среда, 6 ноября 2019 г.

Нетаниягу открыл огонь из всех орудий по полиции и прокуратуре


תמונה ללא תיאור
 Фото:Reuters

Нетаниягу открыл огонь из всех орудий по полиции и прокуратуре

Вокруг прокуратуры и полиции сгущаются тучи. Правительство вспомнило о том, что именно оно возглавляет исполнительную власть, и, хотя до реального применения полномочий и открытой "войны следствий" с прокуратурой дело пока не дошло, но первые признаки подобной войны налицо.
После памятного выступления министра юстиции Амиры Оханы, обвинившего прокуратуру в преступлениях и круговой поруке, появились и конкретные обвинения в адрес правоохранительных органов.
Сначала сайт Йоава Ицхака, известного журналиста-расследователя, опубликовал сенсационное сообщение. Лиат Бен-Ари, возглавляющая финансово-налоговый отдел прокуратуры тель-авивского округа, фактически ответственной за прокурорское сопровождение по делам, в которых фигурирует премьер-министр Биньямин Нетаниягу, с высокой долей вероятности – сама уголовная преступница.
В 2012 году Лиат Бен-Ари получила назначение на пост главного прокурора по налогам и финансам тель-авивского округа и сразу попыталась выжить свою заместительницу Тали Наджари, которая в 2010 году "обскакала" ее при назначении на заместительский пост, на который тогда претендовала и Бен-Ари. Должности в прокуратуре получают по "конкурсу", в соответствии с выслугой лет, квалификацией и другими характеристиками, поэтому "новая метла" не могла просто так уволить заместительницу.
Она задействовала для этого начальника отдела кадров по старшему персоналу Эльада Розенталя. В 2013 году Розенталь и Бен-Ари провели серьезный разговор с Тали Наджари в кафе на АЗС в Латруне. Они не знали, что Наджари записывает разговор, и позволили себе откровенные высказывания. Розенталь требовал, чтобы Наджари уволилась сама, иначе ей напишут "убийственную характеристику", она "уберется из прокуратуры побитой и в синяках". Лиат Бен-Ари объявила, никто даже не собирается искать ей альтернативную должность на ее уровне, и либо она просто увольняется, либо ее отсылают на "черную работу".
Наджари не согласилась, и после этого Лиат Бен-Ари сделала все, чтобы отравить ей жизнь. Она не поручала своей заместительнице никакой серьезной работы, давала ей задания, которые обычно поручают мелким служащим, уезжая, оставляла фактическими заместителями других юристов, унижала перед другими сотрудниками. В общем, делала все что могла, чтобы изолировать нежелательную заместительницу от коллектива и вынудить ее уволиться.
Однако Тали Наджари, опытная юристка, подала жалобу в суд по трудовым конфликтам. Суд признал ее правоту, но решающего вердикта не было, поскольку стороны договорились в частном порядке. Сумма компенсации не разглашается, но известно, что она составила несколько сотен тысяч шекелей. Разумеется, не за счет Лиат Бен-Ари, а за счет израильского налогоплательщика.
Но самый пикантный факт во всей этой истории – ложные показания высокопоставленной прокурорши. Не зная, что разговор в кафе записан, она сообщила под присягой, что ни одна, ни кто-либо в ее присутствии не угрожал Тали Наджари. Кроме того, она заявила, что никогда не говорила, будто Тали Наджари в случае перевода должна занять мелкую должность, а не пост, соответствующий ее уровню.
Формально подобное ложное заявление под присягой – не просто должностной проступок, а уголовное преступление, карающееся лишением свободы на срок до трех лет.
Однако юрисконсульт правительства Авихай Мандельблит, возглавляющий юридическую систему страны, заявил, что, по его профессиональному мнению, угроз и ложных показаний не было, и отказался возбуждать доследственную проверку по фактам, изложенным в журналистском расследовании Йоава Ицхака. Он заявил, что "правоохранительная система работает самостоятельно, профессионально, без предрассудков и предубеждений".
После этого в "Маариве" появилась статья известного публициста Кальмана Либскинда. Тот вспомнил события четырехлетней давности. В 2014 году предыдущий юридический советник Иегуда Вайнштейн санкционировал уголовное дело против Мандельблита, занимавшего в то время должность секретаря правительства Биньямина Нетаниягу.
Мандельблита, бывшего главного военного прокурора, обвинили в том, что он порекомендовал начальнику Генштаба Габи Ашкенази хранить определенный компромат (так называемый план Арпаза – фальшивку, состряпанную на Йоава Галанта) у себя в сейфе, а не давать ему ход. Мандельблиту инкриминировали "злоупотребление служебным положением", "попытки запутать следствие" и "мошеннические действия".
Тогда, в заявлении, переданном в суд в ответ на обвинения, Мандельблит изложил все, что он думает о полиции и прокуратуре. Решение Вайнштейна об открытии уголовного дела Мандельблит именовал "незаконным", а само следствие - "ничтожным". Он обвинял правоохранительные органы в "тенденциозных утечках и публикациях, наносящих вред моей репутации". "С самого начала следственные органы допускали намеренные незаконные утечки информации из материалов следствия, включая содержание записанных разговоров", - утверждал тогда Мандельблит. Мало того, в своем заявлении в суд он написал: "В свете интенсивности и тенденциозности сливов напрашивается неизбежный вывод: речь идет о намеренной деятельности, направленной на причинение вреда и создание незаконного давления на тех, кто принимает решения". Будущий юрисконсульт правительства отмечал, что в прокуратуре и полиции знали заранее, что из этого следствия ничего не выйдет и "решили открыть уголовное дело только для того, чтобы разрушить мое юридическую карьеру".
Биньямин Нетаниягу, разглядев в Мандельблите "родственную душу", назначил того сначала секретарем правительства, а затем и юрисконсультом. Однако сейчас, спустя четыре года, Мандельблит полностью "вывернулся наизнанку". Теперь он заявляет, что "в прокуратуре все честные и прямые как линейка", называет критику подстрекательством и отказывается расследовать утечки и явные нарушения закона со стороны прокуратуры и полиции, отмечает Либскинд.
Подставился в этой истории и председатель партии "Еш атид" Яир Лапид. После первого выступления Оханы он написал в своем сетевом дневнике: "На стене в Минюсте висит и портрет моего отца. Если бы портретам могло становиться стыдно, он бы устыдился своего преемника. Этого вербального насилия".
Через считанные часы журналист Авишай Гринцайг из экономического издания "Глобс" отыскал видеосъемку, на которой упомянутый отец, Тони Лапид, выступая по телевизору, говорит, что "вред израильской судебной системе наносит исключительно прокуратура", называет прокуроров "террористическим подразделением" и рекомендует назначить комиссию по расследованию происходящего в прокуратуре.
Все это происходило на фоне попыток полиции изолировать премьер-министра от его советников – на пресс-секретарей Нетаниягу завели уголовное дело по подозрению в давлении на свидетеля. У них внезапно конфисковали телефоны без санкции суда и получили ее, в ограниченном виде, только задним числом.
Все "давление на свидетеля" заключалось в том, что мимо дома Шломо Фильбера, госсвидетеля по делу 4000, проехал фургон бреславских хасидов, из которого через репродуктор зачитали слова самого Фильбера о том, что все обвинения ложны, и спросили, почему он лжет и как его обрабатывали в полиции.
Впоследствии выяснилось, что сам Фильбер не подавал заявления в полицию по поводу давления на себя и даже не был в курсе, что подобное уголовное дело вообще заведено. Полиция отказалась разъяснять журналистам, кто именно подал заявление о давлении на свидетеля.
Помощники Нетаниягу не остались в долгу – они подали заявления на незаконные действия полицейских в соответствующий отдел Минюста. Кроме того, раз полиция заводит дела о давлении на свидетелей по жалобам посторонних лиц, они явились в полицию и подали заявления по 50 эпизодам давления на Шломо Фильбера – в социальных сетях, СМИ и на телевидении.
Вчера появились новые обвинения в адрес полиции – из ключевого свидетеля обвинения по всем трем делам Нетаниягу, Нира Хефеца, показания выбивались шантажом и угрозами. Следователи, получившие одобрение прокуратуры на запугивание, угрожали Хефецу публично рассказать, что у него есть любовница и разрушить его семью, если он не согласится говорить то, что нужно в интересах следствия. О существовании любовницы они узнали из конфискованных у него электронных приборов.
Эти факты были представлены на слушаниях у Мандельблита адвокатами Биньямина Нетаниягу. Однако юрисконсульт заявил, что сам не давал санкции на подобный шантаж и предпочел проигнорировать услышанное, не став открывать расследования по факту запугивания свидетеля полицией.
Кроме того, полиция и прокуратура пытались предотвратить публикацию этой информации в прессе, но ее опубликовал Йоав Ицхак, а вслед за ним – и другие СМИ.
По мере развертывания контратаки политиков против юридической системы, у которой "рыльце в пушку" уже не одно десятилетие, становится ясно, что премьер-министр не намерен просто умыть руки и пойти под суд за сшитые конкретно под него уголовные обвинения с явной целью отстранить его от власти.
Вопрос только в том, не поздно ли он открыл огонь из всех орудий – коалицию Нетаниягу сформировать не удалось, и время играет против него. Впрочем, в случае новых выборов происходящее сейчас может произвести сдвиг в народном сознании и заставить широкие массы проголосовать за правых, что сделает возможным создание право-религиозной коалиции, до которой сейчас не хватает шести мандатов.

3 комментария:

  1. Уже давно пора на уровне Премьера и Кнессета создать Государственную комиссию по примеру комиссии Секатора Маккарти в 50 е годы в США. Тогда Сенатор получил право вызывать на слушания тех, кто подозревался в подготовке антигосударственного заговора. Все слушания шли в прямом радио-эфире, и они получали широкое освещение в тогда ещё отчасти независимых СМИ. Так что граждане США узнали в лицо тех, кто прямо или косвенно был причастен к финансируемому Комминтерном заговору против Республики. Благодаря этим слушаниям многие деятели Голливуда, государственные служащие, работники прокуратуры и полиции были уволены. И это на долгие годы спасло США от розовой чумы.

    ОтветитьУдалить
  2. Пора изменить практику секретных судебных слушаний . Все материалы следствия и дискуссии (кроме государственных секретов)должны быть опубликованы в интернете с возможностью обжалования в суде .

    ОтветитьУдалить
  3. ПОКА что в стране действует ОДИН закон:
    о защите чести и совести премьера... ... хотя НИ того, НИ другого у Биби не имеется!

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..