы, автомашин, тракторов и состоянии дорог». (2).
На вопрос оперуполномоченного: «Кто входил в состав вашей контрреволюционной националистической организации?», последовал ответ: «…В разное время в организацию были вовлечены:
Ксёндз Буяльский (арестован НКВД в 1932 г. и уже осужден),
Козловская Мария, арестована за связь с польской разведкой,
Козловский Николай, работал бухгалтером в городе Казатине,
Врублевский, арестован в 1937 году органами НКВД,
Сергиевский, бывший директор школы, арестован в 1937 году,
Мои родные братья: Марцинковский Иосиф Оттович,
Марцинковский Виктор Оттович,
Марцинковский Эразм Оттович,
Раковский Тадеуш, житель с.Самгородка, Сквирского района». (3).
Вечером того же дня после проведенной с ним «воспитательной» работы, Пётр Марцинковский вынужден признать себя виновным в предъявленном обвинении.
В протоколе допроса Эразма Марцинковского записано: «Среди польского населения, проживающего на территории Сквирского района, и, особенно, среди польской молодёжи, я проводил широкую националистическую агитацию, доказывая ей необходимость отторжения правобережной Украины и присоединение её к Великой Польше в границах 1870 года. Всячески восхваляя фашистский режим в Польше, доказывал его преимущества над советским строем. Кроме того, распространял слухи о близости войны Польши и СССР, и поражении в этой войне Советского Союза. Помимо этого, проводил шпионскую работу, собирал и передавал Красуцкому сведения о мощности совхозов, их технике, состоянии железных дорог и мостов». (4).
В ходе допроса Виктора следствие констатирует, что и он являлся членом националистической польской повстанческой организации «Боювка». «В ПОВ входил, но оружия у нас не было. Виновным по обвинению себя признаю». И подпись: «В.Марцинковский». (5). Последние четыре слова подчёркнуты красным карандашом, что выдаёт удовлетворение прокурора.
При допросах Тадеуша Раковского 21 мая 1938 года фиксируются те же обвинения и идентичные признания, а также факт передачи собранной информации Красуцкому, который через ксёндза Буяльского, якобы передал их польскому консулу в Киеве. (6).
Доказательства преступной деятельности обвиняемых, c точки зрения следователя, были собраны. Их вина доказана, в связи с чем составлено обвинительное заключение, утверждённое военным прокурором на всех пятерых участников контрреволюционной организации. Текст этого документа уместился на трёх стандартных листах, а проходящие по делу фигуранты обвинены в шпионской деятельности в пользу Польши.
Затем следственное дело №146450 направляется на рассмотрение «Тройки» Киевского областного управления НКВД, которая оперативно выносит нужное ей решение – высшая мера наказания. (7).
Расстрельные карточки.
В выписке из заседания «Тройки» при КОУ НКВД от 25 сентября 1938 г. (протокол №272) указано, что все пятеро: Марцинковский Пётр Оттович, Марцинковский Эразм Оттович, Марцинковский Виктор Оттович (по паспорту – Антонович), Марцинковский Иосиф Оттович (Антонович) и Раковский Тадеуш Онорович подлежат расстрелу, а лично принадлежащее им имущество – конфискации. Документ подписан начальником I-го спецотдела – Шлёпченко. (8).
К делу приложено свидетельство о смерти Петра Марцинковского, которая наступила 7 августа 1938 года в Бело-Церковской тюрьме. А подшитые тут же выписки гласят, что приговор Особой «Тройки» от 25.09.1938 г. над осуждённым к высшей мере наказания – расстрелу, Петром Марцинковским приведен в исполнение лишь 3 октября 1938 г. Внизу – подпись сотрудника НКВД Альтзицера с оттиском угловой печати. На лицо – явная нестыковка дат и реальное сокрытие причин смерти арестованного, а также места его захоронения в Белой Церкви еще в августе 1938 года. (9).
Фото Петра Марцинковского до и после ареста.
Сделанные при аресте два маленьких фото бывшего офицера царской армии П.О.Марцинковского с биркой на шее да клочки тайной переписки на польском языке – все, что осталось от погибшего по вине энквдистов человека, причина смерти которого так и не была установлена. (10).
Перехваченная межкамерная записка к старшему брату.
Вот так бесславно закончилась история гибели группы, так называемых контрреволюционеров и «шпионов», т.е. советских граждан польской национальности, которые никакими шпионами или антисоветчиками быть не могли, о чем свидетельствует их последующая реабилитация. Дело прекращено за отсутствием состава преступления в действиях расстрелянных. Правда восторжествовала, но какой ценой!
Помните, наши идеологи с пеной у рта доказывали, как могуч Советский Союз, как велика в нём дружба народов, как «сквозь грозы сияло нам солнце свободы! (из Гимна). „To nie jest prawda“, обман: никогда в СССР не решался национальный вопрос.
Самая «демократическая» Конституция 1936 года, уже через год после принятия, была грубо попрана, в стране нагнеталась атмосфера страха и подозрений. Наступала эпоха «поиска ведьм». Фальсификация уголовных дел, незаконные репрессии, массовые расстрелы и мерзкое недоверие к нацменьшинствам в стране с многонациональным укладом, методично подтачивали устои Советского государства и, поэтому, рано или поздно оно должно было рухнуть, что и случилось в 1991 году.
Советская власть не покаялась за содеянное зло против собственного народа, а нераскаянность за преступления имеет свойство к рецидиву, т. е. повторению. Вот до этого бы не дошло…
Фото семьи Марцинковских из архивно-уголовного дела (имена на снимке не указаны).
А. Колос, историк
Список использованной литературы:
Центральный Госархив общественных орг-ций Украины – ЦГАООУ,
  1. У/дело № 64549 ф.п. Марцинковского П.О. и др., л.д. 7
  2. Там же, л.д., 37–39
  3. там же, л.д., 40–41
  4. там же, л.д., 48
  5. там же, л.д., 66
  6. там же, л.д., 69
  7. там же, л.д., 74–77
  8. там же, л.д., 78–79
  9. там же, л.д., 82–85
  10. Амонс А.І., «Биківнянська трагедія», К., 2006, стр. 361.
Расстрельный протокол №272 КОУ НКВД

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..