воскресенье, 22 декабря 2019 г.

РАЗУМНЫЕ БЕЗУМЦЫ


(18.12-19) В среду, 18 декабря утром, должна была состояться торжественная церемония передачи полномочий от ушедшего в эти дни со своего поста генпрокурора Шая Ницана (сегодня он, пожалуй — одна из самых одиозных фигур израильской юридической системы; - evrey.com) — назначенной министром юстиции Амиром Оханой (см. на сайте материал "Непрошенная нянька министра юстиции выразила обеспокоенность" — 03.12.19) новой исполняющей обязанности Генпрокурора Орли Бен Ари–Гинзбург. Она была заместителем областного прокурора, около 30 лет проработала в прокуратуре и открыто не одобряла методы уходящего генпрокурора, который, в свою очередь — "позаботился" о максимальном замедлении карьерного роста талантливого юриста.

За 5 минут (!) до начала церемонии, на которую были приглашены журналисты крупнейших израильских СМИ, Гинзбург получила SMS-уведомление (!— evrey.com) о том, что ее назначение "временно приостановлено Верховным судом справедливости". Суд, дескать, принял к производству жалобу одной из израильских левых общественных организаций и дал ответчику (то есть министру  юстиции) 10 дней на то, чтобы объяснить причины именно этого назначения (!!? — evrey.com).


События израильской политической, общественной и юридической жизни, предшествовавшие этому, мягко говоря, удивительному судебному вердикту, были не менее  удивительными.  

Можно сказать, что они были до предела заполнены абсурдными заявлениями. И — не менее аб=сурдными претензиями к министру юстиции Амиру Охане, который, по мнению Верховного суда, должен был беспрекословно подчиниться требованию лиц, решающее участие которых в выборе исполняющего обязанности генпрокурора законом вообще не предусмотрено, и отказаться от своего выбора — в пользу кандидатуры, угодной тем самым лицам.

После того, как министр юстиции наотрез отказался подчиняться незаконному диктату, заявив, что не намерен менять свое решение, и если понадобится — готов защищать его в суде, давление на министра приняло ожидаемые формы. "В дело" вступил БАГАЦ.

И сама Орли Гинзбург — тоже не поддалась мощному давлению коллег по прокуратуре, требовавших, чтобы она "добровольно" сняла свою кандидатуру.

Что же касается самого вердикта, то, возможно, впервые в истории мировой юридической и государственной практики,  от уполномоченного официального лица, под началом которого находится государственное учреждение, потребовали дать развернутое и убедительное (для судей)  объяснение, почему он сделал такой выбор, и почему министр не выполняет "кадровые" пожелания, исходящие от посторонних лиц. То есть — лиц, не имеющих на то соответствующих полномочий.

Естественно, возникает закономерный вопрос: на чем базируются все более отчетливо напоминающие бред сумасшедшего претензии к министру, который на абсолютно законных основаниях осуществляет назначения в подведомственном ему учреждении? 

Эти претензии, оказывается — "не беспочвенны". Они строятся на введенном в израильский юридический обиход бывшим главой Верховного суда справедливости судьей Аароном Бараком расплывчатом понятии "свирут" (это слово приблизительно можно перевести как — "разумность", "адекватность" и "логичность").

Вероятно, у читателей вызвало улыбку то обстоятельство, что термином, говорящим о "разумности", "адекватности" и "логичности", оперируют люди, которые ни с логичностью, ни разумностью, ни с адекватностью — явно не в ладах. Но израильскому обществу, столкнувшемуся с этим "надзаконным" юридическим явлением, сейчас не до шуток.

Применение этого "юридического термина" в юридической и судебной сфере открывает широчайшую дорогу для всяческих злоупотреблений. Там где закон говорит одно, "разумность" (естественно, как ее понимают судьи и сотрудники прокуратуры) — позволяет делать совсем другое. Там, где закон "молчит" (как мы помним, "что не запрещено — то разрешено"), его можно "дописать".

Именно так и поступил юридический советник правительства в эти дни, издав "юридическое заключение" о том,  что "в сложившихся обстоятельствах" — никто, кроме него, юрсоветника — не вправе решать, кто будет исполнять обязанности генпрокурора.

Таким образом, отставного  судью Аарона Барака и его нынешних сторонников в судебной системе и прокуратуре, можно поздравить с тем, что они самовольно завладели патентом на право определять, что в жизни (и в израильской политической и государственной жизни, в частности) — "разумно" и что "не разумно". 

При этом они считают себя вправе беспардонно навязывать всем остальным, включая министров, главу правительства и депутатов — это свое понимание.

Очевидно, что стратегически действия леволиберальных кругов израильского истеблишмента в судебной системе и прокуратуре, все откровеннее противоречащие израильскому закону — не более чем паническая (и, кстати, все менее разумная и адекватная) реакция на то, что народ Израиля сегодня уже не приемлет леволиберальную адженду этих кругов. И что законных путей навязать обществу свои взгляды и свой вариант путей развития Израиля — не существует.

В распоряжении сторонников левого лагеря остается лишь ложь (в частности, попытки навязать обществу свои взгляды обманом, рядясь в "правые" одежды, как это пытается сделать блок "Кахоль Лаван"). И — открытое насилие над политической волей граждан, используя грязные методы искусственного отстранения тех или иных политиков от власти, незаконного торпедирования важнейших государственных назначений, осуществляемых законной властью и т.д. 

Излишне говорить, что возражения левых кругов юридической системы Израиля против "политизации" важнейших государственных назначений, чистой воды — демагогия. Ибо со своей стороны, критики "политизации" — не могут предложить ничего, кроме собственной откровенной политизации в сфере государственных назначений. 

Особо отметим, что у юридического советника правительства А. Мандельблита, в последнее время делающего все для дестабилизации этого правительства — достало "разума адекватности и логичности", чтобы откровенно объяснить свое противодействие выбору министра юстиции. Его основной довод, как он пояснил, состоит в том, что его протеже "придерживается одинакового с Шаем Ницаном подхода к судебным делам премьер-министра" (!).

Действительно — сильный аргумент в пользу "политической не ангажированности" подхода леволиберального истеблишмента к кадровым назначениям (!).

Эти события наталкивают на мысль, что в Израиле предпринимается попытка лишить избирателей возможности осуществлять свой политический суверенитет путем делегирования во власть тех или иных политиков, и формирования этими политиками тех или иных государственных структур. Включая кадровый состав этих структур. Это вполне сформировавшийся вызов всему израильскому обществу. 

Если израильское общество в ближайшее время не найдет адекватный, разумный и логичный ответ на этот вызов — в израильской общественной и политической жизни может воцариться настоящий хаос. А этого нам очень хочется избежать — учитывая те нелегкие испытания, перед которыми, судя по всему (см. на сайте материал "Стена и ее кирпичи" — 11.12.19) стоит наша страна.
 
Если министр Охана не поддается на давление и угрозы, то не перейти ли к выкручиванию рук его кандидату? И действительно, упорство Орли Бен Ари-Гинзбург было сломлено и она заявила об отставке. Тут впору начать расследование какие средства давления и кем были пущены в ход для достижения этой цели.           
В создавшейся ситуации у министра юстиции есть две возможности. Либо согласиться на кандидата прокурорской гильдии и попасть в полную зависимость от нее. Либо назначить Генеральным прокурором независимого от гильдии авторитетного  юриста готового провести глубокие преобразования в этом прогнившем ведомстве, что, разумеется, вызовет бешенное сопротивление судейских. Для этого министру потребуется твердая поддержка Главы правительства и всего правого лагеря.
Получит ли он такую поддаржку?              Д.М.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..