пятница, 22 марта 2019 г.

"ПЕРЕСТРОЙКА" ГЕНЕРАЛА КОХАВИ

“Перестройка” генерала Кохави

Вступление в должность нового начальника генштаба, как правило, ведет к тем или иным изменениям. Нечто подобное ожидалось и с началом каденции Авива Кохави, тем более что в бытность главой военной разведки (АМАН) он проявлял повышенную реформаторскую активность. Однако, судя по ряду информированных источников, его планы превосходят самые смелые прогнозы.
Photo copyright: U.S. Embassy Jerusalem. CC BY 2.0
Чуть ли не сенсацией и очень знаковым примером стала просьба Кохави к главе правительства, переданная еще в первые дни каденции. Он предложил премьеру, занимающему и пост министра обороны, полностью пересмотреть уже утвержденный проект перевода баз АМАНа из центра страны в район, получивший название “Ликит” и расположенный у перекрестка Шокет, в считанных минутах езды от Беэр-Шевы.
Вкратце напомню о проекте перевода баз ЦАХАЛа в Негев.
Целью этого стратегического в масштабах страны плана является развитие юга за счет перевода сюда десятков тысяч военнослужащих, включая офицеров, сверхсрочников и членов из семей. Что особенно важно, заметная часть из них имеют непосредственное отношение к высоким технологиям, и это призвано дать развитию Негева дополнительный импульс. По замыслу правительства, в результате реализации данного проекта стоимостью во многие миллиарды, среди прочего, Беэр-Шева должна превратиться в полноценный современный мегаполис с широкой прослойкой среднего класса.
Дополнительный важнейший плюс от перевода баз из Центра заключается в освобождении дорогостоящей земли под жилищное строительство. Ее продажа должна в заметной степени окупить проект.
Практическое воплощение указанного плана в жизнь формально началось в 2010 году, когда авиабаза в Лоде, фактически в аэропорту им. Бен-Гуриона, переехала на аэродром в Неватим. Но это был только пролог. Остальную часть можно разделить на три этапа (причем сложность и значение каждого из них идут по нарастающей). Первый – это строительство Городка учебных баз возле перекрестка Негев. Баз, где военные обучаются, как правило, небоевым специальностям и значительная часть которых находилась в лагере Црифин вблизи Ришон ле-Циона.
Этот этап уже успешно закончен. Второй – предполагает возведение вблизи от Беэр-шевского университета Городка войск связи и информационных технологий (Кирьят а-тикшув). Это фактически подразумевает перенос сюда основной части компьютерной и информационной инфраструктуры ЦАХАЛа.
После долгого планирования, в ноябре 2018 года был подписан контракт со строительными подрядчиками. Таким образом, данный этап, включающий перенос на юг отрасли, связанной с высокими технологиями, находится в самом разгаре. Если все пойдет по плану, то заселение Городка состоится в 2022 году. Попутно здесь же возведут и новый штаб Южного округа, каковой сейчас находится в Старом городе Беэр-Шевы.
Важно отметить, что строительство новых баз предусматривает переход на самую современную инфраструктуру, от чего армия, несомненно, выиграет.
Третий, самый сложный и неоднозначный этап, предполагает перевод баз АМАНа, и обороты он еще не набрал. Но теперь, судя по упомянутому выше шагу Кохави, развитие ситуации здесь выглядит неясным.
Большая часть баз АМАНа, запланированных к переводу, находятся вблизи перекрестка Глилот, в районе Герцлии. С самого начала разговоров о переезде многочисленные служащие сержанты-сверхсрочники и офицеры выражали недовольство подобной перспективой. Желания переезжать на юг у большинства из них нет, как и ежедневно добираться из центра до “Ликит”, а затем обратно домой.
В наши дни ЦАХАЛ ведет постоянную борьбу за кадры с гражданским рынком. По многим специальностям, связанным с высокими технологиями, армия проигрывает гражданке, теряя ценных специалистов. При этом именно технологический потенциал АМАНа – один из важнейших аспектов превосходства ЦАХАЛа над противником. Можно сколько угодно обвинять служащих в военной разведке в “изнеженности”, но если она столкнется с повальным бегством специалистов и кадровым голодом, это станет для нее тяжелейшим ударом с очень серьезными последствиями. Вопрос лишь в том, насколько реальна такая угроза.
Когда еще речь о проекте только зашла, тогдашний глава АМАНа Авив Кохави выдвигал ряд условий – в частности, строительство отдельной железнодорожной ветки из центра до будущего Городка, а также создание социально-экономических стимулов для членов семей офицеров на юге страны. Вначале подобная возможность взвешивалась всерьез, но в итоге была отвергнута минфином, поскольку стоимость линии составила бы 2,4 млрд шекелей, и это не считая расходов на ее эксплуатацию. Сменивший Кохави Герци а-Леви (сегодня он командует Южным округом) продолжил линию своего предшественника.
Чтобы выяснить, как обстоят дела, и, видимо, оказать давление на начальника генштаба вместе с правительством, АМАН провел внутренние опросы по поводу переезда на юг. Само собой, не желающие переезда сказали свое “нет”, в том числе и в надежде, что это повлияет на принятие решения. Тем не менее министр обороны Авигдор Либерман, гендиректор военного ведомства Уди Адам и начальник генштаба Гади Айзенкот подвели итог обсуждениям в пользу реализации проекта “Ликит”. Соответствующее постановление приняло и правительство в целом. Казалось, окончательное решение налицо…
Также важно отметить, что Кохави и а-Леви в качестве альтернативы на случай отсутствия железной дороги к “Ликит” предлагали построить лагерь АМАНа на севере Беэр-Шевы, куда легко добраться на поезде. С этим планом изначально был согласен и мэр Рубик Данилович, но затем он решительно изменил свою позицию. Причины, как минимум частично, выглядят уважительными. Так, здесь находится дорогостоящая земля для строительства. Кроме того, в муниципалитете уверены, что база АМАНа приведет к серьезным транспортным проблемам и заблокирует развитие Беэр-Шевы в северном направлении.
Вблизи “Ликит” проходит шоссе №6, и на машине до новой гипотетической базы из центра в час пик можно будет доехать очень быстро. Да и на автобусе тоже. Наверное, даже быстрее, чем сегодня условному офицеру АМАНа добраться к 8.00 в Глилот, скажем, из Ришон ле-Циона. Ведь пробок в южном направлении, в отличие от центра, почти нет. В целом готовность руководства АМАНа согласиться на север Беэр-Шевы говорит о некоторой надуманности проблемы.
В подготовку территории у “Ликит” к строительству вложено немало усилий, а также средств, оцениваемых в 300 млн шекелей. И вот теперь, став начальником генштаба, Кохави пытается развернуть все к беэр-шевской альтернативе.
Если правительство сменит позицию, это будет, на мой взгляд, вопиющим безобразием. Чисто технически пересмотр или отмена перевода баз АМАНа в “Ликит” приведет к тому, что весь проект, куда бы в итоге ни переезжали, затянется на долгие годы. Само собой, в прямом смысле уйдут в песок и потраченные деньги.
Мэры городов Беэр-Шева и Димона, главы местных советов Лехавим, Омер и Мейтар, а также окружного совета Бней-Шимон, уже обратились к Нетаниягу с требованием придерживаться принятого ранее плана.
Кадровый удар той или иной силы по АМАНу вследствие любого перевода в Негев неминуем. Однако, по мнению ряда информированных источников в ЦАХАЛе, и я с ними склонен согласиться, паника в этом отношении несколько преувеличена. Те же опросы внутри военной разведки, когда респонденты массово “отказывались переезжать”, частично носил характер давления на лиц, принимающих решения. По словам высокопоставленного офицера, хорошо знакомого с вопросом, очень многие согласятся служить на юге “как миленькие”, а трудности, которые возникнут при реализации изначального плана, будут достаточно быстро преодолены.
Перевод АМАНа в Негев — важнейший проект национального значения, призванный вывести реалии юга Израиля на качественно новый уровень. Его отмена или многолетняя задержка, после всего того, что уже произошло, выглядят неприемлемыми во всех отношениях.
Стратегию развития страны, в конце концов, должно определять правительство, а не ЦАХАЛ, тем более что последний, в лице Гади Айзенкота, согласился с изначальным планом.
В Израиле иногда говорят, что, к сожалению, у нас не страна, у которой есть своя армия, а, наоборот, армия, у которой имеется страна. Осталось посмотреть, получит ли это высказывание свое очередное подтверждение…

* * *

Расследование проколов и провалов является в ЦАХАЛе стандартной практикой. Делается это ради предотвращения повторения подобного, повышения стандартов, а также наказания виновных, если таковые имеются. Где-то уровень этих расследований выше и профессиональнее (как в ВВС), а где-то частенько возникают и обоснованные претензии к результатам.
В наиболее значимых случаях создается комиссия, и ее выводы идут “наверх”, вплоть до начальника генштаба.
Первым делом такого рода для Авива Кохави в его новом качестве стало расследование гибели солдата разведбатальона десантной (35-й) бригады Авитара Йосефи во время ночных учений по ориентированию на местности (это был завершающий этап подготовки молодых бойцов). Произошло это 7 января. В результате дождей речушка Хилазон превратилась в бурный поток, и Авитар, переходивший ее вброд, утонул, не устояв на ногах.
Уже на начальном этапе разбирательства стало ясно, что без вины командиров здесь не обошлось, и чем дольше работала комиссия во главе с полковником Ореном Симхой, тем печальнее выглядела картина в целом.
Важнейшим вопросом, касающимся результатов расследования, было то, как отреагирует на него Кохави. Ведь каждый шаг нового начальника генштаба рассматривается буквально под микроскопом, особенно если эти шаги отличаются от подхода предшественника. Оно и неудивительно – от действий человека, занимающего данный пост, зависит очень многое.
Реакция Кохави удивила многих.
Нельзя сказать, что отношение к виновным в тех или иных серьезных провалах в ЦАХАЛе совсем уж снисходительное. Тем не менее в целом этот момент все же присутствует. Кроме того, крайне редко бывает, чтобы виновными, да еще с возложением на них серьезной ответственности, был признан широкий круг лиц. Нередки случаи, когда существенного наказания не несет никто. Еще более распространены ситуации, когда “назначен” лишь некий очевидный козел отпущения.
Бывает, что несмотря на тяжесть происшествия и ряд явных проблем этического и профессионального плана, виновных почти не оказывается. К подобным примерам относится прошлогодний случай с бойцом спецподразделения “Маглан” сержантом Хаютом. Парень, напомним, сломал позвоночник и остался полупарализованным. По итогам проверки, несмотря на целый ряд серьезных вопросов и выявленных проблем, за все ответил лишь тот самый козел отпущения в лице командира группы (аналог взвода в обычных частях).
На этот же раз все оказалось ровно наоборот. Детали расследования гибели Авитара Йосефи не обнародованы, однако выводы преданы гласности. При подготовке учений было допущено не менее трех десятков различных нарушений. В целом же ряд командиров проявили безответственность и непрофессионализм, а также допустили нарушения этического характера. Несмотря на очевидные признаки угрозы (а прогноз о резком повышении уровня воды и скорости течения в реке был у них на руках), ответственные за учения просто не отнеслись к этому с должной серьезностью.
Разведрота десантной бригады – одно из самых отборных подразделений ЦАХАЛа. Его подготовка должна проходить в условиях максимально приближенных к боевым, но это никак не подразумевает пренебрежения установленными нормами и безответственного подталкивания бойцов на бессмысленный риск. А ведь, как выяснилось, некоторые из них предупреждали командиров по радио, что переходить Хилазон стало опасно. На это им… пожелали удачи, пригрозив исключением из роты тех, кто не выполнит успешно задания.
Кохави оказался в буквальном смысле беспощаден, и я даже не припоминаю мер подобного рода в обозримом прошлом. Со своих постов были сняты: командир разведбата (в него входит противотанковая инженерная и собственно разведывательная роты) в звании подполковника, командир направления в области боевой подготовки (майор), командир разведроты, его заместитель и командир группы.
Стоит отметить, что это родная бригада Кохави, где он, собственно, и вырос как офицер, что в ЦАХАЛе особенно важно. Данный батальон и конкретно разведрота, – подразделения, куда набор осуществляется по серьезному конкурсу. Не произойди трагедия – данных офицеров ждала блестящая карьера; ведь это чуть ли не главная кузница генералов в израильской армии. Тот же комбат летом должен был стать замкомбрига… Кстати, сам командир бригады, полковник Яки Дольф, получил замечание с занесением в личное дело.
Крайне прискорбно, что в таком подразделении царили стандарты, выявленные расследованием. Собственно, это и подчеркнул сам Кохави в своем выступлении. По его словам, ошибки вполне могут прощаться, однако совсем другое дело, когда речь идет о непрофессионализме, бездумии и нарушении норм и приказов.
Без преувеличения можно сказать, что новый начальник генштаба встряхнул армию, а точнее – командиров разных звеньев. Однако у борьбы за обеспечение безопасности, которая теперь, без сомнения, усилится на всех уровнях, есть и другая сторона. Многочисленные командиры, которые в первую очередь руководствуются принципом “как бы чего не вышло”, опасаясь за свою карьеру, склонны под предлогом соблюдения правил безопасности выхолащивать боевую подготовку. Данное явление многократно наблюдалась в прошлом и, к сожалению, имеет место в настоящем. Хочется надеяться, что правильное решение Кохави не приведет к усилению этой негативной тенденции, а, наоборот, – к повышению ответственности и профессионализма командиров.
Давид ШАРП
“Новости недели”

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..