среда, 2 октября 2019 г.

МАКБЕТ БЕЗ ДОМИНГО

Макбет без Доминго
Был такой фильм с полвека назад – «Прямой репортаж о смерти». Бертран Тавернье снял с Роми Шнайдер в главной роли. Выморочное кино, в котором героиня обречена – рак? – а врачу интересно видеть, как будет протекать процесс умирания. Он нанимает мужчину, которому вживляют в глаз микрообъектив, и тот ходит по пятам за героиней и смотрит. Пока не проникается к ней состраданием и... выкалывает себе глаза. Нечто среднее между классическим «Царь Эдип» и футурулогическим нуаром.
Так я вчера пошла смотреть «Макбет», в котором Пласидо Доминго выбрал не выходить на сцену МЕТ. Никогда больше.
А я пошла, чтобы своими глазами видеть всё, что будет.
Скажу сразу, что ничего не было. Служащие вышли на сцену, исполнили всё, что следовало, согласно контракту, и разошлись.

Старик уничтожен. Ровно в тот день, когда впервые вышел на подмостки МЕТ полвека назад.
Теперь штрейкбрехер по имени Zeljko Lucic отметит эту дату в своем календаре.В шпаргалке, вложенной в програмку, уведомляют, что певец исполнял эту партию в МЕТ два раза – в 2004 и 2014. Вот и третий раз подоспел.
Желаю ли я ему, чтобы он охрип? - Нет.
Рабам нельзя ничего желать: они не вольны в выборе своем.
Раб – он раб и есть. Что хозяин скажет – то раб и сделает.
Было ли пространство для маневра у Анны Нетребко? – далее АН.
– Не знаю.

Я - вольный стрелок, мне представляется, что если шпалер не приложен к виску, то выбор есть. Собсно и с приложенным шпалером есть выбор. Просто пространство уже – от слова «узкое».
Могла ли АН заболеть? Могла выйти и сказать что-нибудь перед тем, как запеть? Я уж не говорю выйти и НЕ петь? - смотрите фильм Бергмана «Персона», где актриса замолкает на сцене посреди монолога.
Мне кажется, что могла.
Хотя, что дива могла бы сказать?

Что эти старые бляди, которые дружно вспомнили, как Пласидо Доминго четверть века назад их неправильно обнял, - бляди?
Так бляди сами знают, кто они. Потому имена их не названы и для судебного разбирательства улик нет.
А нет суда – нет и презумпции невиновности.

Да они уже ни при чём: на собрании, что состоялось в субботу, всё решили голоса тех, кого П.Доминго не только не обнимал, но в глаза не видел: анонимные персонажи из оркестровой ямы. Они потребовали убрать ПД, тк им не комфортно – там, в яме – подыгрывать и подпевать обвиняемому в сексуальных домогательствах. Знать бы их имена.
Похоже, были из незаменимых: заменить одного П.Доминго было кем, а членов профсоюза хора и оркестра – нет.

Жалко Доминго безумно. Как всякого человека, уничтоженного ни за что.
НО – хочу отметить - для тех, кто не был вчера 25 сентября 2019 года в МЕТ, равно как и для тех, кто был: бумеранг возвращается. ВСЕГДА.
Потому имена отмечаю, какие знаю. Им всем «прилетит». Тк все, кто вышел вчера на сцену – предатели. Они могли этого не допустить. Могли отстоять право Доминго на последний выход. Он бы отпел, поклонился, услышал бы овацию ценителей его божеского дарования, и ушел бы навсегда, как они того и хотели. Никто б не умер – ни члены профсоюза оркестровой ямы, ни бляди, которые все эти годы страдали, но оставались живы.
– Не дали.

Но – «Хочу отметить – два»: «Макбет» 25 сентября 2019 неожиданно получил ещё одно измерение – четвертое? Пятое? – некогда считать. Напомню историю, тк слышала вчера – увы мне! – вопросы по сюжету в антракте – нашлись в зале гражданки, не читавшие детектив Шекспира.
Шекспир в 1606 году взялся воспроизвести события одиннадцатого века. Все происходит в Англии - Шотландии: война, гроза, три ведьмы планируют встречу с воином по имени Макбет. Тем часом королю Шотландии Дункану сообщают, что его генералы – этот самый Макбет и еще один - Банко - разбили войска Норвегии и Ирландии. Макбета хвалят за смелость и отвагу. А Макбет с Банко обсуждают меж собой погоду и победу: «Не помню дня суровей и прекрасней». Далее они встречают ведьм, те одаривают их предсказаниями. Первая восхваляет Макбета как гламисского тана - шотландский дворянский титул, которым Макбет наделён по происхождению, вторая - как Кавдорского тана, а третья говорит, что он будет новым королём. Пока Макбет стоит в задумчивости, они предсказывают Банко, что тот не будет королём, но положит начало династии королей. Дальше ведьмы исчезают, является посланник короля Росс и сообщает о присвоении Макбету нового титула. Предыдущий тан осуждён за измену. Так первое предсказание сбылось. У Макбета появляется надежда стать королём. Макбет передает жене предсказания.
И когда король Дункан останавливается на ночлег в замке Макбета, жена Макбета решает убить короля, чтобы трон поскорее достался супругу. Макбет в сомнении, что нужно убивать, но... Жена убедила его. Король убит, а Макбет потрясён убийством. Жена кладет окровавленный кинжал слугам короля. На утро в замок приезжают Леннокс и Макдуф. Макбет провожает их к королю, и те находят труп. С наигранной яростью Макбет убивает слуг короля, не дав им оправдаться. Но Макдуф все равно подозревает Макбета.
Опасаясь за свою жизнь, сыновья короля Дункана бегут: Малкольм в Англию, а Дональбэйн в Ирландию. Бегство делает их подозреваемыми. А Макбет занимает трон.И думает о третьем пророчестве, данном Банко. Он приглашает того на пир, но узнав, что Банко с младшим сыном Флинсом собрались поехать на лошадях вечером, нанимает убийц. Банко убит, но Флинсу удалось убежать. Всё, как планировалось, но... На банкете появляется призрак Банко и садится на трон Макбета. Виден от только ему. Макбет кричит, указывая на свой пустой трон. Гости в недоумении. Леди Макбет велит всем удалиться.
Озадаченный Макбет идёт к ведьмам. Они дают ему три предсказания: «Остерегайся Макдуфа», «Никто из тех, кто женщиной рождён, не повредит Макбету» и «От всех врагов Макбет храним судьбой, пока Бирнамский лес не пойдет на бой на Дунсинанский холм».
Макбет решает не ждать, а действовать, и пока Макдуф в Англии, Макбет убивает всех в его замке, включая леди Макдуф и троих сыновей Макдуфа.
А леди Макбет начинает страдать: ходит во сне, бормочет об убийствах и всё смывает с рук кровь, которая ей мерещится.

Малкольм и Макдуф собирают армию, готовят вторжение в Шотландию, чтоб свергнуть Макбета. Макбета оставляют верные люди. Малкольм, Макдуф, Сивард окружают замок. Их воины собирают ветви деревьев для маскировки и слуга в панике доносит Макбету, что движется лес.
Так сбывается второе пророчество. В это же время приносят весть о смерти леди Макбет. Макбет произносит страстный монолог, узнав о смерти жены. Дальше - битва, Сивард убит, Макдуф сходится с Макбетом. И Макбет говорит, что не боится Макдуфа, так как он не может быть убит мужчиной, рождённым женщиной. На что Макдуф отвечает, что он «из чрева матери ножом исторгнут» и отрубает голову Макбету, исполняя третье пророчество. Войска Малькольма одерживают победу. Он принимает донесения. Входит Макдуф, неся голову Макбета. Все приветствуют Малькольма: «Да здравствует шотландский король!»
Теперь следует вернуть на родину бежавших от тирании Макбета и наказать клевретов. Но первым делом следует отправиться в замок Скон, чтобы там по обычаю короноваться.

Опера звучит с небольшими остановками – для смены декораций. С одним антрактом. Костюмы не 11 и даже не 17-го веков, а даны, как форма современных солдат неясных армий. Все в куртках, шинелях. Но дело не в них, и даже автоматы Калашникова в руках борцов с тиранией не важны. Важна кровь, обильно нанесенная в сцене первого убийства, когда Король найден в замке Макбета. Он лежит на большой кровати. Весь в белом на белой постели, и белизна - в кровищи, и пол вокруг кровати. Кровать выкатывают на середину сцены, все стоят по обе стороны и скорбно поют, прощаясь с Королем. Предательски убитым своим генералом.
Памятуя, что МЕТ сегодня уволил Доминго, - сцена оплакивания обретает дополнительный смысл.
Дальше – больше: на сцене появился молчаливый ПРИЗРАК Банко в белой окровавленной рубахе навыпуск. Он сел – по Шекспиру – на трон Макбета и штрейкбрехер, который заменил Доминго, - принялся гневно прогонять его со своего места. Но призрак не уходил.
Эта сцена тоже приобрела дополнительный смысл.

Дальше Верди отгремел, зал отхлопал, откричал «браво» по-русски. Служители метали букеты из оркестровой ямы. На сцену вышли дирижер, и – думаю – Гелб, - и всё прошло, как ни в чем не бывало.
Пустые места в партере борду директоров не страшны: те, кто не пришел в знак протеста, - всё равно заплатили, и не потребуют деньги обратно.
«Шоу маст гоу он».
Актеры кланялись, держась за руки. Призрак убиенного в белой окровавленной рубахе выделялся ярким пятном на поклонах.

Я поняла, что присутствую на своих похоронах: когда тебя запихнули в печку, а мир не перевернулся, и солнце встало и село, будто ничего не произошло. Но солнце – это «равнодушная природа», а тут...
Равнодушная, как природа, толпа, которая хотела зрелищ.

Я спросила у тех, кто мог ответить, знает ли Гелб, что АН – нациколаборейтор, финансирующий ту самую войну, из-за которой Америка вводит санкции против России. Миллион, заработанный в МЕТ, пожертвовала оккупантам на аннексированных территориях Украины.
И мне ответили «да». Все всё знают. И всем наплевать.
Сегодня в минус засчитываются только бляди.

А дальше я шла в ночи и думала, что Доминго будет им всем являться – в Макбете и не в Макбете. И руки АН будет отмывать и не отмоет. Но на её драму не найдется Шекспира. Он писал про королей. Про вшей у Шекспира ничего нет: анонимы останутся анонимами, и те, - из оркестровой ямы – канут без имен - представители хора и оркестра.
Неожиданно открылось, что даже хорошо, что он не вышел на сцену в прощальной роли убийцы. Если выбирать – лучше быть убитым.
Жертвой, а не палачом.

Горько, обидно, досадно, что ты бесправный и не можешь поднять свой одинокий голос в защиту человека, а можешь только желать ему остаться живым и здоровым, пройдя через позорные шпицтрутены.
Но когда сравниваешь бесправие Доминго со своим – даже стыдно становится...

Пласидо Доминго свергли, не оставив ему слова для защиты.
Позор тебе, МЕТ. И всем по обе стороны рампы – позор.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..