пятница, 11 октября 2019 г.

УРОКИ ВЫБОРОВ

Уроки выборов

Прошедшие в Израиле перевыборы нуждаются в осмыслении. Можно, конечно, говорить о подтасовках, но с учетом огромного количества наблюдателей и современных технических возможностей – например, отправить “твит” тысячам подписчиков непосредственно в момент замеченного нарушения – вряд ли подтасовки, если таковые и были, кардинальным образом повлияли на результаты. Поэтому нам придется принять результаты как объективную данность, “обработать” их и понять, что происходит в израильской политической жизни и как действовать дальше.
Photo copyright: pixabay.com

Урок 1. “От перестановки мест слагаемых сумма меняется”

И очень существенно. В результате перестановки слагаемых на сентябрьских перевыборах правый лагерь потерял порядка 10 мандатов по сравнению с итогами апрельских выборов. Конечно, сыграла роль не только перестановка (об этом мы поговорим далее), но и она тоже.
Напомню, что в апреле “Ликуд” получил 35 мандатов, “Кулану” – 4 мандата и “Зеут” – почти 3 мандата (не пройдя электоральный барьер). Если бы в нашем обществе работала арифметика, то после объединения с “Кулану” и соглашения с “Зеутом” “Ликуд” должен был получить порядка 42 мандатов. Но евреи, как известно, “над природой”. Присоединив к себе две партии, “Ликуд”, как фараонова тощая корова, не приобрел, а наоборот, потерял 3 мандата.
Как это возможно?
“Кулану” была светской социальной партией весьма умеренной правизны. Часть ее электората и некоторые активисты – бывшие сторонники Либермана. Когда Кахлон объявил о слиянии с “Ликудом”, явно давшим сильный право-религиозный крен, эти голоса перетекли в НДИ и “Кахоль-лаван”, а возможно, и к Орли Абукасис с “Аводой”. Кахлон остался ни с чем и “Ликуду” ничего не дал.
Что было бы, если бы Кахлон не объединился с “Ликудом”?
Это зависело бы от того, на чем Кахлон построил свою предвыборную агитацию. Его успех на выборах 2015 года был связан с тем, что он обещал конкретные реформы на посту министра финансов. В правой стороне политического спектра мало политиков, продвигающих социальные вопросы, а между тем эти вопросы волнуют правых не меньше, чем левых, хоть об этом и не принято много говорить. Поэтому Кахлон занял перспективную свободную нишу и получил приличный электоральный результат. И он неплохо поработал на посту министра финансов. Некоторые свои обещания он выполнил, что-то не получилось. Если бы Кахлон сакцентировал внимание на достижениях и предложил какие-то новые идеи для оздоровления экономики и социального климата, народ снова дал бы ему мандат доверия. Но на выборы 2019-го (в апреле) он вышел под лозунгом “Кулану” – ямин шафуй” (“Партия Кулану – умеренно-правая”). А как таковая она мало кого интересовала – было достаточно альтернатив (тот же “Ликуд”). Отсюда и низкий результат.
Скорее всего, если бы Кахлон пошел на перевыборы отдельно и с тем же посылом, он не прошел бы электоральный барьер. Но “выбрасывание в корзину” отданных за него голосов ослабило бы скорее левоцентристов, чем правых.
С “Зеутом” дело, видимо, обстоит так: часть людей, отдавших голоса за эту партию в апреле, интересовались в основном легализацией наркотиков, а остальные были естественным электоратом блока “Ямина”, потерявшим доверие к старым лидерам. Когда Фейглин в договоре с “Ликудом” согласился ограничиться либерализацией медицинской марихуаны, продаваемой по рецептам (за что ему спасибо), первая категория людей потеряла к “Зеуту” интерес, и их голоса растеклись по всему политическому спектру. А вторая категория, скрипя зубами, проголосовала за “Ямина” или “Оцму”, или просто не пошла на избирательные участки. И опять “Ликуду” достался ноль.
С блоком “Ямина” ситуация гораздо сложнее. Его составляют партии, которые “правее” Ликуда, и это их объединяет. Но они очень разные и между собой уживаются с огромным трудом, теряя при этом значительный процент голосов избирателей. Велика вероятность того, что поодиночке все составляющие блок партии не прошли бы электоральный барьер, но набрали бы суммарно гораздо больше голосов, чем в блоке. Светские правые очень неуютно чувствуют себя в одной связке со Смотричем, убежденные религиозные сионисты – в списке, возглавляемом светской женщиной. Однако при нынешнем уровне электорального барьера такому блоку нет альтернативы. Возможно, лучший результат дало бы объединение “Новых правых” с “Ликудом” и возвращение “Оцмы” в блок рава Переца, но, к сожалению, личные амбиции определенных лидеров делают такую рокировку маловероятной.

Урок 2. “Доверяй, но проверяй”.

Ответственность за то, что “Ликуд” потерял 4 мандата даже по сравнению с апрельским достижением (без “Кулану” и “Зеута”), по нашему мнению, целиком и полностью лежит на его лихорадочной, топорной и бездарной предвыборной кампании, в частности – на “русской” улице.
Кампанию “Ликуда” на русском языке можно разделить на две фазы. Хронологически первая шла под лозунгом “Либерман недостаточно плох для евреев”. Обвинение Либермана в том, что он слишком плохо борется с субботой, сменялись обвинениями в том, что он недостаточно ретиво отстаивает смешанные браки. По сути, это была яростная реклама нарратива Либермана, а следовательно – и самого Либермана. Вторая фаза была построена на гротескной лжи: черно-красные баннеры “Ликуда” вопили о том, что Либерман только и ждет, чтобы объединиться с арабами для уничтожения Израиля. На фоне постоянных публичных заверений Либермана в том, что он никогда не войдет в коалицию с арабами, эти обвинения выглядели нелепо, а финальный кадр ролика – портрет Нетаниягу с бюллетенем МАХАЛь – вступал в ассоциативную связь с нелепостью всего посыла и дезавуировал Нетаниягу как серьезного политика.
Создается впечатление, что астрономические суммы партийных взносов ликудовцев были бездумно потрачены на продвижение другой партии.
Бездарной была и рекламная кампания “Ямина”. Эта партия – возможно, из-за недостатка средств – практически пренебрегла рекламой на русском языке, но и на иврите их предвыборная кампания, мягко говоря, “не смотрелась”. Центральный лозунг был выбран очень двусмысленный: “Яадут манхига ционут”. Это как по-русски “Казнить нельзя помиловать”. Кто кого “манхига” (ведет): иудаизм – сионизм или наоборот? Или и то, и другое – только боковой фон для “манхига” – новоизбранной лидерши?..
Возможно, один-единственный меткий слоган, баннер или стикер на русском языке оттянул бы у Либермана один-два мандата в пользу “Ямина”. Но наши правые почему-то уверены, что “русские” голоса у них в кармане, и нет нужды тратить на них ресурсы. Это ошибка: проявление уважения к огромной общине никогда не будет лишним.

Урок 3. “Процесс пошел”

Самый важный итог нынешних выборов можно сравнить с запуском центрифуг по обогащению урана. Израильское общество потихоньку начало консолидироваться вокруг полюсов, еще не осознаваемых общественностью, существовавших до сих пор в некоем аморфном, неосязаемом виде. Именно подспудная борьба между этими полюсами привела в 1967 году к освобождению Иудеи, Самарии и Храмовой горы, и сразу после этого – к отдаче Храмовой горы ВАКФу; ее результатами стали поселенческое движение и “мирный процесс”.
Но до сих пор в общественных масштабах это проходило неосознанно. Говорили об “исторических землях” и о “безопасности”, о “правах палестинского народа” и “месте под солнцем”, но не называли вещи своими именами. Единственным израильским политиком в прошлом, который, похоже, осознал дилемму и поэтому ушел в отставку, будучи не в состоянии сделать выбор между этими полюсами, был Менахем Бегин (это наше предположение; сам Бегин об этом никогда не говорил).
Что же это за полюса?
Речь идет не о правых и левых, а совсем о другом. А именно – о выборе между светским еврейским национализмом, лишенным нравственной опоры, и верностью Творцу и еврейской миссии. Между тем, что неизбежно и десятки раз за историю приводило к катастрофам и ассимиляции, – и тем, что хранило и вело нас сквозь века. Между провальным “быть, как все народы” – и обязующим “царством священников”. Между удерживанием “жизненного пространства” по праву силы с жалкими оправданиями слабостью – и эксклюзивным правом на Святую землю, полученным от Творца мира под определенные условия.
Речь идет об ультимативном выборе между “государством всех граждан” и сворачиванием сионистского проекта – и “государством Третьего Храма”. Или – или. Среднего не дано.
Рискую получить тумаки с обеих сторон за снятие масок. Среди политиков ни та, ни другая сторона еще не готова признать, на каком полюсе играет, не готова совершенно “раскрыть карты”. Да и граждане – религиозные и светские – не только не готовы на данный момент сделать этот выбор, но и не осознают его существование, а многие даже обиделись бы, предложи им такой выбор. Но здесь, в Эрец-Исраэль, этот выбор рано или поздно неизбежен.
Центрифуги продолжат работать, люди еще будут переходить из одного лагеря в другой, пока концентрация на полюсах не достигнет критической массы. И тогда нынешний этап истории еврейского народа закончится, и начнется что-то другое. В зависимости от того, какой полюс перевесит.

Урок 4. Почему Либерман взлетел, а Фейглин провалился?

Потому что Либерман предложил народу наркотик, который народ так хотел получить, а Фейглин начал говорить правду – но испугался и не договорил. И ему справедливо не поверили.
Кто пошел за Либерманом? Страусы, которые хотят благостно верить в концепцию “светского еврейского государства”, противопоставленного ужастику “государство Галахи”, в котором линейкой отмеряют длину юбки и закидывают камнями профессоров математики. Враки! Такой дилеммы не существует. Существует только один выбор: между “мильки” на мягком диване где-нибудь в Гонолулу, до очередного погрома – и “царством священников и народом святым”, идеальным во всех отношениях, здесь, в Эрец-Исраэль. Но для того, чтобы этот выбор осознать, нужно гражданское мужество. А для того, чтобы его для себя сделать, нужно быть незаурядной личностью. Гораздо проще “уколоться” и проголосовать за Либермана. “Жираф большой, ему видней”.
Не думаю, что Либерман сознательно решил вести Государство Израиль к саморазрушению. Наоборот, некоторые его высказывания последнего времени свидетельствуют о том, что он сам испугался того джинна, которого выпустил из бутылки. Но он по натуре бизнесмен, и перед ним была шикарная бизнес-возможность… Жалко, что этот талантливый человек не нашел себя на другом поприще, где мог бы принести гораздо больше пользы своему народу.
Ошибка Фейглина заключалась в том, что он попытался “протолкнуть” в народное сознание идею “еврейских ценностей” без Бога. То есть, он вроде бы представляет правильную парадигму и агитирует за “царство священников”, но при этом почему-то убежден, что вести народ к состоянию “царства священников” могут и люди, сознательно нарушающие заповеди Творца. Трудно сказать, что у него самого творится в голове, но очевидно, что массы избирателей на такую идеологическую кашу не клюнут.

Урок 5. Будущее не так уж мрачно

В статистике нынешнего голосования есть один момент, который ускользнул от анализа комментаторов. А он, тем не менее, очень знаковый. На официальном сайте голосования votes22.bechirot.gov.il в ночь с 18 на 19 сентября (после подсчета и внесения обычных голосов) можно было зафиксировать число проголосовавших за ту или иную партию на обычных избирательных участках, а через сутки – в ночь с 19-го на 20-е – общее число проголосовавших, после подсчета голосов в “двойных конвертах”, львиную долю которых составляют военнослужащие (срочники и резервисты). Таким образом, можно было примерно оценить, какую долю среди избирателей той или иной партии составляют израильские военнослужащие, и сколько их в численном отношении.
Почему это важно? Потому что военнослужащие – это, в основном, молодежь, а значит, будущее страны. И не просто молодежь, а молодежь с активной жизненной позицией, те люди, которые будут всего через 10–20 лет определять, куда двигаться нашей стране.
Из сравнения числа голосов в “двойных конвертах”, поданных за разные партии, видно, что за ультрарелигиозные партии (ШАС и “Яадут а-Тора”) голосует в два раза больше израильских военнослужащих, чем за НДИ. Даже в процентах от общего числа голосов, поданных за партию, количество солдат, проголосовавших за ШАС, больше, чем за Либермана: партии ШАС “двойные конверты” добавили 7,3% голосов, а НДИ – 7,2%. (В числах: за ШАС было подано 24122 “двойных конверта”, за “Яадут а-Тора” – 17043, за НДИ – 22383).
Мало того, что этот факт развенчивает ложь о “черных кровососах на здоровом теле нации”, он еще четко указывает на перспективы израильской политической и общественной жизни.

Урок 6. Как идти на следующие выборы

Увы, вопрос не праздный. Велика вероятность того, что у нынешних “победителей” не хватит наглости открыто продать страну смертельным врагам ради кратковременной власти, равно как не хватит цинизма открыто наплевать на свои предвыборные песни и пойти на союз с Нетаниягу и харедим. А это означает – третий раунд.
В этом раунде, как бы ни сгруппировались партии, у избирателя, по сути, будет выбор только из двух вариантов: “Группировка Еврейского Государства” – и “Группировка Государства Всех Граждан”, плавно перетекающего в арабское государство. Какая партия к какой из этих групп относится – более или менее понятно уже сейчас. Главное, чтобы избиратель, наконец, осознал, какую дилемму ему предлагают, и чтобы ему хватило мужества сделать правильный выбор.
Шошана Бродская, “Новости недели”

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..