пятница, 22 марта 2019 г.

ДИАГНОЗ НА РАССТОЯНИИ

Диагноз на расстоянии

Мойка машин в особо крупных размерах, наследник Джерома К. Джерома и раздельный медовый месяц, и о Маккейне либо хорошо, либо не очень.
Photo copyright: Official White House Photo by Shealah Craighead. Public domain
Североамериканский Трамп встретился с южноамериканским, то есть, с президентом Бразилии Жаиром Больсонару, и после этой встречи состоялась, как и положено в таких случаях, совместная пресс-конференция в Rose Garden, обошедшаяся практически без жертв, не считая, разумеется, белодомного корреспондента CNN Джима Акосту, заготовившего, видимо, очередной коварный вопрос, но так и не дождавшегося своей очереди, и нажаловавшегося на это вопиющее безобразие Твиттеру. Трамп, отвечая на вопросы по поводу запрещенного, скорее всего, на территории России ИГИЛа, над которым не сегодня-завтра будет одержана окончательная победа, неожиданно достал откуда-то лист размером А3 с двумя картами, показывающими размер территории ИГИЛа на 9 ноября 2016 года и на сегодняшний день. Фракция ХАМАСа в Конгрессе испытала немало неприятных минут, потому что Трамп сегодня заявил, что не мешало бы наконец-то признать Голанские высоты, которые Израиль контролирует уже пятьдесят два года, территорией Израиля.
Воодушевленный встречей с Трампом и, видимо, увлекательными историями о проделках дипстейта, Больсонару решил не откладывать лозунги типа “Lock her up!” в долгий ящик, поэтому на всякий случай арестовал предыдущего президента Бразилии Мишела Темера, обвиненного в коррупционном скандале, получившем красивое название “Operation Car-Wash”.
Сегодня с утра около офиса Бобби “Бето” Мюллера наблюдалось необычное оживление, и ходят слухи, что Бобби вот-вот родит ожидаемый от него документ, правда, все СМИ, а заодно и Нэнси Пелоси, заявившая недавно, что “импичмент – это слишком большой подарок Трампу, так что на повестке дня этот вопрос не стоит”, уже успели сделать вид, что Русская Сага их совершенно не интересует, и вернулись к другим конспирологическим теориям типа психического здоровья президента. Главным пропагандистом теории диагностирования Трампа без участия Трампа стал никакого отношения к медицине не имеющий юрист, а по совместительству муж помощницы Трампа и бывшей руководительницы его избирательной кампании Келиэн Конвэй Джордж. Джордж, подобно главному герою книги “Трое в лодке, не считая собаки”, очень любит читать медицинские книги, правда, в отличие от Джерома К. Джерома, с психиатрическим уклоном, и пытается применять полученные в результате знания не на себе, а на Трампе. Трамп, ознакомившись с очередным медицинско-твиттерным опусом Джорджа, обозвал его нехорошим словом, а Келиэн между Джорджем и Дональдом к радости многих неожиданно выбрала Дональда, заявив, что “Трамп, по-вашему, должен был промолчать?”. В твиттере по этому поводу развернулась оживленная дискуссия, в результате которой образовался новый термин “unimoon” – то есть, раздельный honeymoon, а кто-то устроил опрос на самого плохого мужа, в котором Джордж победил с большим отрывом, более чем в два раза опередив даже Скота Питерсона, который, как известно, убил свою жену.
После встречи с Больсонару Трамп поехал в Огайо, где выступил с пламенной речью на единственном оставшемся в Америке танковом заводе, и довольно неожиданно для некоторых сказал несколько не очень хороших слов о Джоне Маккейне, который, как стало окончательно известно пару дней назад, помог раздуть из мухи Русскую Сагу благодаря тому, что в конце 2016 года лично передал печально известное анти-трамповское досье Кристофера Стила бывшему директору ФБР Коми, а заодно, видимо, и ошивающимся рядом журналистам. “Но любим мы его не только за это”, добавил Трамп, а еще и за то, что во время голосования по отмене ObamaCare он торжественно опустил палец вниз, хотя перед этим обещал и Трампу, и Митчу Макконеллу, что проголосует “за”. CNN по этому поводу встрепенулось и решило, что Трамп опять соврал, поэтому попыталось напомнить своим немногочисленным слушателям и читателям, что Маккейн за два дня до голосования говорил, что за “проект закона в этом виде” он не проголосует. CNN, видимо, забыло, “как это делается в Одессе”, поэтому не догадывается, что Макконнелл не устроил бы посреди ночи голосование и не разбудил бы вице-президента Майка Пенса, если бы не опросил предварительно сенаторов и не был уверен, как они проголосуют, к тому же, Маккейну было обещано, что это – только набросок проекта, а окончательный закон получится в результате творческого сотрудничества обеих Палат. Раз уж речь зашла о Маккейне, то надо добавить, что он держал Трампа своим заложником с момента этого голосования до своей безвременной кончины после тяжелой и продолжительной болезни, потому что он в Сенате не показывался, а в отставку не уходил, сведя таким образом практически на нет (50-49) и так неустойчивый перевес республиканцев, учитывая таких сомнительных республиканцев, как Лиза Мурковски, Сюзан Коллинз и Джеф Флейк.
Возмущенный до глубины души словами Трампа Митт Ромни тут же твитнул, что таких героев, как Маккейн, в Америке никогда не было и уже никогда, видимо, не будет, но этот его твит не нашел достойного отклика в сердцах простых протрампов, потому что тут же обнаружилась запись, в которой Маккейн поливал Ромни грязью во время предвыборной президентской кампании 2012 года. Оказывается, даже ходила шутка, что хорошим республиканцем может считаться только тот, о ком Маккейн скажет какую-нибудь гадость. Правда, правил без исключений не бывает, и в случае с Ромни это не сработало. Главный сенатский крокодил Чак Шумер расправил плечи и, слегка поправив очки, поверх которых он всегда смотрит, напомнил о своем предложении переименовать одно из зданий Сената – Russell Senate Office Building – в John McCain Senate Office Building, но совершенно непонятно, в чем вдруг провинился покойный сенатор Ричард Рассел Джуниор, в честь которого это здание было названо в 1972 году, и почему нельзя найти какое-нибудь другое вашингтонское здание, еще никак пока не названное.
Михаил Герштейн
Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..