среда, 27 марта 2019 г.

АГОНИЯ

Агония

Тяжелые либеральные будни, правила написания слова “handpicked”, неудавшаяся попытка шантажа со стороны одной из главных надежд демпартии и первый миллиард на строительство Стены.
Photo copyright: pixabay.com
Глаза всего прогрессивного в антитрамповском смысле слова человечества были прикованы к твиттеру в ожидании твита от Трампа, но Трамп решил на этот раз пойти другим путем и полтора дня молчал. Наконец, в воскресенье с утра твиттер Трампа ожил, и все говорящие головы бросились искать скрытый смысл твита «Good Morning, Have A Great Day!».
Пока СМИ были заняты этим чрезвычайно важным делом, Генеральный прокурор Уильям Барр выпустил четырехстраничный документ с кратким содержанием отчета Бобби «Бето» Мюллера, подтвердив, что больше никого арестовывать по делу о Русской Саге не собираются, и «секретных ордеров на арест», обещанных многими выдающимися умами либеральной современности, тоже нет. Уильям Барр отметил, что, хотя Россия и пыталась вмешаться в американские выборы, хакнув для этого переписку демпартии (те, кто следили за развитием событий, знают, что это тоже недоказанный факт, потому что с WikiLeaks и их основателем Джулианом Ассанжем никто из команды Бобби так и не побеседовал, а лучше WikiLeaks вряд ли кто знает, кто им передал документы), но никто из команды Трампа с российским правительством в преступный сговор не вступал, несмотря на огромное желание Мюллера за что-нибудь зацепиться.
Барр рассказал, что Мюллер не смог найти доказательства сговора Трампа и его окружения и для убедительности привел цифры о проделанной работе, не упомянув, правда, на всякий случай о том, во сколько это обошлось налогоплательщикам – 2,800 вызовов в суд, 19 юристов, 40 агентов ФБР, 500 обысков, 230 запросов к телефонным компаниям, допрос 500 свидетелей и 13 запросов к зарубежным правительствам. После этого Барр перешел к болезненной теме “obstruction of justice”, потому что нас постоянно убеждали, что Мюллера назначили сразу после увольнения Трампом тогда еще не бывшего директора ФБР Коми из-за того, что это увольнение было попыткой вмешаться во внутренние дела ФБР и помешать расследованию Русской Саги. Барр на всякий случай процитировал коварную фразу Мюллера о том, что хотя специальный прокурор и не нашел состава преступления, но он и не оправдывает Трампа (“While this report does not conclude that the President committed a crime, it also does not exonerate him“). Эту фразу, похоже, вставили специально для того, чтобы дипстейт с примкнувшими к нему СМИ и демократами из Конгресса не умерли в выходные мучительной смертью, задохнувшись от недостатка антитрамповских тем для разговоров, а нашли какую-нибудь зацепку, чтобы закричать, что еще не все потеряно, чем они немедленно и воспользовались.
Барр, правда, тут же прокомментировал этот мюллеровский выпад и объяснил, что они вдвоем с его заместителем Родом Розенстайном посовещались по этому поводу и почти единогласно решили, что состава преступления там нет, а для особо бестолковых уточнил, что, во-первых, поскольку не было преступного сговора, то помешать расследованию этого сговора было физически невозможно, а во-вторых, хотя минюст и считает, что привлечь к уголовной ответственности президента (в смысле, любого президента, а не только Трампа) нельзя, но в данном случае это даже не обсуждалось, потому что привлекать его не за что.
Главный демократ из судебной комиссии Палаты Представителей Джерри Надлер тут же прибежал на CNN и популярно объяснил, забыв, видимо, про приговоры, вынесенные за не относящиеся к Русской Саге финансовые махинации Полу Манафорту и Майклу Коэну, что полномочия Мюллера были сильно ограничены, а теперь Конгресс вплотную этим займется и посмотрит вширь и вглубь (“broader picture”), потому что всем известно, что сговор был, и совершенно непонятно, почему за это никого так и не посадили. Эта пламенная речь Надлера была встречена довольно скептически, и твитерный народ тут же сказал, что если уж Мюллер с его элитной командой юристов ничего не смог найти, то о дилетантах из Конгресса можно не беспокоиться.
Мнения СМИ разделились примерно поровну – одна половина решила, что Мюллер пытался вызвать Трампа на допрос, но ему все время ставили палки в колеса, поэтому он просто опустил руки и от безысходности закрыл лавочку, а вторая, к которой тут же примкнули кандидаты в президенты – что во всем виноват новый Генеральный прокурор Барр, которого Трамп “handpicked” для этой работы, и все дружно стали использовать это словечко, хотя некоторые писали это слово слитно, а некоторые – через черточку. То, что Мюллера отправят на свалку истории, было понятно уже в пятницу, и теперь настала очередь Уильяма Барра почувствовать на себе силу народно-дипстейтовского гнева, но он, похоже, в отличие от своего предшественника спящего красавца Джефа Сешнса, не собирается прятать голову в песок.
Главный пропагандист теории сговора Seth Abramson, даже выпустивший книжку “Proof of collusion”, которую можно легко купить в любом книжном магазине, потому что ее выпустили огромным тиражом, пылящимся теперь на книжных полках, и пересказавший ее в серии из ста тридцати пяти твитов, не считая пяти постскриптумов, очень расстроился после письма Барра, нашел там какую-то орфографическую зацепку и тут же (ссылка дана не для того, чтобы вы тратили время на чтение этого бреда сумасшедшего, а просто для исторической справедливости) выпустил серию твитов, состоящую из предисловия, двадцати пронумерованных твитов, пяти постскриптумов, пяти примечаний и твита с объяснением используемых слов.
Оставшиеся в живых либералы попытались всех убедить, что Русская Сага никогда не была их главной надеждой, потому что Трампом теперь вплотную занялся суд Южного Округа Нью-Йорка, пытающийся найти у компаний Трампа какие-нибудь финансовые нарушения, и Южный Округ не заставил себя долго ждать, в понедельник днем наделав много шуму, правда, не по тому поводу, на который некоторые надеялись, а объявив об аресте одного из главных антитрампов, пытавшегося даже выставить свою кандидатуру на предстоящих президентских выборах. Но после полученного от своей подруги синяка под глазом передумавшего, адвоката главной порнозвезды CNN Сторми Дэниелс Майкла Авенатти за то, что он пытался шантажировать компанию Nike и требовал с нее двадцать миллионов долларов за то, что он не расскажет ужасные истории из жизни этой компании, а иначе компания похудеет чуть ли не на десять миллиардов долларов. За полчаса до ареста Авенатти успел даже твитнуть, что во вторник в одиннадцать часов он выступит с разоблачительной пресс-конференцией, но жизнь внезапно повернулась к нему спиной, и теперь любимцу CNN и MSNBC грозит порядка восьмидесяти лет тюремного заключения, потому что к Нью-Йорку подключилась еще и Калифорния, обвиняющая Авенатти в том, что деньги, полученные Авенатти по суду, порой не доходили до его клиентов, а растворялись где-то по дороге.
На фоне тяжелой судьбы Авенатти, который, заплатив триста тысяч долларов залога, вышел ненадолго на свободу и рассказал, что его нагло оклеветали, и он будет бороться за свои честь и достоинство до последней капли чьей-нибудь крови, неожиданно получил подарок судьбы актер Джасси Смоллет, обвиненный недавно в том, что он устроил фиктивное нападение на самого себя людьми в красных трамповских шапочках, чтобы раздуть волну ненависти к Трампу. Прокурорша из штата Иллинойс ни с того, ни с сего сняла с Джасси все обвинения, что возмутило даже либерального мэра Чикаго и бывшего помощника Обамы Рама Эммануэля.
А тем временем Пентагон, выполняя заветы Чрезвычайного Положения, выделил из своих закромов миллиард долларов на строительство Великой Мексиканской Стены, Палата Представителей попыталась отменить вето, наложенное Трампом на резолюцию, отменяющую Чрезвычайное Положение, но не смогла набрать необходимые для этого две трети голосов, потому что только четырнадцать республиканцев, чья судьба на предстоящих выборах уже, безусловно, решена, поддержали единый и неделимый блок демократов и примкнувшую к ним фракцию ХАМАСа.
Михаил Герштейн
Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..