пятница, 13 сентября 2019 г.

СТИХИ... Я О ПАСПОРТЕ

Стихи… я о паспорте

Крепостное право в России, как было, так и осталось.
…По тротуару шаркает пенсионер с дежурным батоном и литром молока в пакете. Двое росгвардейцев с мордами, распёртыми от пива, подпирают ограждение.
– уважаемый! документики предъявим…
– какие документы – в магазин отошёл…
– ааа… значит, паспорт при себе не имеем?.. пройдёмте, в отделении разберёмся…
– в чём разбираться-то?..
– а там тебе, пенёк, всё скажуть…
– я тебе не пенёк, и ты мне не тычь, сопляк!..
– ооо, гля, Серёга – оскорбление представителя власти при исполнении… пакуй его…
Бравые росгвардейцы с захватом рук за спину волокут немощного человека к машине с мигалкой. Пакет падает, на асфальте молочная лужица. Дед упирается.
–…представитель власти…какой власти?!.. руки убрал, погань… никуда я не поеду…
– опа-на! оскорбление номер два…
– …и сопротивление сотрудникам полиции, – вторит напарник
– ты попал, дядя… ну чо, стручок, сходил за хлебушком?!.. будешь знать, падла…скажи спасибо – почки целы, – помахивает сержант резиновой дубинкой.
В участке шмон, отбирают мобильник, швыряют за решётку обезьянника с бомжами по лавкам. Бывший инженер-конструктор в грязном, вонючем отстойнике размышляет о… теории вероятности. Будь при себе документ, сидел бы сейчас на кухне перед теликом, запивал теплый багет прохладным молочком. Чего там Эйнштейн?! Квазары, чёрные дыры, сгустки материи, пространственно-временной континиум… Фигня! ПАСПОРТ – вот центр мироздания. Он живо представил великого физика, сцапанного на улице рос. ментами.
– как вы смеете, я лауреат Нобелевской премии…
Дед хохочет. Сокамерники подозрительно косятся и на всякий случай отодвигаются подальше…
Цыплёнок жареный, цыплёнок пареный –
цыплёнки тоже хочуть жить.
Его поймали, арестовали,
велели пачпорт предъявить.
Пачпорта нету – гони монету!
Монеты нет – садись в тюрму… ну, и так далее…

Первые паспорта зафиксированы в средневековой Европе. Отнюдь не удостоверения личности, а пропуск. Само слово passport означает знак + вход. Кусок пергамента с фамильной печатью сюзерена для прохода через ворота зАмка, крепости, города. Но большинство шмыгали и так. На Востоке (Китай, Орда, Тимур) – пайцза, металлическая пластинка для пересечения границ империи. Археологи раскапывают предметы из глины, кости, дерева, металла с криптами аналогичного назначения ещё доисторических времён.
В России т.н. паспорта ввёл Пётр. Исключительно для учёта рекрутов и мытарей. Царя-реформатора интересовало одно – армия и деньги для неё. А людишки – грязь…
1832 г. – «Устав беглых». Цель следует из названия. Отныне никто из низших сословий не может отбыть с места постоянного жительства. Сие касалось мещан, чинов до 10-го класса Табели о рангах, мастеровых, кустарей, ремесленников, мелких торговцев. Крепостным докУмент вовсе не положен, купцы живут своим сословием, дворяне по титульной грамоте. Напуганный декабрём Николай I жаждет порядка. Попытки учёта населения через полицию, адресная запись от домохозяина. Жалкие потуги при русской расхлябанности. Выездной паспорт редкость. Князья, графья, дипломаты, знатные вельможи – да. Дворяне попроще, ежели приспичит за юбкой или к рулетке – прямо через шлагбаум, сунет прусскому погранцу красненькую и был таков без какой-то государевой бумажки. Конечно, водились и законопослушные, но те чаще – кверху пузом, по-обломовски.
Крымская война явила пещерность даже в бюрократии. В 1861-м отмена крепостного права – сдуру. Свободы не хотел никто – ни дворяне, ни крестьяне. Царизм вязнет в ненужных реформах. Студенты культивируют модную заразу – марксизм, который на русской почве, что свинье кокошник. Почвенники, западники, «Чёрный передел», «Земля и воля», «Народная воля», хождение в село… коммуны, опий, кокаин, свальный секс, революционный экстремизм. Бесы одного ряда.
«Бессмысленный и беспощадный»… Русский бунт иным быть не может. Россия – родина терроризма. Прыщавые задроты, барышни-морфинистки сперва варят кулеш для арестантов, теперь взрывчатку. Режут кинжалами, стреляют из револьверов градоначальников, бомбят губернаторов и великих князей с невинными чадами и челядью. Жандармерия бессильна – института паспортизации, адресного учёта нет. Человека не найти, и кто есть кто – неведомо. Вера Засулич убивает мэра С-Петербурга Трепова, суд присяжных оправдывает её вчистую. Миндальный апофеоз. 1 марта 1881-го революционные бомбисты средь бела дня разносят на куски самого императора. До игрался в лояльность. Боевики свободно ходят с минами в коробках из-под торта, и частный пристав не может даже проверить личные документы. Иметь их попросту не обязательно. Наконец, Александр III, тоже переживший покушение, с подачи Победоносцева одобряет проект всеобщей паспортизации подданных империи. Но в 94-м помре.
Романов последний – никакой. После Ходынки эротоман Николашка не вылазит из алькова. В кровати немка слаба на передок, под кроватью штоф с водкой. Народишка беспорядочно мечется по просторам империи, ломится из села в город. Премьер Витте донимает царя. В 1903-м новый «Устав о паспортах» – самый мягкий, вопреки советам. Отныне подданные империи вообще не обязаны иметь удостоверение личности, кроме как отъезжая на расстояние… более 50 вёрст от места жительства. А место жительства – просто со слов. Лафа для бродяг и смутьянов – беда политического сыска. Очкарики открыто баламутят, на заводах стачки, в селе, громят барские усадьбы, режут помещиков. Грянул 1905-й. Следующий премьер Столыпин да самодержца тоже не достучится. Его аграрная реформа влечёт массовые переселения, заведение вольных фермеров. Стране насущно необходима паспортная система. Вместо неё пресловутый «столыпинский галстук», которых, увы, навешали слишком мало. В 1911 г. Столыпина убивают в Киевском театре на глазах у почтеннейшей публики и самого царя. Он даже не явился на похороны – важное дело. Немка получила очередное письмо от «милого друга» Гришки Распутина – человека без паспорта.
Дальше гегемон-армаггедон. Большевики о паспортах не заморачивались. Ни к чему. Буржуев, дворян, профессуру, офицерьё – к ногтю. Купчин, кулаков обобрать и в ссылку. На миллионы голодных плевать – где, чем живут, куда бегут… Похабную бумашку мандат имеют отдельные особи. Те, что расселились в метрополях с партийными блядями. Там же корябают писульки типа: «податель сего Митрофан Канавкин – преданный делу революции матрос, назначается нач. ВЧК г.Задрищенска. Проездной литер прилагается, продуктовые и вещевые карточки по месту прибытия. Урицкий». Всё бы хорошо, да тюрем отпущена уголовщина. Плюс гопота: отнять-поделить. Невиданный разбой, анархия – гуляй поле. Налётчики даже тормознули авто и грабанули их вожачка. Летом эсеровский мятеж, убийство Мирбаха, т.н. «покушение» Каплан (бедная подслеповатая Фанни). Как следствие – красный террор.5 окт. 1918 г. Ленина подмахивает указ Совнаркома «О трудовых книжках для нетрудящихся». По сути фильтр «свой-чужой». «Для выявления тунеядствующих элементов» при распределении пайковых талонов. В следующем 19 г. декрет «О трудовых книжках для всего населения». Спятившие комиссары заявили: трудовые книжки станут вообще вместо паспортов, ибо главное в стране советов – это труд на благо мировой революции. За неимением «корочек» трудняки рисовали на любой бумаге и даже на гербовых бланках царских министерств. Затея провалилась – окучить трудящих не удалось даже в Москве. В 23г. стали было выдавать некие удостоверения личности. Без фото, разумеется, на таких же случайных бумажках. За которыми жильцы, по идее, обязаны явиться неизвестно к кому не известно в какую контору. Спец. учреждений нет, в стране жилищный хаос, филькину грамоту в виде справки мог нарисовать всякий. А тут и НЭП. Власть махнула рукой.
Серпастый-молоткастый состряпали в декабре 1932г. Без обложки и фото. Чудовищный анфас в гос. документе появился лишь в 37-м. Видимо, по аналогии с лубянским протоколом. Совдеповский паспорт выдавали не всем – исключительно благонадёжным гражданам. Остальные так и ходили с безликой справкой. Сельчанам паспорта вообще не полагались, как крепостным холопам до 1861г. Колхозники со скрипом получали паспорта лишь с сер.70-х и вплоть до горбачёвской перестройки.
Я достаю
из широких штанин
дубликатом бесценного груза.
Читайте,
завидуйте,
Я – гражданин
Советского Союза

Однажды воскресным утром в квартиры врываются архангелы, японских шпионов и беглых колхозников по теплушкам и прямиком в тайгу или казахские пампасы. Страну поделили на режимные зоны с правилами проживания различной степени тяжести. Инвалидов, калек, побирушек и бомжей – за 101-й километр.
И, разумеется, ПРОПИСКА. Бич сов. граждан. Кошмарный призрак ЕЯ маячит в образе управдома с домовой книгой под мышкой и участковым сержантом за спиной. Без прописки ты пиписка. Ни работы, ни учёбы, ни малейшего движения. Шаг вправо, шаг влево – расстрел.
Десятилетия отстоя и забвения. Маленький зелёненький паспортишко СССР достают редко. Скучает без надобности в шкафу, где-то между рейтузами с начёсом и семейными труселями. Достаточно профсоюзной книжки или партбилета.
В 91-м СССР крякнул подстреленной уткой в Беловежской Пуще. Бывшие республики оголтело ринулись в самостийность. С паспортами раскардаш. Около 400 миллионов людей ещё 10 лет жили с паспортами несуществующего государства. Где-то вклеивали вкладыши, ставили штампики, но корочка всё та же. По ней даже билеты на самолёт можно было купить. Границы постепенно закрывались, аборигены сменили серпастый на нац. паспорта. Но миллионы остались со старыми. И мыкаются по сей день. Краснокожую (опять же) паспортину с двуглавым цыплёнком табака заполучить сложнее, чем врагу народа в 37-м. Ельцинский «Закон о гражданстве», как и все последующие – чёрная юридическая жопа, в которой не ориентируются самые крутые специалисты права. Или, например, та же прописка. Сменили вывеску: была «прописка», стала «регистрация». Крепостное право, как было, так и осталось. Абсолютно незаконно. О чём знают даже немногие юристы.
На самом деле всё просто. Вопрос легитимности. Всё после 1917 г. нелегитимно и не признано мировым сообществом. Николай II был слюнтяй и ничтожество. Но это последняя легитимная власть. Всё последующее – Ленинские Советы, СССР, ВКП(б), КПСС, ВЧК, НКВД, ОГПУ, МВД, КГБ, ФСБ, ГД, Президент – аббревиатуры в облаках. Официально, согласно международным протоколам и ратификации в парламентах, страну большевиков в 20-х признали лишь несколько столь же одиозных режимов. Остальное – лишь торгово-экономическое сотрудничество. В уставе ООН по-прежнему числится незаконной аннексия большевиками Средней Азии, позже Галиции, восстание Польши, Балтии, Бессарабии, Курил. Как и нынешняя оккупация Крыма, Донбасса и проч. преступления. Ничто не сдано в архив и ждёт своего часа.
Россиянам просто лепят горбатого. Ездят по миру и удивляются: и чего нас так не любят? Ездят по незаконным загранпаспортам несуществующего государства. Пока. И снаружи. Землянам приходится мириться, хоть какой-то сдерживающий фактор для руссо туристо. Внутренний паспорток больше для кредита да росгвардии. Патруль не дремлет. Когда не сосёт пиво в подсобке магазина.
Al Sherpa
(Стилистика, орфография и пунктуация автора сохранены. – Прим. ред.)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..