вторник, 9 апреля 2019 г.

МИХАИЛ КАЗИНИК. ИНТЕРВЬЮ


Михаил Казиник: «Вы заметили, что в России пропали анекдоты?»
Источник: Гемохелп

Михаил Казиник: «Вы заметили, что в России пропали анекдоты?»


САМОЕ ЧИТАЕМОЕ

  • СПРАВКА
Михаил Казиник - искусствовед, музыкант, писатель, поэт, философ, режиссер, просветитель. Родился в 1951 г. в Санкт Петербурге (Ленинграде). В 1953 году семья переехала в Витебск. В 1958 году поступил в Витебскую музыкальную школу № 1 по классу скрипки. В 1968-м продолжил обучение в музыкальном училище, в 1970-м поступил в Белорусскую Государственную консерваторию в Минске (закончил в 1975 году). Параллельно с обучением в БГК, брал уроки в Петербургской консерватории, принимал участие в региональных и международных конкурсах. C 1975 по 1990 год - регулярные лекции и абонементные серии лекций-концертов в 17 городах Советского Союза. С 1991 года живет в Швеции, ведет активную музыкально-просветительскую деятельность на Западе, часто приезжает с лекциями в Россию.
- На Западе уже поняли связь между успешным ведением бизнеса и уровнем культуры? Как обстоят дела в России?
- Примерно 30-40% моих выступлений – перед бизнес-аудиторией. Я являюсь профессором Высшей школы бизнеса Скандинавии, практически все топ-менеджеры скандинавских стран – мои студенты. Когда знаменитая финская электронная фирма Fortum полностью перестраивала свою работу, то целый месяц на субботы и воскресенья я летал в пригород Хельсинки. Восемь полных дней – как через искусство, через культуру можно по-иному взглянуть на бизнес. Западники это быстрее поняли, чем наши.
В России тоже понемногу начинают понимать. Например, я уже два года провожу циклы-конференции у Трактовенко (Банкирский дом «Санкт-Петербург» - ред.), в других солидных московских и петербуржских фирмах. Например: как бизнес-мышление связано со строением сонатной формы?
Михаил Казиник
Из лекции Михаила Казиника
 «В музыке скрыты не только формулы мышления, но и формулы партнерства. Однажды после бизнес-конференции ко мне подошел предприниматель: «Уже долгое время пытаюсь установить контакт с немецким бизнесменом из Кельна. Уверен, что у нас получится прекрасный проект, но он либо отвечает, что занят, либо не отвечает вообще. Что делать?» Мы с ним вместе составили письмо: «Предложения, которые я направлял раньше, в силе. Единственная просьба: когда будете планировать нашу встречу, учитывайте расписание спектаклей в Кельнском оперном театре, особенно если будет идти «Волшебная флейта» Моцарта или одна из опер Вагнера». Он получил ответ в тот же вечер! К письму было приложено расписание спектаклей. Но наш бизнесмен понятия не имел о «Волшебной флейте»! Пришлось прибегнуть к индивидуальному тренингу. Целую неделю я рассказывал ему о Моцарте, обо всех тайных знаках «Волшебной флейты», о том, почему это уникальная масонская опера… Он приехал в Германию, они сходили на «Волшебную флейту», потом долго разговаривали о Моцарте. Затем перешли к обсуждению возможного партнерства. У них сейчас дела идут как по маслу».


- В Нижнем Новгороде и сейчас помнят благие дела купцов XIX века – Рукавишниковых, Бугровых, Блиновых, Башкировых и других, которые в том числе содействовали развитию искусства и культуры. Как бы вы оценили действия сегодняшних предпринимателей по сравнению с их предшественниками?
- Хочу сразу напомнить: ни один художник, ни один композитор  XIX века не жил на деньги государства. Никогда никакие цари-короли, министры-императоры не жаловали деньги на культуру. Это делали как раз те, кого мы сегодня называем бизнесменами, в основном – купцы. От Третьяковской галереи до русских сезонов в Париже, - это все деньги богатых россиян. Третьяков, Дягилев, я уж не говорю о Мамонтове и других уникальных гигантах, которые прекрасно понимали, что будущее страны – приоритет культуры и искусства. Потому что любая страна ценна только тем, что она внесла в копилку цивилизации.
Сегодня те, кто заработал деньги, не хотят отдавать десятину на культуру, на искусство, на школы, на появление новых талантливых творческих детей, которые вырастут и будут строить страну. Этим сейчас никто, по сути, не занимается.
В России очень много детских домов. Ребята живут не в самых лучших условиях, зачастую нет ни пианино, ни рояля... У меня была идея проехать по российским детским домам, везти с собой рояль, чтобы сотни тысяч детей хоть раз получили бы шанс прикоснуться к искусству, к Моцарту, к Вивальди, к Бетховену, к Чайковскому. Но для этого нужны деньги, которых нет.
А в Нижнем Новгороде совсем странное отношение. Я приезжал в Нижний много раз, это был один из «моих» городов. Как-то мне предложили провести бизнес-конференцию, на которую даже из Испании собирались приехать бизнесмены, говорящие по-русски. Но ни один нижегородский бизнесмен на конференцию не записался! Пришлось отменить. Для меня Нижний удивительный город в этом смысле.
Да и в другом тоже: одна из крупнейших газет отказалась публиковать интервью со мной. Аргумент: «Это никому не интересно». Фирмы, города и страны в очередь стоят, у меня расписание на два года вперед, а в Нижнем никому не интересно. Прежние руководители города и области никогда не были на моих концертах. Посмотрим, откликнутся ли новые - в октябре у меня в Нижнем запланированы два концерта (детский и взрослый) и трехдневный семинар с учителями. Надеюсь, что мы встретимся.
- Расскажите, пожалуйста, про концерты и семинар чуть подробнее.
- Концерт для взрослых называется «Тайные знаки культуры». Почему не происходит восприятия людьми произведений искусства, явлений культуры? Потому что большинство в результате школы, воспитания, окружения воспринимают все только на первом, бытийном уровне. Смотрят на натюрморт – превалирует утробно-гастрономический смысл: яблоки должны быть съедобными, тогда эта картина хорошая. Если яблоки несъедобны, то это какая-то дрянь. 
То же с великой литературой – люди читают и не понимают, что именно они читают. Их научили складывать буквы в слоги, а слоги в слова и сказали: теперь ты умеешь читать. Неправда, они умеют только складывать слова. Чтение – это такой же процесс, как игра великой музыки на скрипке, на рояле, или дирижирование оркестром. Чтение – это великое сотворчество. Но этому никого никогда по-настоящему не учат. В результате от литературы остается «зашел-вышел, пришел-ушел, выздоровел-умер, женился-развелся». Принцип сериалов. Это антилитература, поп-культура, сплошной творческий рэп (ни единой паузы, чтобы подумать).
«Тайные знаки культуры» – о том, что можно и нужно проникать в другие слои, в другие уровни мышления и восприятия.
Детский концерт сродни моей «Школе будущего». Считаю, что она должна быть доброй, остроумной и игровой. Дети лучше познают, улыбаясь, играя, смеясь, испытывая положительные эмоции.
Учителям буду рассказывать о возможности создания школы ассоциативного (а не клипового) мышления. В преподавании важны и музыка, и неожиданности, и парадоксы, и игровые моменты. Школу надо перестраивать, причем кардинально.
Из лекции Михаила Казиника
Из лекции Михаила Казиника
 «Какую музыку слушать бизнесменам? Моцарта – для себя лично, для ощущения гармонии внутри. Для бизнеса первейшее дело – фуги Баха: дисциплина мозга, колоссальные знания о многозначности и многоголосии человеческого мышления».
- Все бизнесмены не построятся в колонны и не пойдут дружными рядами под знаменами «Вернем России культуру!» Что должно произойти, чтобы, как говорится, «повернулись лицом»?
- Должно произойти радикальное понимание у тех, кому дорога Россия, кто не собирается уезжать и увозить детей из страны, которую сами же выстроили. И в Калифорнии, и в Лондоне я вижу людей, которые должны были бы быть в России. Это же генофонд! Они хорошие, милые, тонкие, остроумные, сохранившие чувство юмора, которое исчезло в России. Вы заметили, что пропали анекдоты? А почему? Потому что анекдот – это часть интеллектуального мышления. Уезжают не только люди, которые работают с коллайдерами. Уезжают люди, у которых есть чувство юмора. А Россия без анекдотов – это уже другая страна.
Спасение – умные и сильные, у которых деньги и совесть в одном кармане.
- Такие еще остались в России?
- Вы знаете, я таких людей вижу. Я встречался с Рубеном Варданяном (российский социальный предприниматель – ред.), с Эдуардом Тиктинским (основатель и председатель совета директоров холдинга RBI - ред). Или, например, мой друг Герман Греф. Он иногда говорит иронически, его слова вырывают из контекста, и народ воспринимает как прямой текст.
Греф, имея возможности, делает максимально. Он поддерживает крупные оркестры и творческие коллективы. Сейчас мы с ним создаем уникальный, невиданный в мире проект «20 просветительских фонтанов России» - передачи идут с цветом, музыкой, изображением. Записано пять фильмов: Бах, Моцарт, Бетховен, море и колокола. Сейчас будем писать еще 10 фильмов. В Петергофе, в Калининграде, в Крыму, во Владимире уже открыты «просветительские фонтаны».
Идея: как сделать, чтобы люди, которые никогда не зайдут в концертный зал, могли получить хоть какой-то доступ к настоящему искусству, а не только к общедоступной попсе? И мы видим, что стремление к подлинному искусству есть – на открытии фонтана в Калининграде было 20 тысяч человек!
- В современной России очень странное отношение к культуре…
- Не то слово! Меня награждают всякими знаками - «Орден служения искусству первой степени», медали и прочее. Но меня не это волнует! К тем, кто награждает, я обычно обращаюсь с просьбой: ну, помогите культуре страны! Неужели вы не догадываетесь, в каком катастрофическом состоянии она находится? Неужели вы не понимаете прямую связь между культурой и экономикой, между культурой и бизнесом? Неужели не видите разницу между человеком, который чувствует великую музыку, понимает великую поэзию и человеком, который ни о чем не думает, кроме личного обогащения? Это ведь колоссальная трагедия.
Бизнесмены заказывают лекции для себя, для своих топ-менеджеров. На государственном уровне – никакой поддержки. За восемь лет я дал в Москве 120 концертов при полных залах! Значит, интерес есть. Но этого не покажет даже канал «Культура».
Такое впечатление, что против культуры на самом деле существует круговой заговор. Если говорить крайне резко: похоже, что в конечном итоге в России должно остаться примерно 30-35 млн. человек – для обслуживания газовой и нефтяной трубы, и те, кто будет обслуживать «обслуживающих трубу». Для этого надо просто уничтожить образование (человеку не следует думать), медицину (человек должен умереть после того, как заканчивается его рабочая жизнь. Пенсионная реформа задумана не случайно). Детям совершенно не нужны ни поэзия, ни музыка, ни живопись. Когда они вырастут, они станут тупо обслуживать трубы.
Абсурд. Никогда еще в стране не было такого. Даже в пресловутые советские годы  говорили о гармонически развитой личности, о человеке читающем, о человеке музыкальном – о homo sapiens, в конце концов! А теперь, если я начинаю об этом говорить, смотрят пронзительными глазами: «Какая тебе лично выгода от этого?»
Им в голову не приходит, что я лично не ищу выгоды, у меня есть все, что мне надо. У меня нет только одного – покоя из-за моей родной страны.


Из лекции Михаила Казиника
Из лекции Михаила Казиника
 «Бизнес на самом высоком уровне – это высокая математическая и музыкальная культура. Как только в стране количество бизнесменов, которые обладают этой культурой, становится достаточным, страна начинает преуспевать».
Беседовала Наталия Лисицына

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..