вторник, 1 октября 2019 г.

Найдена поваренная книга на идише

Найдена поваренная книга на идише

Еврейский народ блуждал по всему земному шару, подхватывая и творчески переваривая различные кулинарные традиции, и превращая «еврейскую еду» в широкий и порой трудноопределяемый жанр кулинарии.
Через всю историю и при самых разных обстоятельствах еврейский народ перемещался по всему миру, принося в новые места свое богатое культурное наследие и традиции. Обосновавшись на новом месте, евреи под влиянием окружающего мира воспринимали местные обычаи, что порой сильно отражается в различной кулинарной культуре, свойственной как ашкеназской, так и сефардской традиции.
Диапазон еврейской кухни так же широк и всеобъемлющ, как и еврейские блуждания по белу свету. Культура еды в различных еврейских общинах часто отражала социально-экономический статус евреев в определенной части мира в определенный отрезок времени. Многие классические еврейские блюда также отражают требования кашрута и других еврейских законов, касающихся вопрсов еды и ее приготовления в целом. Глобальный охват рассеяния еврейского народа означает, что у еврейской еды нет четкого определения, скорее, она несет на себе широкий спектр влияния, которое наложило свою печать и сделало еврейскую кухню тем, чем она стала сегодня.
Современная еврейская кухня развивалась и совершенствовалась с годами, но те классические блюда, которые имели запах и вкус дома, тянули людей назад к их корням, независимо от того, где эти корни были пущены. От штетлов Польши и Венгрии до шумных мегаполисов в Египте и Марокко еврейская еда при всех своих различиях следовала еврейской традиции, порождая историческую связь между блужданиями еврейского народа и едой, которую он ел.
Весьма интересно, что при всей чрезвычайной популярности марокканской и йеменской кухни в современной еврейской кулинарии, особенно – в современном Израиле, исследование обнаружило всего несколько письменных рецептов или поваренных книг еврейских общин на Ближнем Востоке. В то же время поиск в коллекции Национальной библиотеки Израиля позволил отыскать такую диковинку, как маленькая поваренная книга из Польши, написанная на идише.
«Ди идише кух», неприметная поваренная книга в зеленовато-коичневой обложке, написанная Б. Шафраном, была недавно обнаружена в Национальной библиотеке, являя собой интересный пример глобального характера еврейской еды. Напечатанная в Варшаве в 1930 году, эта книга уже с первой страницы обещает рецепты из самых разных стран, включая, кроме Польши, Россию, Румынию, Германию, Марокко, Тунис и Америку. И это обещание выполнено.
Беглое пролистывание пожелтевших страниц открывает восточно-европейские рецепты гефилте фиш и кугеля вместе с северо-африканскими блюдами вроде кускуса и шакшуки.
Эта непритязательная книга служит отражением того, до какой степени еврейские общины разных стран мира были связаны друг с другом языком еды. Еврей из маленькой деревни в Польше мог приготовить настоящий восточный обед с помощью поваренной книги, написанной на его родном идише – задолго до эпохи цифровой технологии и масс-коммуникации. Универсальный язык еды пересекал границы и океаны, позволяя создавать тот самый легко узнаваемый аромат, который стал торговой маркой еврейской кухни.
Хотя еврейские блюда трудно определить, есть своя прелесть в смеси разных кухонь, создающих еврейскую кулинарную традицию. Она отражает историю и невзгоды, пережитые еврейским народом, а его постоянное состояние трансформации – это то, что делает еврейскую кухню столь бесконечно восхитительной.
В честь еврейского нового года Национальная библиотека решила обнародовать один рецепт из упомянутой книги «Ди идише кух», в котором северо-африканские традиции легко соединились с традициями современного Израиля.
Шакшука
Зажарить зубчик чеснока в небольшом количестве подсолнечного масла. Добавить несколько помидоров, разрезанных на мелкие кусочки. Оставить их на огне на 15 минут. Разбить четыре яйца и смешать с помидорами до тех пор, пока шакшука не будет готова.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..