среда, 27 марта 2019 г.

УГРОЗЫ НЕТ, НО ВЫ ГОТОВЬТЕСЬ

Угрозы нет, но вы готовьтесь

Мусульманское будущее германского образования.
Photo copyright: Adam Patterson/Panos/DFID. CC BY 2.0
О насущных проблемах немецкой школы Йозеф Краус знает не понаслышке: бывший директор школы многие годы возглавлял Германский союз учителей, получил от президента Федеральный крест «За заслуги», а от прессы – титул «титана просвещения». Однако с тех пор, как Краус начал бить тревогу по поводу нынешнего состояния системы образования, СМИ его не особо жалуют. Ну, не нравится журналистам, когда педагог обращает их внимание на то, что в большинстве своем дети иммигрантов на два-три класса отстают в знаниях от своих немецких сверстников, а в классах, где доля детей иммигрантов превышает 30%, успеваемость существенно снижается. Вот и новая книга Крауса «Как расквасить в лепешку образованную нацию» не вызвала особого медийного резонанса.
Между тем о классах с 30% детей из семей иммигрантов большинство школ страны может теперь только мечтать. Например, в Diesterweg-Gymnasium в столичном районе Веддинг 93% учащихся имеют так называемый «иммиграционный фон», а 96% являются мусульманами. Их родители с недоверием относятся к любым видам внешкольных занятий своих чад, предпочитая иметь их под собственным контролем или под присмотром имама местной мечети. На контакт с педагогами родители идут неохотно, да и не все могут в силу слабого владения немецким языком.
Многие полагают, что молитвенные комнаты, политкорректная цензура учебных планов, моббинг и раздельное преподавание для юношей и девушек – таково будущее немецкой школы. Ведь наблюдали мы недавно ситуацию, когда гимназия в городке Херне за свой счет купила на 400 € «буркини» – специальные максимально закрытые купальные костюмы, – чтобы строго религиозные мусульманские школьницы могли посещать уроки плавания. Тогда это вызвало спор о том, не является ли поддержка государственной школой строго исламского дресс-кода шагом к разрушению немецкой школьной системы.
Насколько оправданны опасения относительно исламизации школ в Германии? Более приемлемый для СМИ, чем Краус, дюссельдорфский исламовед и ученый-педагог Клаус Шпенлен вот уже четверть века изучает этот вопрос. В частности, он собрал по всем школам страны отчеты о конфликтах с участием учащихся-мусульман и подготовил руководство для учителей, содержащее 90 типичных примеров и стратегий решения соответствующих проблем. По его мнению, школы не находятся под угрозой неминуемой исламизации. И они уж точно не беспомощны перед лицом ислама, если у школьной администрации хватает мужества ему противостоять. А юридических инструментов для этого, полагает Шпенлен, вполне достаточно.
Если бы в этом месте своей беседы с корреспондентом газеты Die Welt ученый завершил свое повествование, можно было бы сказать, что страхи преувеличены, и сдать проблему в архив. Но Шпенлен продолжает, и вот тут-то выясняется много интересного…
Например, он признает, что школам кое в чем неизбежно придется изменить свой уклад в связи с увеличением удельного веса учащихся-мусульман. Директорам школ придется научиться приспосабливаться, чтобы не ввязываться в безнадежные юридические споры, поскольку нередко конституционное право оказывается на стороне жалующихся верующих мусульман. Например, суды уже решили, что в начальной школе дети не могут быть по религиозным соображениям освобождены от совместных для мальчиков и девочек занятий спортом. Однако в средней школе, для подростков в стадии полового созревания, ситуация уже иная: тут в случае жалобы верующих мусульман школа обязана идти навстречу, так что, вероятно, во многих случаях «буркини», действительно, не избежать. А некоторые суды рекомендуют даже возвращение к раздельным урокам физкультуры для юношей и девушек.
Еще одна проблема – мусульманские праздники. Поскольку в Германии не существует государственных исламских праздников, налицо конфликт двух конституционных норм – права на свободу вероисповедания и обязанности посещать школу. Например, на Ураза-байрам (праздник разговения по окончании поста в священный для мусульман месяц Рамадан. – Ред.) большинство мусульманских семей хотят, чтобы их дети не ходили в школу. Если в школе учится не много мусульман, то подобное пожелание может быть удовлетворено в индивидуальном порядке. А как быть там, где мусульманами являются 80–90% учащихся? Как пойти им навстречу, не ущемляя при этом права остальных учащихся? По мнению Шпенлена, в районах с преобладающим мусульманским населением государству следует практиковать гибкий график школьных каникул, максимально учитывающий календарь религиозных праздников. Поскольку, по его мнению, игнорирование школой календаря, которого придерживается большинство ее учащихся, может быть признано неконституционным.
Он также полагает, что учителя будут все чаще сталкиваться с такой проблемой, как отказ мусульманского ребенка от участия в поздравлении одноклассников с днем рождения. Ведь исламская традиция запрещает отмечать дни рождения, рассматривая эту традицию как иудео-христианскую.
Шпенлен замечает, что отказ пожимать руки представителям противоположного пола, молитвы в школе и разговоры на переменах на родном языке укладываются в рамки действующей судебной практики. А потому он хотя и советует учителям поощрять учеников вести себя «в духе общественной идеи», но призывает их сохранять спокойствие, если эти попытки оказываются неудачными. Мол, не нужно провоцировать конфликты с участием мусульманских школьников – таких конфликтов хватает и без того. Как минимум после 2015 г. это уже невозможно скрыть в общей статистике. А ведь еще до того, в 2013 г., социологический опрос показал, что 65% мусульманских школьников считают религиозные предписания более важными, чем законы государства.
Так что, по словам Шпенлена, школьному руководству нужно быть готовым к конфликтам и иметь достаточно решимости, чтобы отстаивать религиозно нейтральную школу. Во многих случаях закон это позволяет. Например, запрещать молитвы во время занятий или появление в классах полностью завуалированных школьниц. С другой стороны, он не обязывает школы устраивать молельные помещения, однако многие учебные заведения делают это по собственной инициативе.
Любопытно еще одно замечание Шпенлена: ситуация в немецких школах была бы спокойнее, если бы из них можно было убрать такой возмутитель спокойствия, как «организованный мейнстрим-ислам», олицетворяемый крупными мусульманскими организациями, которые зачастую специально разжигают конфликты, используя их в своих целях (прежде всего для углубления пропасти между мусульманами и немусульманами), а также нередко сотрудничают с фундаменталистскими исламскими движениями. Правда, Шпенлен не надеется на то, что федеральные земли откажутся от сотрудничества со столь удобными для них партнерами.
В общем, если верить маститому педагогу, все не так страшно. Но можно ли ему верить? Похоже, что нет, поскольку вне поля его зрения осталось множество серьезных проблем, знакомых читателям «ЕП». Например, моббинг школьниками-мусульманами «неверных», в первую очередь евреев, а также процветающий во многих школах антисемитизм. Или нежелание учителей всерьез обсуждать на занятиях такие темы, как Холокост или ближневосточный конфликт, чтобы не провоцировать агрессию со стороны выходцев из исламского мира. Не говоря уже о жизненно важном для страны вопросе общего снижения качества школьного образования. Все это Шпенлен оставляет за скобками, подобных угроз для него не существует. Но мы все-таки, перефразируя российского премьера, предпочитаем предупредить: «Угроз нет, но вы готовьтесь…»
Марат ГОРСКИЙ, «Еврейская панорама»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..