вторник, 9 апреля 2019 г.

Нацизм в Прибалтике исчезает под влиянием США и ЕС

Нацизм в Прибалтике исчезает под влиянием США и ЕС

Три балтийские республики не смогли стать суверенными по-настоящему, попав в 2004 году под внешнее управления. Очень жестоко пострадав в период Второй мировой войны, Латвия, Литва и Эстония сейчас терпят крах и поражение национальной идеи, построенной на героизации нацистского прошлого в годы оккупации. Государственные структуры в Вашингтоне и Брюсселе душат попытки глорификации фашизма в регионе, и эта тенденция четко совпадает с процессами демократизации общества.

Photo copyright: pxhere.com

Молодой креатив национальной идеологии и историографии о героическом прошлом двух латвийских дивизий Waffen SS, а также о справедливости борьбы за независимость эстонских и литовских коллаборационистов столкнулся с давлением со стороны Вашингтона. Президент Дональд Трамп и Госдеп США, признав даже украинское легальное формирование “Азов” организацией нео-наци, искореняют даже те проявления нацизма у прибалтов, которые не мог вытравить ни Сталин, ни КГБ. Премьер Латвии, гражданин США Кришьянис Кариньш, бывший депутат Европейского парламента от христианско-демократической фракции Европейской Народной партии, блокирует все инициативы латвийских ультрас, как делали и его предшественники-демократы.

Мир здесь только снится

Так было не всегда, конечно. В блоке соцстран Варшавского договора и союзных советских республики именно страны Прибалтики пытаются строить историографию национальной борьбы за независимость с этого чертовски неудобного момента – наци образца Третьего рейха сегодня вне закона и в Европе, и в США. Героизация подвигов шуцманбатальонов полиции безопасности СД и волонтерских дивизий Waffen SS, в которые входили прибалтийские коллаборационисты, в 1990-е стала важной частью формирования государственной идеологии прибалтов, только освободившихся от СССР. В этом дискурсе до 2004 года большую идеологическую роль занимала героизация прошлого, к сожалению, связанного с преступлениями против человечности.
Прибалтов в чем-то можно понять: три маленькие юрисдикции, совсем недавно вышедшие из состава Российской империи и развивашиеся под управлением национальных диктаторов Улманиса, Сметоны и Пятса, очень скоро вновь оказались между молотом и наковальней.
Советские репрессии в 1940 году – это чистки и тюрьмы для буржуазных националистов, ссылки в Сибирь, национализация частных предприятий. С германской оккупацией летом 1941 года оказалось еще хуже: в плане “Ост” рейхсминистра по делам Восточных территорий Альфреда Розенберга в Рейхскомиссариате Остланд (под управлением гауляйтера Генриха Лозе были созданы генеральные округи Латвия, Литва, Эстония и Белоруссия) нацисты планировали оставить от 50 до 25% местного населения. Никакой свободы и независимости рейх не гарантировал. Латышей, литовцев, белорусов и в меньшей степени эстонцев как более германизированный народ с позиций Института расовой гигиены планировалось онемечить, выслать на Урал или уничтожить.
В 1942 году осталось в живых менее 1% евреев, живших в регионе до войны: машина Холокоста работала на полную мощность, в Эстонии было уничтожено около 6000 местных евреев, в Латвии – 72 000, в Литве – более 220 000. Уже во второй год оккупации на картах всех трех балтийских генеральных округов Рейхскомиссариата Остланд появились схематические изображения гробов и надпись Juden frei – “свободно от евреев”.
В истории Холокоста и геноцида мирного населения местные коллаборационисты сыграли большую роль, чем даже германские айнзацкоманды. Это признают латвийские историки, как Карлис Клингерис, член комиссии историков при президенте Латвии Раймонде Вейонисе.

Обергруппенфюрер Еккельн и дивизии Waffen SS

В новом двухтомном сборнике “От нацизма к коллаборационизму: Прибалтика в годы Второй мировой войны”, содержатся новые свидетельства о преступлениях нацистов в регионе. В сборнике этом опубликованы материалы российского Государственного архива РФ, Центрального архива Минобороны и еще пяти архивов, примерно 70% этих документов обнародованы впервые. Читать не очень приятно, неужели это все делалось тут?
“В Саласпилсский концлагерь (находился под Ригой, охранялся латвийскими частями СД, включая “команду Арайса”, – автор) прибывало по два-три эшелона с евреями (из Венгрии, Чехословакии, Польши, Белоруссии) каждую неделю. По мере поступления эти партии ликвидировались. Так беспрерывно продолжалось с декабря 1941-го по середину 1942 года. В каждом эшелоне насчитывалось не менее тысячи человек. Я предполагаю, что всего нами было расстреляно до 87 тысяч евреев, прибывших из других стран”, – это цитата из показаний обергруппенфюрера СС Фридриха Еккельна.
Генерал полиции безопасности СД Третьего рейха и высший руководитель СС в Риге, Фридрих Еккальн руководил всеми операциями против мирного населения на территории Рейхскомиссариата Остланд, а также Украине. После переговоров с рейсхминистром Генрихом Гиммлером именно он предложил использовать для убийств евреев расстрелы как наиболее простой и быстрый способ решения задачи “Juden frei”, которую контролировали гауляйтер Генрих Розе и рейхсминистр Альфред Розенберг – остзейский немец, живший в Таллине и Риге. Обергруппенфюрер Еккельн в 1945 году был захвачен советскими войсками в Германии, привезен в ЛССР на суд военного трибунала и повешен в Риге на Ратушной площади в феврале 1946 года.

То, что не сделали советские танки, сделают американские банки

Глорификация нацизма в Латвии связана с узким, отсеянным кругом людей, воевавших против Советского Союза на стороне Гитлера. Штандартенфюрер СС, командир 281-го Абренского латышского батальона в ходе карательной операции “Зимнее волшебство” в Белоруссии Волдемар Вейс похоронен на военном Братском кладбище в Риге. Военный атташе Латвии в Финляндии и Эстонии при диктатуре Карлиса Улманиса, Вейс после начала нацистской оккупации занял пост начальника “службы порядка” в Риге, был одним из самых ярких пропагандистов борьбы латышей с “жидобольшевизмом”. Он – первый латыш, удостоенный немецкого Рыцарского креста. Год спустя после карательной антипартизанской операции “Зимнее волшебство” в Белоруссии, в апреле 1944 года, Вейс командовал полком 19-й дивизии Waffen SS Lettland. Был ранен случайным осколком снаряда на Волховском фронте, умер в госпитале в Риге.
Ежегодно 11 ноября в День Лачплесиса в Латвии у могилы Вейса проводятся памятные мероприятия. Рядом погребен прах создателя двух латвийских дивизий генерал-инспектора войск группенфюрера Рудольфа Бангерскиса. Он был перезахоронен с почестями 16 марта 1995 года (День памяти легионеров СС – в день их первого боя против Красной армии в Псковской области) на рижском Братском кладбище у памятника Матери-Латвии. В Лестене также установлен памятник латвийским легионерам СС, у которого 16 марта можно видеть свечи, цветы и венки.
Память о своих эсэсовцах – максимум, дозволенный балтийским националистам сегодня, когда идеи и процессы демократии и глобализации вытесняют национализм. Эти идеи были обречены на забвение 15 лет назад, когда в конце марта 2004 года три республики Прибалтики стали полноправными Европейского союза и блока НАТО. Глобализация нанесла поражение более беспощадное, чем фронты большевиков: либерализм XXI века убили нацизм, сделав то, что не могли сделать коммунисты.
В шествиях памяти 16 марта в Старой Риге уже давно не участвуют латвийские министры – за такое накладываются штрафные санкции. Марши осудили в Европе, Германии, в США, во всех ключевых странах антигитлеровской коалиции. Единственное окно возможностей сегодня для маршей – это холодная война Запада и России. Если окно схлопнется, проявления нацизма в Прибалтике могут быть криминализированы, как в Германии. Впрочем, и сейчас свастики 16 марта можно увидеть все реже. Паучки свастик все меньше на нарукавных нашивках, песни легионеров СС поются не во весь голос, как на фронте, а тихо. Стеснение, неловкость, дискомфорт – предпоследняя стадия перед забвением. Два американских банка в Прибалтике, Citadele и Luminor, не хотят видеть среди своих клиентов нацистов – это не самая лояльная группа.
В этом году марш памяти воинов 15-й и 19-й был самым малолюдным в истории Латвии: около тысячи человек прошли по старому городу, положили цветы к памятнику Свободы и покинули площадь Свободы. Президент Латвии Раймонд Вейонис заявил, что нужно признать вину латвийских легионеров СС в преступлениях.

Прибалтам нужна созидательная идеология

“Мы боролись с российскими оккупантами, теперь нам надо бороться с либералами, колонизировавшими Латвию”, – откровенно сказал мне Игорь Шишкин. Национал, не менявший своих убеждений никогда, он в 90-х устроил теракт в Риге. Сейчас Шишкин впервые в своей жизни растерян. Традиция так не стала народной, нацизм становится уделом маргиналов и неудачников, за книгу фюрера “Mein Kampf” в Риге, Вильнюсе и Таллине дают тюремные сроки. Либеральные интересы и западное партнерство сегодня – высший, над-национальный приоритет политики Прибалтики. Это касается даже правого латвийского Национального блока, входящего в состав правительства и по сути поддерживающего все либерально-демократические реформы, а также интеграцию республики в западное сообщество.
Есть еще один очевидный фактор, кроме недовольства Брюсселя и Вашингтона пропагандой нацизма и памяти коллаборационистов на службе гитлеровских формирований СС – очевидно, это фактор времени. Воевавших с коммунистами в 1943-1945 годах ветеранов-эсэсовцев осталось в живых десятки, и они не ходят на марши памяти. А молодежи, абсолютному большинству, за исключением единиц, нет дела до седого прошлого, молодые живут настоящим. Прибалтика лидирует в Европе по темпам эмиграции, молодые люди покидают земли ветеранов. История Холокоста и истребления почти одного миллиона мирных жителей в 1941-1944 годах в Латвии, Литве и Эстонии вызывает недоверие, страх, брезгливость или научный интерес у современников. Идеология нацизма умирает в Прибалтике, хочет ли кто-либо этого или нет.
Эти перемены следует расценивать положительно: национальная мега-идея прибалтов, основанная на героизации палачей (и жертв, которыми были сами палачи) за прошедшие 15 лет интеграции в панъевропейскую и транс-атлантическую семьи, оказалась почти полностью ампутирована. Нужна новая конструктивная идея, безусловно. Ей должно бы стать, лучше всего, формирование трех новых стран на карте Европы в 1918 году – времени, когда наши республики впервые получили независимость и все шансы выбирать свою судьбу на целый век вперед. Это был яркий период роста и развития молодых стран Балтии. Там было больше чести, славы и героизма, чем в присяге Адольфу Гитлеру.
Андрей Татарчук, Рига

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..