воскресенье, 22 сентября 2019 г.

ДРОНЫ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАТРОНЫ

Дроны и политические патроны

Атака дронов на Саудовскую Аравию (Абкайк и Хурайс) буквально погрязла в водовороте версий на предмет кто и откуда. Согласно официальной версии, озвученной на пресс-конференции в Эр-Рияде саудовскими военными, она произведена с севера, то есть из Ирана или Ирака. И в ней участвовали 18 дронов и семь баллистических ракет. Именно потому, что ПВО готовилось к провокациям с йеменской стороны, то есть с юга, а не с севера, военные и объясняют свою нерасторопность. Версию легко и охотно подхватил Трамп, который пригрозил ответными карами, если она подтвердится.
Сторонники «иранской» версии мотивируют ее и тем, что, мол, хуситы попросту не способны на такой удар ни технологически, ни организационно. Но не все с этим согласны. Целый ряд экспертов указывают на то, что хуситы наладили производство и дронов, и баллистических ракет, которых регулярно запускают со своей территории с января с.г. И если Иран и участвовал в этой атаке, то лишь косвенно – как поставщик технологий и комплектации для производства оружия. Некоторые называют даже место, где они расположены заводы– «военные объекты» севернее порта Ходейда, куда в ответку саудовская коалиция  20 сентября с.г. начала военную операцию. В пользу этого утверждения служит и тот факт, что большая часть йеменской армии, а следовательно – и военные заводы, перешла на сторону хуситов.
При этом существуют и куда более хитроумные версии. В частности, политолог Анатолий Несмеян (эль-Мюрид) считает, что атака – результат дворцовых интриг в самом Эр-Рияде.
Суть ее такова: внутри правящего дома Саудов – глубочайший и жестокий раздор. Он состоит в том, что крон-принц Мухаммед бин Салман аль Сауд, которого престарелый и немощный король фактически поставил на царство, затеял диверсификацию экономики с целью слезть с нефтяной иглы. И это не устраивает других членов саудовского семейства, а также иных влиятельных кланов, присосавшихся к ней и качающих из нефти миллиарды. Вот они и поспособствовали этой атаке с целью обвинить принца в том, что он не справляется с управлением, в частности, с такой важной задачей, как охрана нефтяных месторождений и инфраструктуры.
Тем более, что для этого имеется важная предпосылка. Дело в том, что ответственность за охрану нефтяных объектов несет Национальная гвардия, в основном формируемая по традиции из представителей племени шамар. При прежнем короле им руководил его сын Митаб. Однако при нынешем короле командование гвардии было заменено, хотя штатный состав остался прежний. И это создает сильный мотив для сговора с организаторами диверсии, откуда бы она не исходила.
Впрочем, при всем разнообразии, версии не столь уж и противоречивы. И логически вполне укладываются в один букет. То есть, действовали хуситы сами и стреляли с юга, тем паче, что под их контролем в результате налетов оказалась часть южной территории Саудовской Аравии. А Иран оказывает им моральную и техническую помощь.
***
Атака дронов, нанесшая беспрецедентный по силе удар по такому болезненному нерву, как нефтяной рынок, в один миг ввела Йемен в факус всеобщего внимания. И это при том, что оно было вялым на протяжении многих лет, хотя периодически подогревалось сообщениями о тревожных и трагических событиях и явлениях. В частности, о гуманитарной катастрофе, о десятках тысяч детей, находящихся на грани вымирания от голода.
Может, это потому, что вся история Йемена, во всяком случае новейшая, это непрерывная грызня и кровопролития - гражданская война, различающаяся лишь фазами и степенями ее ожесточения. А сама эта страна – если взглянуть на пестроту ее политической карты -  даже с трудом воспринимается государством. И, как минимум, разделена три сферы влияния и самостийности. Тем самым она заработала такую репутацию, когда переступлен «рубеж чувствительности» к чужому горю. Так уж устроена социальная психология: цена человеческой жизни обратнопропорциональна масштабам террора. И чем больше и каждодневней его масштабы, тем это становится привычней, «входит в норму». И тем легче внешний мир реагирует на страдания.
И это при том, что на Ближнем Востоке вряд ли найдется страна со столь древней историей и богатой культурой, как эта. Взять хотя бы поразительные по красоте и оригинальности глиняные небоскребы, которыми украшена Сана – эхо архитектуры как минимут тясячелетней давности.  Да и опыт государственности уходит корнями аж за грань тысячилетия до н.э. (царство Хадрамаут).
Увы, в своей судьбе Йемен новейших времен оказался заложником двух фундаментальных факторов раздора: геополитического и религиозного. Первый начал действовать с тех пор, как англичане в 1839 году оттяпали Аден и вскоре колонизировали весь Южный Йемен, который находился под их протекторатом вплоть до 1967 года. Возникшая там Народная Демократическая республика Йемен начала строить социализм и на двадцать лет попала в сферу советского влияния. А на севере после получения по итогам Первой мировой в 1918 независимости от Османской империи образовался султанат Северный Йемен, который после военного переворота в 1962 превратился в Йеменскую арабскую республику. Между столь разнородными севером и югом началось сопериничество, временами перераставшее в вооруженные конфликты. В 1990 два антипода объединились в Республику Йемен. Но это только подлило масла в огонь – уже в 1994 вспыхнула гражданская война на почве сепаратизма.
Ее рецидивы всплыли и сегодня. В мае 2017, когда уволенный президентом страны за его сепаратистские настроения губернатор провинции Аден Айдарус аз-Зубейди, создал т.н. Переходный совет Южного Йемена. А в начале августа с.г. сепаратисты напали на Аден и по существу захватили его. И отступили только под нажимом Саудовской Аравии, возглавившую коалицию из арабских стран, которая встала на сторону законной власти в борьбе на другом поле – религиозном.
Не трудно догадаться, что противостояния идут между суннитами и шиитами. А их в Йемене почти фифти-фифти. Хуситы – это шиитское военнизированное движение, характерное для севера страны, где они до революции господствовали в форме имамата. И оттесненные от власти суннитами, стали стабильным генератором напряженности, которая в 2014 обрела  масштаб гражданской войны, причем успешной для них. Уже в 2015 они захватили столицу Сану, а затем и Аден. Избранный в 2012 г. президент страны Абд Раббот Мансуром Хади отрекся от власти и сбежал в Эр-Рияд, а власть нынешнего номинального главы государства Махди Аль-Машата держится исключительно за счет внешних сил.
То есть, на силовом вмешательстве Саудовской Аравии и созданной под ее главенством коалиции боле, чем десятка арабских стран при политической поддержке Вашингтона. Именно она выбила хуситов их Адена, но оказалась беспомощной при попытках наступления с севера. Это привело к двум последствиям: к тому, что саудиты перешли к бомбардировакам и зверски разнесли весь Йемен, усыпав его трупами гражданских и разорив экономически. И второе: к выходу из коалиции большинства участников. Примечательно, что в ней изначально отказались участвовать Египед и Пакистан.
Так что саудовское вмешательство имело весьма скромный успех, ограниченный лишь узкой полоской территории на юге близ моря. При этом оно имело обратный эффект – только увеличило число своих сторонников в стране. И реально она сегодня в их руках, хотя и есть огромные территории, где традиционно правят местные вожди племен.
Более того, хуситы стали реальной угрозой для Эр-Рияда. Уже в марте 2015 они осуществили вторжение в саудовскую провинцию Наджран, которую провозгласили независимой и частично контролируют до сих пор.
***
Инцидент с дронами, безусловно, создал очаг напряженности планетного маштаба. Ведь под угрозой оказался нефтяной донор мирового значения, который затрагивает фундаментальные интересы США , Европы и соседей. Причем хуситы показали, что их угрозы не пустые. А они обещают продолжить агрессию.
И, тем не менее, именно здесь превращение очага в мировой пожар, мне кажется, маловероятно. Европа явно демонстрирует нейтралитет. Что касается США, то и она вряд ли пойдет на силовое воздействие, рискуя, что воевать посреди нефтяных полей чересчур рискованно. И как бизнесмен, Трамп это способен оценить. Да и конгресс ему это вряд ли позволит.
Что касается Саудовской Аравии, то и с этой стороны опыт войны с соседом убеждает, насколько это бесперспективное средство воздействия. Горцы, да еще вооруженные ракетами – непобедимы. Да и внутренняя обстановка в Эр-Рияде этому не способствует – трудно крон-принцу одновременно заниматься реформами и войной. Особенно, когда столько соперников внутри.
Так что самое время замириться. Тем более, что хуситы практически уже осуществили переворот. А победителей не судят. И если удастя где-нибудь в Стокгольме договориться, в мире легко признают легитимность нынешней власти в Сане.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..