воскресенье, 31 мая 2020 г.

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА 30 МАЯ

Ю.Латынина Добрый вечер! Юлия Латынина. «Код доступа», как всегда в это время по субботам. Слушайте нас по «Эхо Москвы», смотрите по YouTube-каналу «Эхо Москвы» и по моему собственному YouTube-каналу «Латынина ТВ». Не забывайте подписываться на эти каналы, шерить и ставить лайки.
Владимир Владимирович отложил саммит БРИКС, который должен был начаться 21 июля из-за высоких рисков заражения. А вот парад он назначил на 24 июня из-за незначительных рисков заражения. Видимо, потому, что на саммите риск заражения касается самого Владимира Владимировича, которому придется жать руку большому количеству лидеров, а на параде и на акции «Бессмертного полка», которая должна состояться практически в то же самое время, когда был отменен саммит БРИКС, это будет касаться просто десятков тысяч простых людей.
Илон Маск запускает к МКС пилотируемый корабль. Москва не собирается отменять приложение «Социальный мониторинг», которое построено на принципе «докажи, что ты не верблюд». У покойного Босова менеджер, выгнанный из компании за вопиющие злоупотреблении, как было написано прямо в пресс-релизе, тут же начал претендовать на часть бизнеса вдовы.
Но я начну не с этого, а с разгорающегося на наших глазах скандала с арестом Ильи Азара, известнейшего журналиста. Просто это можно называть «Голунов-2», потому что это всё те же лица и всё тот же расклад.
Потому что, напомню, что Голунова арестовывали эфэсбэшники руками ментов за какие-то кладбища, за свой кладбищенский бизнес. Подкинули тогда наркотики. И Голунова тогда удалось отстоять только благодаря союзу улицы, общественного протеста, с одной стороны, и, с другой стороны, противников партии войны во власти.
И, собственно, перед нами в чистом виде «Голунов-2», обратка той же самой партии войны. Илья Азар выходит с пикетом в защиту некого Владимира Воронцова, бывшего мента и администратора паблика «Омбудсмен полиции», о котором, если можно, я не буду говорить ни плохого, ни хорошего, потому что о некоторых арестованных, как о покойниках.
Но в любом случае Илья Азар имеет полное право выходить в защиту кого хочет. Одиночные пикеты никто не отменял. И, естественно, его забирают на 15 суток. Получается, парад проводить можно, а стоять в одиночном пикете в маске и с перчатками — это, конечно, ухудшает эпидемиологическую обстановку в отличие от парада. Стоял он перед ГУВД. Насколько я понимаю, решение принимал зам Колокольцева генерал Горовой. Собственно, за ним стоит та самая партия войны, она же партия мобилизации — и Патрушев, и Володин, и так далее. Предлог такой: он стоит в маске и в перчатках в одиночестве и может заразиться и стать источником инфекции, поэтому мы его посадим на 15 суток в обезьянник, который, как известно, стерилен.
Решение, напомню, принимает главк ГУВД Москвы, который устроил давку у входа в метро. И, между прочим, согласно законам, принятым же Государственной думой, это как раз полностью подпадает под преступления, связанные с распространением коронавируса, бла-бла-бла. И за это не то что никто не посажен, а никто не уволен.
После этого, естественно, в поддержку Азара выходит куча народу, включая главного редактора издания «Медиазоны» Сергея Смирнова, моих коллег по «Эху» Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Их хватают. Их выпускают, как я понимаю, при вмешательстве Собянина, который понимает, какая это пороховая бочка под него, даже буквально хватается за голову, что всё это ровнехонько к путинскому псевдоголосованию.
Ю.Латынина: Этим людям наверху элементарно жалко денег на врачей

После этого уже выходят десятки людей, депутаты, журналисты — Юлия Галямина, Елена Русакова, Елена Филина и так далее. То есть это не просто та же самая конфигурация сил, это просто обратка за Голунова. Есть, с одной стороны, партия мобилизации, партия войны, с другой стороны — общество и та башня Кремля, которая: а) враждует с партией войны, б) точно также верно служит Путину, тут надо не делать никаких иллюзией, и в) без напора общества никогда бы не стала вмешиваться, но при наличии напора там существует обратная связь. То есть на ровном месте партия войны сделала Владимиру Владимировичу еще один подарок к голосованию и параду.
И я просто напомню для сравнения. У нас там рассказывал, помните, Песков насчет печени, которую надо размазывать по асфальту, что как раз сейчас в штате Мичиган, когда тамошний губернатор Гретхен Уитмер приняла какие-то совершенно фантастические правила борьбы с карантинам.
Но, как это часто бывает у демократов и вообще у левых, которые у нас раньше боролись против того, чтобы государство имело право бороться с террористами и говорили — да нет, это ограничивает свободу граждан, а теперь они со страшной силой перековались и сами ограничивают свободы граждан. И, в частности, вот губернатор Уитмер, она сказал, что марихуаной торговать можно, аборты делать можно, а садовые косилки для сада покупать нельзя. И там не просто люди вышли на улицу в разгар эпидемии, они, во-первых, были вооружены, и некоторые из этих вооруженных людей просто зашли в местный капитолий. И, тем не менее, ни одного ареста не было.
То есть это вот два мира — два Шапиро. И, собственно, мы посмотрим, что дальше будет происходить, потому что если выпустят Азара в понедельник, значит, здравый смысл и умеренная партия взяла вверх.
А я вернусь к событию, которое еще не случилось, которое должно случиться ровно через несколько часов после конца этой передачи. Я имею в виду запуск первой частной ракеты с двумя астронавтами к МКС, который должен состоятся в 22 часа, 22 минуты по Москве. Ракета, сделанная Илоном Маском.
И я две вещи хочу вам напомнить. Во-первых, что Илон Маск стал миллиардером не потому, что он играл в хоккей с Путиным или был его массажистом, или поваром, или охранником. А это человек, который приехал в Америку, который эмигрант, который занимался физикой в университете Пенсильвании, который поступил в Стэнфорд в 95-м году, пробыл там 2 дня, ушел из университета. Основал свою первую компанию в 24 года. У него было ровно 2500 долларов, ну и компьютер. Эту компанию он через 4 года продал за 300 миллионов, основал PayPal. Потом продал свою долю уже в PayPal eBay за 200 миллионов долларов. И после этого в 2002 году запустил SpaceX, и в 2003 Tesla.
Ю.Латынина: Спасибо родному ФСБ, еще одни мозги выпрели из России

Это человек крайне эксцентричный, как позволительно гению. Он нанимал лучших инженеров, но самое главное — работал вместе с ними. Маск спал в офисе или прямо на фабрике, он, проще сказать, работал 24 часа в сутки, 7 дней в неделю и не более и не менее хотел колонизовать Марс, радикально снизить стоимость космических полетов.
И, действительно, с того момента, как компания работает — меньше 20 лет, — они создали несколько ракет, в том числе Falcon и Falcon 9. Они уже создали фактически многоразовую ракету, они создали двигатели Merlin НРЗБ и Draco, они создали космический корабль Dragon. И хочу еще раз напомнить, что это сделал один человек, эмигрант, который основал свою первую компанию — 2,5 тысячи долларов.
У меня вопрос такой, знаете, для дураков. Я напомню, что в XVIII, XIX веке Россия была местом, куда приезжали немцы, французы, кто угодно, делали великолепную карьеру. И тогда Россия была империей. Она стала империей, в том числе, и прежде всего, благодаря европейским эмигрантам, в том числе, и на троне.
И вот интересно, такой риторический вопрос: почему эмигрант Илон Маск не приехал в Россию. И, как вы думаете, как скоро бы, если он приехал в Россию и начал бы делать здесь частную космическую компанию, его Бастрыкин и Бортников посадили, и какие-нибудь путинские друзья отобрали бы его разработки и всё загубили?
Второе: космическая гонка всегда была делом государств — Советского Союза и США. И нам всегда говорили, что это такая область, где нужны гигантские вложения, это только государство может. И вот создание всех этих ракет, всё это обошлось Маску в 400 миллионов собственных и заемных средств. А вот ракета «Ангара» многострадальная, которая полетела, уж не помню, на 10 или 12 лет позже, чем должна была полететь, — на Ангару мы потратили 7 миллиардов долларов. А НАСА, которая тоже разрабатывала новый космический корабль многоразового пользования, на него потратила 30 миллиардов денег американских налогоплательщиков, а воз и ныне там.
Теперь обратите внимание, оказалось, что космические полеты — это вовсе не зона монопольного бизнеса государств, а это так: сначала они просаживают на их разработку гигантские деньги, а потом говорят: «Слушайте, ну космос — это слишком неокупаемая вещь, чтобы поручить ее частникам».
Я не буду говорить о других разработках Маска — о «Тесле», о солнечных батареях, которые, кстати, похоже, провалились. Это нормально, не все проекты должны удаваться. Про Hyperloop, не буду говорить о его смешных поступках, когда он, например, назвал дайвера, спасавшего детей в Таиланде, педофилом.
Не буду говорить даже вещи, которым я внутренне аплодирую, потому что Маск только что заявил, что подаст в суд на власти Калифорнии за то, что они не разрешают работать «Тесла». Вот сначала Павел Дуров сказал, что Калифорния не лучшее место для бизнеса, вот теперь Маск это говорит. Потому что ну да, есть такая проблема, что в Калифорнии потихонечку наступает социализм.
Он, вообще, наступает везде, где хорошо, и это хорошо производит много халявщиков. Это достаточно неизбежно. Я как-то поминала арабского философа Ибн Хальдуна, который говорил, что как только аппетиты правителей растут, так налоги в стране увеличиваются, и после этого в стране наступает стагнация, и после этого династия падает из-за новых варваров.
Вот у Ибн Хальдуна росли аппетиты правителей, а в демократических государствах аппетиты растут у халявщиков по мере того, как улучшается ситуация в экономике. Вернее, скажем так: в демократических государствах они растут у тех, кто внизу, те, кто внизу, являются халявщиками, а в автократических государствах типа той же самой России халявщиками являются те, кто наверху.
Я только одну вещь скажу, что должен был корабль запуститься в среду. И президент Трамп приехал, отложив все дела, на его запуск. А запуск отложили, потому что погодные условия были не такие.
Ю.Латынина: Зато Рогозин всегда готов объяснить, что американцы провертели дырку

Вот как вы думаете, вы можете себе представить, что у нас, когда такая помпа и всё собралось, и президент приехал, отложили запуск из-за боязни потерять жизни членов экипажей? Я думаю, мы можем прекрасно ответить себе на этот вопрос хотя бы в связи с последним решением Путина 24 июня провести парада, который не угрожает здоровью тысяч его участников, но 21 июля отменить саммит ШОС, который угрожает здоровью драгоценнейшего вождя.
И, собственно, простейший вопрос, почему в России сейчас путинской не может быть Илона Маска, почему у нас вообще практически не осталось частных космических компаний. У нас же были частные космические компании. У нас был замечательный человек, которого звали Михаил Кокорич, сделал частную космическую компанию «Даурия». Запускал наноспутники. Как вы думаете, что случилось? Правильно: завели уголовное дело. Потом Кокорича ободрало как липку «Роснано». Кокорич сейчас в той же Калифорнии пускает свои спутники. Спасибо родному ФСБ, еще одни мозги выпрели из России.
А у нас вместо Кокорича, вместо Илона Маска есть клоун Рогозин и космодром «Восточный», которые оценивается минимум в 300 миллиардов рублей. При этом крадут возами, а денег на зарплаты рабочим нет. Но зато Рогозин всегда готов объяснить, что американцы провертели дырку в космической станции, ну, видимо, вместе со своими братьями по разуму из Русского собора, которые просят прокуратуру проверить Билла Гейтса на предмет, не он ли изобрел коронавирус. У них есть важная улика, потому что этот гад Гейтс уже до этого вкладывал вакцины и спасал даром сотни миллионов людей.
А ведь все эти люди, которые у нас в верхушке кормятся, они вообще не могут представить себе, как это человек из благотворительности кого-то спасает даром. Наверное, где-то у него что-то такое.
Собственно, степень эффективности Рогозина мы можем видеть по космодрому «Восточный». Хотя в чем измерять эффективность, потому что если вы посмотрите, например, дом Илона Маска, который он недавно продал, вы увидите, что он, конечно, стоит 4,5 миллиона, потому что это в Калифорнии, это очень дорого, там красивый вид. Но это бунгало одноэтажное, очень красивое. Можете зайти на сайт к Навальному и посмотреть на домик и на несколько участочков, которыми обзавелся Рогозин через некоторое время после работы в Росгосмосе и сравнить их домом Маска, и сравнить достижения Рогозина в виде падающих ракет, которые обязательно перед запуском освещают.
Вообще, по-моему, это уже такой математический закон: чем больше ракету освещают, тем чаще ракета падает. Как-то не так благословение работает. Видимо, там компьютерный код неправильный небесный прописан.
И вы можете сравнить историю с разворованным «Восточным» и сравнить их с достижениями Маска.
Собственно, еще одна история, почему в России не может быть как в Америке при нынешнем режиме. 6 мая, меньше месяца назад покончил собой Дмитрий Босов, хозяин «Сибантрацита» — это крупнейшее угольное предприятие, производяющие очень хорошие угли антрацит — это уголь очень дорогой и пользуется всегда гигантским спросом, — спонсор Ночной хоккейной лиги, той самой, в которой у нас играл премьер до того, как был назначен премьером. Вообще, у нас НРЗБ в которой играет, собственно, президент и многие его ближайшие люди.
Вообще, такой авантюрист самой высшей марки, игрок с Путиным в хоккей, человек, который сейчас в центре скандала с продажей «Ведомостей», потому что Босов был тот человек, который дал Демьяну Кудрявцеву деньги на покупку «Ведомостей». А потом оказалось, что эти деньги Босов взял в долг у банка Сечина. При этом, если верить заявлению Кудрявцева, Кудрявцев деньги компании Босова, которая брала в долг у банка Сечина — она называлась «Константа» — вернул. И тогда, если это правда, получается, что «Константа» денег Сечину не вернула. И мое личное предположение заключается в том, что как раз эта сделка Босова и «Ведомостей», она происходила, когда Босов с Сечиным дружил. А потом Сечин попытался отжать у Босова бизнес, и Босов — редчайший случай — спасся, он обратился к своим друзьям по Ночной хоккейной лиге — к Шойгу, к тульскому губернатору Дюмину. Они сказали что-то Путину.
И вот перед смертью Босов выгнал своего менеджера Александра Исаева с уничтожающей формулировкой, цитирую: «За вопиющие злоупотребления и хищения на вверенных участках работ. Исаев — человек еще более авантюристичного склада, чем Босов.
И, насколько я понимаю, что они расстались, несмотря на эту зубодробительную формулировку, на вполне льготных для Исаева условиях, потому что Исаеву списали сколько-то там — я слыхала цифру — 300 миллионов долгов, связанных с разными провальными проектами инвестиций в Индонезию, в другие места. Исаев вернул 50% акций, которые ему принадлежали в компании, которая, в общем, была просто оболочечной компанией для разных других бизнесов, она называлась «Востокуголь». И, в том числе, она владела частично новым портом Босова, который называется «Вера». Исаев ушел работать к Сергею Адоньеву, возглавил другую компанию «Эльга Уголь». Сергей Адоньев — это человек, который дал деньги на фильм «Дау», очень известный также человек. Он был в этом порту с Босовым 50 на 50.
Ю.Латынина: Риторический вопрос: почему эмигрант Илон Маск не приехал в Россию

И вот то ли от скуки или оттого, что пришлось сидеть на месте в карантине — вообще, до сих пор друзья не могут понять, отчего это произошло — Босов пускает себе пулю в голову прямо на катке. У него был личный каток в усадьбе. И вскоре после этого (6 мая пустил пулю) 20 мая, как там у Гамлета «башмаков еще не износивши, в которых шла за гробом» — правда, господин Исаев не приходил на похороны Босова, так что башмаки те он точно не носил — господин Исаев обращается в суд и сообщает, что он понятия не имел, что его доля продана, что это сделано без ведома и согласия его и, вообще, он узнал об этом из прессы.
После этого в порту «Вера» меняют директора, а партнеры, на которых теперь работает Исавев, присылают бумагу, из которой следует следующее — как я уже сказала, порт «Вера» у Босова, там он был 50 на 50 с Адоньевым и Авдоляном, — и там был пункт в большом их договоре между партнерами, который обезопасил бы партнера от продажи акций сторонним лицам. И в этом соглашении было прописано, что если бы без спроса меняешь акционера, то с тебя причитается штраф — это 16,7 акций, которые продаются за 3400 рублей.
И вот партнеры пишут вдове письмо примерно такого содержания: «В связи с событиями, происшедшими в последний месяц, в том числе, выход Исаева Александра Сергеевич из состава участников УК «Востокуголь», а также трагической гибели Босова Дмитрия Борисович 6 мая 2020 года произошла смена контроля». То есть получается, что раз господин Босов выкинул Исаева из своей компании и пустил себе пулю в лоб без консультации с партнерами, он тем самым поменял, не посоветовавшись с ними, акционера — и где наши 16% акций за 3,4 тысячи рублей?»
Плюс там есть еще одна деталь, она более неясная. Заключается она в том, что на складах компании «Сибантрацит» сейчас лежит 1,5 миллиона тон антрацита, который очень прибыльная вещь, которая приносит 240 рублей с тонны. И квоты по вывозу босовского угля по железной дороге упали, у других компании выросли. Это более сложная материя, на которой в компании пока не особенно настаивают, потому что, вообще, вывоз угля на Восток — это давно слабое место в России, потому что вся общая проблема России заключается в том, что вся бывшая советская инфраструктура ориентирована на то, чтоб вывозить на Запад. А потребители в последнее время, прежде всего, Китай находятся на Востоке.
И поскольку за время Путина мы не успели наладить даже толком этого пути на Восток… Вот есть знаменитый роман Сорокина «Опричник», в котором рассказывается о том, как настоящая, великая Русь живет за счет того, что возит товары из Китая в Европу. И всегда мне казалось, что единственное фантастическое допущение в романе «Опричник» — это то, что Россия при нынешнем режиме сумеет организовать даже эти перевозки. Ну, так вот, пока она эти перевозки не сумела организовать. И, в частности, с железными дорогами и с вывозом угля на Восток всегда затык, отсюда, собственно, и этот построенный Босовым порт, желание также строить за свой счет Северомуйский тоннель. Но, тем не менее, такая история. Человека уволили из компании с формулировкой «За вопиющие злоупотребления и хищения на вверенных участках работ».
Сразу после того, как его уволили, он подал в суд, и его адвокат тогда требовал, чтобы с сайтов удалили обвинение в хищениях, поскольку эта информация не соответствует действительности. Это была единственная цель иска. Единственной целью иска являлась защита деловой репутации. Говорил адвокат: «Доверитель не преследует каких-либо корыстных мотивов». И с ответчика Исаев просил взыскать компенсацию в размере морального вреда — 1 рубль.
Ю.Латынина: Собянин понимает, какая это пороховая бочка под него

То есть обратим внимание, пока Босов жив, его менеджер и младший партнер публично требовал только одно: удалить эту формулировку и взыскать 1 рубль морального вреда, а как только Босов пустил себе пулю в лоб, директор «Эльга Угля» обнаружил, что его доля была продала третьим лицам без ведома и согласия истца, и он узнал об этом из прессы. И возникает вопрос: если это так и было, почему же он до этого не подал в суд при жизни Босова? Вернее, почему же он, когда подавал в суд при жизни Босов, он просил вернуть ему не акции, а просил моральную компенсацию размером в 1 рубль?
И возникает вопрос: какие могут быть инвестиции, какой бизнес в стране, где вот жил Босов, играл в Ночной лиге и был у него бизнес, а помер он — и вдова не играет в хоккей, и это непорядок. Перерыв на новости.
НОВОСТИ
Ю.Латынина Добрый вечер! Это Юлия Латынина. «Код доступа». И слушайте нас по «Эхо Москвы», смотрите по YouTube-каналу «Эхо Москвы» и YouTube-каналу моему собственному «Латынина ТВ». Не забывайте, пожалуйста, на них подписываться, шерить и ставить лайки. У на YouTube-канале много всяких других вещей.
Эпидемия в России вступила в странную стадию. Как выйти на улицу протестовать — она есть, а как проводить голосование на вечное правление Путина, ее нету. Короче говоря, она есть по понедельникам, когда протестует Азар и нет ее по вторникам, когда идет «Бессмертный полк».
И вот среди мер, которые принимаются в борьбе с эпидемией, конечно, на прошлой неделе по числу недовольств на первое место вышло приложение «Социальный мониторинг», которое применяется в Москве. «Социальный мониторинг обязаны установить все, кто по причине болезни или контакта с больным находится на самоизоляции. Все говорят, что это просто какой-то полный кошмар. Телефон перегревается, батарейка жжется, вырубается, куда-то перекачиваются огромные объемы данных. Надо всё время делать селфи. Уведомление о селфи исчезает раньше, чем ты можешь доказать, что вот он ты и ты дома. Уведомления приходят ночью. Глюки такие, что прикованный к постели профессор получил от приложения аж два штрафа.
И прекрасная история, когда двое молодых людей, которые жили в квартире — а у них квартира был на границе Москвы и области, — они получили штрафов на 40 тысяч рублей, потому что они перемещались по квартире, их, естественно, ловила то та вышка, то эта, то московская, то областная. И вот им сказали, что они пересекали границу региона.
И прозвучали такие цифры: 67 тысяч регистраций, и на них 54 тысячи штрафов. И кончилось тем, что заговорила даже валаамова ослица. Глава Совета по правам человека Валерий Фадеев заявил, что штрафы нужно отменит. Ну, Феаеева сложно заподозрить в том, что он разговаривает вне строя. Фадеев — это, знаете, как новый редактор «Ведомостей» Шмаров. И это уже означает, что к реальному негодованию общества присоединились те части кремлевской администрации, которые жрут московского мэра вовсе не из-за его вполне реальных ошибок в борьбе с ковидом, а, наоборот, из-за его не менее реальных успешных решений.
Даже после этого трое высокопоставленных московских чиновника явились в «Эхе Москвы», и министр правительства Москвы Алексей Немерюк сказал, что приложение отменяться не будет. Причем, надо сказать, что он привел резоны, которые могут показаться на первый взгляд убедительными. Он сказали, что баги в приложении ликвидированы, что ночью уведомления больше не приходят, что это можно легко оспорить, это всё можно сделать онлайн, есть вся инфраструктура, вежливый саппорт. Он сказал, что абсолютное большинство штрафов выписано по делу, время сейчас тяжелое, люди несознательные, выходят, разносят вирус, и большинство штрафов — действительно, большинство злостных нарушителей, на них приходится основной объем штрафов, они выходят десятки раз.
Я даже не сомневаюсь, что всё это действительно так. Для меня только загадка: если эти идиоты идут гулять, зачем они берут с собой телефон с программой, которая показывает их геолокацию. Ну, я думаю, что, действительно, идиотам даже приложение «Социальный мониторинг» не писано. Короче, речь идет о жизни людей, поэтому всё оставляем.
И еще раз спасибо Немерюку, что он публично объяснил резоны мэрии, которая, заметим, не всегда объясняет нам свои резоны, редко к этому снисходит. Но дело вовсе не в багах и не вежливом саппорте. Дело в том, что приложение «Социальный мониторинг» нарушает презумпцию гражданской невиновности. Оно устроено так, что его пользователь каждый день и каждый час должен доказывать, что он не верблюд.
Я хочу сказать, что в мире, в котором мы живем, есть множество законов и правил, которые теоретически все должны соблюдать, и хорошо известно, что их не все соблюдают. Кто-то жену бьет, кто-то ездит на красный свет, кто-то вообще ворует и убивает. И, в принципе, можно придумать приложение, которое заставит вас доказывать, что вы этого, этого и этого не делаете.
Ю.Латынина: В Калифорнии потихонечку наступает социализм

Вот, допустим, приложение, при котором каждый водитель, который сел за руль, должен доказать, что он остановился у знака «Стоп». Надо остановиться у знака, сделать селфи, чтобы был виден водитель и знак, ехать дальше. Селфи не сделано — считается, что водитель нарушил, на него приходит штраф.
Вы скажете, что это неудобно. Я отвечу — да, может быть, каждому конкретному человеку неудобно, но какая эффективность для общества. Все будут останавливаться. А если вы селфи не успели сделать, но не остановились и штраф вам пришел, у вас всегда есть возможность пожаловаться, вежливый и внимательный саппорт всегда вам ответит, если надо изучит видео с уличных камер, которые зафиксирует, что вы таки останавливались.
При этом жене каждой в целях предотвращения домашнего насилия тоже нужно выдать айфон с приложением, и она каждый день пусть отмечает, что насилия не было. И тогда ей будут приходить пуш-уведомления немедленно сделать селфи. Она фотографируется. Если у нее вдруг под глазом у нее синяк, а она врет, что муж ее не бил. А если она не успела сделать селфи, то муж получает штраф. И, разумеется, у семьи есть возможность этот штраф обжаловать, потому что всего-то надо доказать, что жена не успела сделать селфи, потому что была в ванной или да, был синяк, но он был на селфи, жена был конкретно в командировке в другом городе, она там поскользнулась на льду. Вежливый саппорт всегда к вашим услугам.
Или совсем уже простой пример. Многие люди любят ездить зайцем. Давайте каждый установит приложение «Автобус». В момент, когда он заходит в автобус, делает селфи с билетом. Селфи нет — будет штраф. Опять же можно обжаловать, зайдя на сайт вежливый саппорт. Или я даже страшусь приводить такой пример. Знаете, люди пользуются общественными туалетами и иногда промахиваются в этих кабинках мимо унитаза. Ну, давайте, выдадим человеку специальное приложение, специальный жетон, и когда он заходит в общественный туалет, он должен себя снимать в этот момент, что он не промахивается мимо унитаза. И вы представляете, какая будет грандиозная общественная польза, хотя да, может быть, не очень удобно.
То есть вы поняли, к чему я клоню. Дело не в базах, которые можно исправить. Есть принцип: люди в обществе соблюдают нормы большинства. Они останавливаются у знака «Стоп». Я даже надеюсь, что большинство людей не бьет жену. А чтобы ловить нарушителя, существует государство, и это, собственно, есть прямая обязательность. Государство изобретено ровно затем, что не все люди соблюдают правила, и никоторых приходится каким-то образом искать.
А в этом приложении всё поставлено с ног на голову, потому что предполагается, что все люди, которые посажены на карантин, они нарушители. Если не будет приложения, они будут бегать по городу, разносить вирус и так далее. Нарушителям предлагается самим за собой следить. Простите, а государство-то на что?
Потому что у нас же есть программа «Умный город», о которой говорил столько Навальный. Ее стоимость только за три года с 19-го по 21-й 240 миллиардов рублей. Камеры у каждого подъезда. Простите, а можно эту программу написать не для людей, которые должны сами нажимать эти уведомления, а для камер, чтобы они это отслеживали. Вы же не ставите всем водителям приложения, чтобы они доказывали, что они не нарушают правила дорожного движения. Вы ставите другое приложение на камеры, которое штрафует нарушителей.
Вот Немерюк нас успокоил, что ночные селфи отменены. Шикарно, конечно. А дневные? Приложение, вообще, стоит у людей, часть которых больны. Они спят днем. И вот слабость и сонливость — симптом коронавируса. А человек в ванной мылся? А в туалет зашел? Представляете, он занимался в этот момент сексом, причем совершенно легально, потому что у него подружка, она тоже на карантине, а они занимаются таким времяпрепровождением. И вот в самый ответственный момент, представляете, оно пищит. Тут и до импотенции недолго.
И Немерюк успокаивает, что да, ошибочные штрафы можно обжаловать, есть очень хороший саппорт. Вопрос: почему человек должен доказывать, что он не верблюд, и сколько времени и нервов он на этот потратит, и как он, собственно, это докажет? Он скажет: «Вы знаете, я не успел сфотографироваться, потому что мылся в ванной». И, допустим, саппорт штраф отменит. Вопрос: как отличить этого человека от нарушителя, который телефон оставил, пошел гулять, пропустил уведомление и говорит: «А я мылся в ванной»?
Вот я Немерюку благодарна, что он объяснил, за что пришло два штрафа этой лежачей профессору Карабулатовой. Первый был за то, что она не установила приложение, а второй, потому что она продиктовала контактный телефон сына, и сын это приложение у себя установил, после этого вышел из квартиры и, конечно, тут же словил штраф.
Ю.Латынина: И это все делается деньгами врачей

И когда в первый момент это слышишь, ты думаешь: ну, действительно, а чем вы думали, чем профессор думала, чем сын ее думал? А ответ-то правильный такой, что профессор Карабулатова имеет право думать, что угодно. У нее голова другим занята была. Она имеет право на это. Человек в самоизоляцию уходит не просто так. У него куча проблем: как вынести мусор, где брать еду, что будет с обязательствами. Я уж не говорю про то, что он просто хреново себя чувствует. Многие из этих людей смертельно напуганы. И делать им больше нечего, как поставить это приложение, как на это нажать. И половина этих людей эти пуш-уведомления видят впервые в жизни.
И московская мэрия нам говорит: «Такие приложения есть и в других странах». Ответ: в абсолютном большинстве стран их нет. А второе: COVID всех напугал, и сделано очень много ошибок. Но я повторяю очень простой принцип: абсолютное большинство людей, попавших на самоизоляцию, эту самоизоляцию соблюдают. На них свалилась беда, они ни в чем не виноваты, они не должны доказывать мэрии, что они не нарушители. Это мэрия должна доказывать нарушителям, что они нарушители, когда она их поймает.
Вот есть презумпция невиновности, которая действует в суде: ты не виновен, пока не доказано обратное. Вот в области административных правонарушений взаимоотношения граждан и государства тоже должны строиться по презумпции гражданской невиновности. Ты считаешься соблюдающим законы и предписания, пока государство не доказало тебе обратное.
И, собственно, эта презумпция гражданской невиновности, если вы посмотрите на взаимоотношения России с государством, она нарушается постоянно. Например, если посмотреть на те деньги, которые обещаны населению — а какие-то деньги уже обещаны Владимиром Владимировичем — я не могу сказать, что они большие… Вот Слава Иноземцев посчитал в «Снобе», что те деньги, которые обещаны, составляют аж 0,6% от доходов россиян. Но, тем не менее, это детские пособия, это зарплатные кредиты предприятиям. Это выплаты тех самых повышенных зарплат медикам.
А дальше выясняется, что значительную часть этих обещанных денег получить нельзя. Вот прекрасный пример — это врачи и медсестры, и фельдшеры, которые уже раскатали губу: «Ах, мы сейчас получим!», а потом оказалось, что если больница не ковидная — а шанс в нековидной больнице заразиться дальше больше, потому что в ней может не быть защиты, — то ты не получаешь вообще ни хрена. И там началась эта знаменитая история с тем, что люди получают по 200 рублей, потому что люди высчитывают минуту, сколько они находились в контакте с больным.
И дальше началось то же самое. Кредит? Ну, вот соберите 30 документов для оформления кредита в «Сбербанке». Пониженные социальные платежи? А вы знаете, это не на всю зарплату, а только в той части, которой она превышает минимальный размер оплаты труда.
И вот Иноземцев в этой статье приводит потрясающие цифры. В Москве 12 миллионов человек. Всё остановилось. Коронавирусное пособие по безработице получают сейчас только 40,5 тысяч человек. Это значит, что получение этого пособия обставлено на самом деле таким же тяжелыми препятствиями, как попытка доказывать штрафы приложения «Социальный мониторинг», что ты не верблюд.
И, собственно, на этом фоне мы видим абсолютно другой подход на Западе, когда, наоборот, люди пишут и говорят: «Я потерял 1,5 евро в месяц». И им приходит 1,5 евро в месяц. И их не спрашивают подтверждающие бумажки, потому что деньги им нужны сейчас. Подтверждающие бумажки даже в Германии, в которой, казалось бы, очень любят бумажки, будут потто, потому что если окажется, что ты соврал, — вот тогда тебя государство поймает за хвост и будет наказывать. То есть абсолютно та же самая презумпция административной виновности в России.
Во всем мире, если ты просишь, тебе дают деньги, а если ты соврал, к тебе может прийти полиция. У нас принцип: докажи, что ты не верблюд, принеси 30 бумажек, если хочешь получить кредит и так далее. И это абсолютно не случайно везде, потому что, конечно, на этом фоне выделяется история с врачами. И вообще, две главных истории, на мой взгляд, — это история с социальным мониторингом, а эта история с тем, что происходит с российскими врачами.
Вообще, обратите внимание, что врачи, ну и шире — есть такое слово «медики», я всегда к нему нейтрально относилась, а потом мой американский приятель врач Миша Мирер как-то сказал, что он очень ненавидит слово «медики», он сказал: «Врач учится энное количество лет, а вот это слово «медики», которое объединяет с врачом санитарку, которая, может быть, хороший человек, но столько не училось, оно чисто из советской уравниловки, и вот я это запомнила слово, — сейчас, действительно, нет врачей, а есть медики. Потому что сейчас и врач и санитарка, они одинаково подвергаются угрозе коронавируса.
Ю.Латынина: Приказ Путина разделил всё врачебное сообщество России

Вот обратим внимание, что медики, они долго были опорой режима. А в России их, по-моему, около 500 тысяч человек вместе с фельдшерами так далее. Вот это те самые бюджетники, которые голосовали так же, как учителя. При этом медицина, если не считать Москвы и даже не везде Москвы, была хреноватой даже в Москве. Правда, в Москве, действительно, всегда существовала опция по блату или за деньги попасть в хорошую больницу.
И дальше стало происходить следующее. Сначала началась компания против врачей-убийц, которую завел Следственный комитет. Они стали заводить уголовные дела. Только в 2019 году они возбудили 2 тысячи уголовных дел. Я напомню, что, действительно, существует проблема врачебных ошибок. И в США она решается так, что ты лично или не дай бог твой наследник, если с тобой что-то случилось, подаешь в суд, если тебя неправильно лечили. И это совершенно изымается из области ведения государства. Это проблема двух частных взаимоотношений двух частных организаций — человека, который лечился и доктора, который лечил.
А тут у нас человек, даже если ли его неправильно лечили, ни хрена не получает, а всю славу, как минимум, а, может быть, иногда и взятку получают люди, которые расследуют это неправильное лечение. Причем, напомню, что первое же громкое дело в этом крестовом походе Следственного комитета против врачей было дело Елены Мисюриной, которое было абсолютно отвратительным и выглядело как заказное, потому что там были клиника, принадлежавшая Евтушенкову, в которой умер пациент, и которая явно просмотрела у этого пациента всё что можно и потом сказала: «А вы знаете, это виновата врач, которая брала у него пункцию за несколько дней до этого». То есть там и следовало сажать врачей, но не Мисюрину. Там просто пахло взяткой, знаете, неприятный был запах. Это был первый такой звоночек.
Там же даже Следственный комитет себе выбил право делать какие-то медицинские экспертизы особые. У меня естественный вопрос: ребята, если там такие хорошие медицинские знания у Следственного комитета, что они сами могут решать прав ли врач или виноват, давайте срочно всех следователей — во врачи. У нас врачей не хватает хороших. Если они такие хорошие. Если же они даже хуже наших врачей, какие бы врачи наши плохими не были, то пусть не вякают.
И, собственно, это была первая история, когда верность врачей режиму, я думаю, немножко надломилась. Потому что на них выдали лицензию на охоту. Они стали дрожать, они стали, как и предприниматели, объектом давления и ограбления.
Вторая была история уже во время этой эпидемии, когда не было СИЗ и получилось, что врачи не могут жаловаться, потому что если они начинают жаловаться, то на них возбуждают уголовное дело, или главврач больницы начинает отдирать им голову. Больницы стали превращаться в кластер инфекции. В той же ГКБ Виноградова начальница больницы, которая депутат Мосгордумы говорила: «У нас тут внебольничная пневмония. Работайте, потому что иначе не будет страховых пациентов». В результате оказалось, что сейчас в 8 с лишним раз даже по официальным данным смертность медиков в России выше, чем в среднем по миру.
И это была, конечно, фантастическая история, когда человек, если он не поднимет крик, что нету средств защиты, то он рискует жизнью, если он поднимет, то он рискует опять тем же самым Следственным комитетом и вообще его сожрут.
Дальше началась история с деньгами. И я помню, как я удивилась вначале, когда Путин это сказал, что глава «Альянса врачей» Анастасия Васильева сказала: «Еще посмотрим, как будут платить», потому что я по наивности думала: ну, сказал Путин и сказал.
И что дальше оказалось. Первый акт драмы мы проходили на прошлой неделе, когда казалось, что ни в одном месте, ни в двух местах, а повсюду восприняли эти слова Путина как то, что надо по минутам рассчитать, сколько времени врач контактировал с ковидным больным (или фельдшер или санитар) и выплатить кому 5 тысяч рублей, кому 2 тысячи рублей, кому 220 рублей.
А дальше началось самое важное. С этой историей про минуты было покончено — Путин рявкнул. Но оказалось очень простая вещь. Слова Путина были просто плохо сформулированы. То, что он сказал, это было образец того, как не должен был говорить руководитель, ставя задачу. Почему он сказал: «Выплатите всем, кто работает с ковидом — врачам, фельдшером, скорым». А кто работает с ковидом? Вот в Москве понятно, кто работает с ковидом. Тут есть разделение. Есть скорые, которые работают с ковидом, есть скорые, которые не работают с ковидом. Есть больницы «чистые», есть больницы «грязные». Это достаточно условное разделение, но, тем не менее, оно есть, и мы к нему вернемся.
А в провинции все работают с ковидом — и тот, кто выделен, и тот, кто не выделен. Тот, то не выделен, но работает с ковидом, у него только выше шанс заражения. И, получается, если ты работаешь в коронавирусной больнице в Москве, да, ты работаешь на износ, но у тебя есть средства защиты, ты живешь в гостинице, тебе Раппопорт возит еду.
А если ты в Питере и не работаешь в коронавирусной больнице, то у тебя выше вероятность заболеть, потому что у тебя может не быть средств защиты, тебе ни хрена не заплатят, более того, тебя могут выпихнуть в неоплачиваемый отпуск, скажут, что ты получил коронавирус, не работая. А если ты умрешь, тебе не поставят диагноз за COVID, и, соответственно, не выплатят денег твоим наследникам. Или вот комиссия, созданная Бегловым, установит, что ты сам был виноват, заразившись коронавирусом, и это все делается деньгами врачей.
И вот в два вопроса упирается вся эта жуткая система. Первый — деньги. Потому что просто оказалось, что этим людям наверху элементарно жалко денег на врачей, потому что, извините, в стране 500 тысяч медиков. Представим себе по 100 тысяч каждому — это будет 50 миллиардов, это стоимость Олимпиады, 1 миллиард долларов. Это ничто. Но вот там, в Кремле задушила жаба давать эти деньги. И дальше начались эти феерические истории, что те медики, которым выпало работать с ковидом, они будут их получать, а те, которые по бумажке с ним не работают, те их получат.
Там была феерическая история про врачей в Хабаровске, которые пожаловались, что им не выплатили путинские деньги. Пришла «Россия-24», взяла интервью у этих людей, они сказали: «Да, деньги путинские нам не выплатили, но вот другие, губернаторские выплатили, они пришли в 17 часов». И вот «Россия-24» взяла, вырезала эту фразу «Деньги пришли в 17 часов», показала ее по телевизору и сказала: «Вот «Альянс врачей» врет и не краснеет, что деньги не выплачены».
И первая история — это просто жаба задушила платить врачам. А вторая — непрофессионализм власти. Потому что оказалось, что человек 20 лет руководит Россией, и он не умеет точно сформулировать, кому и как выплачивать деньги, и, судя по всему, не спросил окружающих. Ну, хорошо, кто работает с ковидом, должен получить деньги. А кто не должен работать, а оказался с ковидом? А санитары? Хорошо, санитары получают деньги. А вот регистратор в больнице сидит, и он по путинскому указу не получает деньги, а он подвергается такой же опасности, как врачи. А патологоанатом? Патологоанатома в путинском указе нет. А электрик в красной зоне в больнице? Он туда пошел проводку проводить, — у него такие же шансы заразиться, как у нянечки. Какая разница с нянечкой?
Когда обсуждала эту историю с Васильевой, которая вряд ли лояльна Собянину, она сказала, что аналогичный приказ в Москве просто внятней сформулирован. В нем есть патологоанатому, в нем есть, кто имеет право… разделены врачи, действительно, на «чистых» и «нечистых». Она сказала, что в нем тоже есть недостатки, например, в нем написано, что это выплачивается лицам, которые работают с лицом, у которых COVID и с лицами у которых подозрение на COVID. Васильева резонно спрашивает, а как это самая болезнь под названием «подозрение на COVID» — какой медицинский код она имеет для отчета в ведомостях?
Но, мне кажется, что даже эта расплывчатая формулировка гораздо лучше, чем ничего, потому что если нет расплывчатой формулировки, то тогда огромное количество не попадает кейсов.
И в результате этот приказ Путина разделил всё врачебное сообщество России. И, между прочим, членство в «Альянсе врачей», который они так боятся, растет как на дрожжах. И они сами устроили себе это своим непрофессионализмом, не только жадностью.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..