понедельник, 18 марта 2019 г.

И ВНОВЬ О ТЕРРОРЕ

И вновь о терроре…

Только ленивый еще не высказался по поводу новозеландской трагедии. Я тоже не поленилась и поинтересовалась простой и доступной статистикой, которая отделяет зёрна от плевел и говорит о картине в целом. Каждая трагедия – это очередной повод задуматься о мире, в котором мы живём, мире, который все чаще напоминает уже заведённый взрывной механизм.
Photo copyright: Louise Palanker. CC BY-SA 2.0
Итак, человечество медленно и верно возвращается к ветхозаветному «око за око» (но не в категории суда, а в категории мести), той вендетте, от которой отказалось христианство, но философия кровной мести и наказания вполне понятна тем, кто исповедует, к примеру, ислам, или вообще ни во что не верит. «Око за око, зуб за зуб!» – добро пожаловать в мир реальный: жестокий и не прощающий, в котором человеческие жизни – простая статистика. Мы живём во времена терактов, как средства политического общения непримиримых. А можно ли вообще примирить непримиримое? Можно ли вообще современному миру, разочаровавшемуся в религиозной иудео-христианской морали, воевать с другой цивилизацией в чистых перчатках? Мир вновь вступил в эпоху религиозного противостояния, теста цивилизации на выживание. И пока цивилизация проигрывает – она уже, собственно, проиграла, изобретя язык политкорректности и толерантности ко злу, во имя великой идеи «никого не обидеть», подменяя причину со следствием, уравнивая жертв с палачами. Политики идут на поводу у толпы, не понимающей сути происходящего. Люди же расплачиваются за ошибки политиков и плата эта измеряется числами жертв. Скупые цифры, не способные отразить другое и существенное. Перефразируя талмудическое, «убивая одну жизнь, убиваешь весь мир»…
В мирной Новой Зеландии, которая уж никак вообще не ассоциировалась никогда с опасностью и террором, произошло страшное. Именно этот взрыв ненависти в том месте, где и внешних причин для подобного проявления не было, говорит о системном сбое в целом. И вновь кровавый бунт одиночки против системы, не реагирующей на неоднократные сигналы беды. Это страшно, но, как утверждают люди верующие, Бог карает одних грешников руками других грешников, а расплачиваются за все, как правило, невинные жертвы. Как это все страшно в своей предсказуемости.
И норвежец Андерс Брейвик, цинично расстрелявший в июле 2011 77 человек в режиме онлайн-видео, и новозеландец Брендон Таррант, 15 марта 2019 года вошедший в историю убийцей уже 50-ти невинных жертв, являются воплощением зла, его ангелами и посланниками. И Брейвик, и Таррант несут кровавое послание уже метастазирующей цивилизации. Они хотят быть услышанными, им нужна аудитория, которая содрогнётся от всего ужаса, увиденного в прямом эфире в миллионах аккаунтов виртуального мира.
Зло победило. Многоликое зло уже давно празднует победу. У новозеландского зла есть лицо и имя фанатика-одиночки, есть манифест на десятках страниц, на который все то же больное общество не реагировало предварительно. Вероятно, у общества уже давно отсутствует главный инстинкт – инстинкт самосохранения.
Я просматриваю статистику зла в масштабах мира и удивляюсь миру, не требующему такого масштабного освещения в прессе, как мы видим два последних дня. Мы не слышим такого же осуждения со стороны мировых лидеров постоянных атак джихадистов на церкви и синагоги в разных концах земного шара. Почему нам внушается ежечасно, что ислам и только – жертва? И сколько стоит в ООН лоббирование этой «жертвенности»? Двойной стандарт стоит и денег, и крови.
Вы что-то слышали о том, что радикальные мусульмане убили более 30 христиан в Нигерии на прошлой неделе. Это всего лишь последний отчет о систематическом исламском насилии в отношении последователей Христа в этой стране. А по поводу шести тысяч уничтоженных в той же стране христиан с января 2019, вы много слышали осуждений от лидеров свободного мира? Поинтересуйтесь данными Глобального индекса террора. Нигерия – самое смертоносное место для христианина на земле, как оказалось.
Босун Эммануэль, секретарь Национального форума христианских старейшин и видный нигерийский христианский лидер, уверен, что без помощи внешнего мира, христианство исчезнет в Нигерии: «Господство шариатской идеологии в Нигерии является сигналом смерти для нигерийской церкви». А что скажут по этому поводу озабоченные мировые лидеры? А об убитых и раненых на Филиппинах христианах хоть кто-то слезу пролил в официальных поминаниях жертв террора?
В мире уже сложилась добрая традиция по любым последствиям терактов клеймить избирательно, не решая причину трагедии. Я ещё не забыла, как все мировые лидеры сплотились в едином ряду в Париже, когда два исламских фанатика расстреляли в 2015-м редакцию журнала «Charlie Hebdo» только за то, что в нем были помещены карикатуры на мусульманского пророка. Мир постоянно старается не упоминать терроризм в контексте одной из самых «мирных религий» – упоминание кроваво чревато… Думаю, вы сами с легкостью вспомните и Ниццу, и Лондон, и Бостон, Мадрид, Нью-Йорк, да другие города европейские на карте террора. Корни террора вы тоже сами знаете…
«Из 18 814 смертей, причиненных террористами по всему миру в прошлом году, более половины были вызваны действиями только четырех групп: «Исламское государство», «Талибан», «Аш-Шабааб» и «Боко харам», – пишет уважаемое издание Forbes. И тут же детализирует: «Согласно Глобальному индексу терроризма 2018 года, составленному Институтом экономики и мира (IEP), эти четыре организации стали причиной 10 632 смертей в 2017 году. Их действия способствуют нестабильности в некоторых из самых опасных стран в мире, включая Афганистан, Ирак, Нигерия, Сомали и Сирия. За последнее десятилетие на их долю пришлось 44% всех смертей террористов.» Помимо этих четырех основных смертоносных организаций по всему миру действует множество других террористических групп. Многие из этих групп небольшие, но некоторые достаточно представительны, включая «Аль-Каиду», которая предположительно насчитывает 30 000 бойцов в 17 странах на Ближнем Востоке и в Африке. Другие менее известные группы становятся все более заметными и активными. Но, в своём подавляющем большинстве, все они направлены на борьбу «с неверными» за всемирную победу ислама.
Цифры – красноречивый факт, говорящий о многом. В частности, о том, что есть глобальным злом в сравнении со злом более мелкого масштаба (хотя, зло остаётся таковым вне его объема). В Западной Европе и Северной Америке, по данным того же Forbes, крайне правые экстремисты представляют собой растущую угрозу. В 2017 году было совершено 59 атак, в результате которых погибли 17 человек. Большинство инцидентов были совершены лицами, мотивированными крайне белыми националистическими или антимусульманскими убеждениями. Тысячи жертв исламского террора против 17 антиисламского – статистика, но мы говорим о человеческих жизнях, и они бесценны. Новозеландская трагедия прибавила к 17 еще 50… Страшно от этого жестокого «око за око»…
Пару месяцев назад мне на глаза попалась интересная статья в «Foreign Policy Magazine» о новом лице террора в 2019 году. Меня поразило то, что Запад не готов принять и понять новые реалии и внутренними приоритеты внутри террористических групп джихадистов. В ряды борцов с Западом и его ценностями вступили бойцы из бывших среднеазиатских республик СССР. «Войны на Ближнем Востоке превратили боевиков из русскоязычных районов, которые ранее занимались борьбой с репрессивными правительствами дома, в глобальных террористов. К 2017 году по меньшей мере 8500 бойцов из бывших советских республик стекались в Сирию и Ирак, чтобы присоединиться к ИГИЛ. Этот опыт дал многим из этих джихадистов первый вкус в борьбе с войсками США и НАТО, и это заставило их искать мести, утвердило в том, что будущие операции должны быть направлены на Запад», – утверждает в своей статье в «Foreign Policy» Вера Миронова, приглашенный профессор Гарвардского университета.
Достаточно вспомнить Ахмеда Чапаева, организовавшего атаку на стамбульский аэропорт. Он прошёл боевую школу в Ираке и Сирии. В Нью-Йорке выходец из Узбекистана устроил теракт. И Бостон навсегда запомнит имена двух чеченских братьев… Вера Миронова рассматривает всю картину современной карты террора под новым углом и этот свежий взгляд на проблему очень понятен нам, выходам из бывших стран Советского Союза, говорящим и понимающим по-русски. Автор продолжает: «В ближайшие годы террористическая угроза со стороны России и других стран будет только возрастать. С падением Исламского государства русскоязычные террористы в своём большинстве смогли покинуть Ирак и Сирию с большей легкостью, чем иностранные боевики на Ближнем Востоке. И теперь они вновь прячутся в бывшей советской сфере, или в Европе. Выйдя из-под контроля вооруженных сил США, этим людям, возможно, будет легче реализовать свои планы. Местные симпатии помогут. Пренебрежение правительством и прямые репрессии сделали религиозных мусульман в Казахстане, Таджикистане и Узбекистане привлекательными целями для радикалов, ищущих новых призывников. По мере изменения очага терроризма, Соединенные Штаты и их союзники должны будут обновить собственные стратегии борьбы с ним.
За последние два десятилетия Вашингтон создал огромную бюрократию вокруг ближневосточного терроризма. Неисчислимые миллионы долларов были направлены на поиск и обучение арабоговорящих исследователей и аналитиков. Согласно данным стипендиальной программы по критическим языкам, проводимой правительством США, из 550 студентов университетов, которые будут приняты в 2019 году, 105 будут изучать арабский язык и только 60 – русский. И, по словам профессоров, с которыми я разговаривала, – из ведущих политических школ, таких как Гарвардская школа Кеннеди, Школа перспективных международных исследований имени Джона Хопкинса и Техасская школа государственного управления и государственной службы им. Буша, подавляющее большинство студентов колледжей, планирующих работать по борьбе с терроризмом, все еще незначительна в изучении Ближнего Востока или арабского языка. Существует также нехватка экспертов, которые специализируются в Центральной Азии и могут обучать аналитиков нового поколения».
Предельно четко и предельно ясно. Но о реальной угрозе предупреждает русскоязычный профессор Гарварда. Как часто вы слышали о существующей проблеме в популярных американских, к примеру, СМИ? Слышали ли вы разговоры на эту тему в Конгрессе? И причина тоже достаточно прозрачна, если вы обратитесь к статистике, которая расскажет вам о приоритетном направлении предоставления вида на жительства в США именно представителям Средней Азии, из региона, который с ускорением проходит свой период исламизации. Но у нас же все политкорректно, полуправдиво должно быть. Политика отрицания очевидного страшна своей предсказуемостью.
А пока весь мир наперегонки бросился выражать соболезнования семьям жертв, пострадавших от террористического акта белого новозеландского подонка и убийцы.
Политики всего мира, в том числе многие кандидаты в президенты от Демпартии, призвали к молитвам и возобновлению борьбы с ненавистью во всех ее проявлениях. Сегодня и вчера все газеты наперебой перепечатывали подробности трагедии и тщательно отслеживали все соболезнования, чтобы потом кого-то поддерживать, или клеймить. Благо у нас есть в стране президент для битья. Многие просто воспользовались старым добрым Твиттером, который, как мне кажется, превратился из искры в факел и огнетушитель одновременно. А затем член палаты представителей демократическая социалистка Александрия Окасио-Кортез опять отличилась недюжинным умом, написав в том же Твиттере один из самых странных, идиотских и ужасных твитов за историю своей бурно развивающейся карьеры, оскорбив одновременно и христиан, и евреев, и мусульман. Я не буду перепечатывать ее глупости – вы найдёте все сами в открытом океане виртуального мира.
Впрочем, что вообще говорить о Конгрессе, неспособном четко дать оценку страшному злу под названием «антисемитизм». Что говорить о Конгрессе, в котором себя спокойно и уверенно чувствуют Тлаиб и Омар, реально связанные с организациями, ассоциирующимися с террором? Гораздо проще говорить о зле вообще, акцентируя внимание на борьбе одновременно по всем направлениям. Как легко искусственно смещать акценты, дабы чёрное обелить. Исламский терроризм неприкасаемый и общество в страхе наложило табу на его упоминание. Страх, однако, советчик плохой. А тут вот зло пришло в облике белого исламофоба. Прямо по заказу.
Я же вам напомню о другом преступлении, которое прошло в этот же день, о бомбежке Тель-Авива террористической палестинской организацией Хамас. Вы слышали что-нибудь из уст мировых лидеров по этому поводу? Что сказали наши конгрессмены? И я не услышала…
Двойные стандарты притупляют эмпатию и делают кривой взгляд на мир прагматичным.
И в заключение я тоже приведу простые цифры: с начала 2019 года в мире произошло 536 террористические атаки, в результате которых погибло 2052 человека…
P.S. У Брендона Тарранта непременно найдутся адвокаты, постарающиеся возвести убийцу в ранг сакральной жертвы. Кто-то вспомнит о том, что проповедники мечети Аль-Нур в Крайстчерче радикализировали двух ее прихожан, ставших воинами Аль-Каиды. Но я считаю, что Брендон Таррант, взваливший на себя функции прокурора, судьи и палача, своими действиями поставил себя в один ряд с теми, против кого выступал, против радикальных исламистов. Зло множит зло.
Елена Пригова

1 комментарий:

  1. обычный трёп!
    а вот вам и ответ... на ПОЧЕМУ - "...предположительно насчитывает 30 000 бойцов в 17 странах..."
    когда люди САМИ называют убийц и бандитов "бойцами" - КТО может говорить о нормальном мире, а?!

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..