четверг, 21 февраля 2019 г.

ЧЕМ ПУТИН ПОТЧУЕТ

Чем Путин потчует?

20 Февраль 2019


Владимир Путин во время выступления с ежегодным посланием. Фото ТАСС
Владимир Путин первую часть послания Федеральному собранию 2019 года посвятил льготам многодетным ради роста рождаемости, индексации пенсий сверх прожиточного минимума, обещал наладить и сделать доступной медицину, отменить налог на прибыль для учреждений культуры, здравоохранения, образования. Приказал правительству за 2 года решить проблему теплых туалетов с канализацией в школах, разрешить мусорный кризис и сделать Россию одним из мировых научных лидеров. Про поднятый пенсионный возраст глава государства умолчал, а в связи с ростом налогов потребовал от денежных властей сдержать разгулявшуюся инфляцию.
Правильный бизнес "не должен ходить под статьей", неправильный – сидеть по 3 месяца без допросов: число следователей будет увеличено, а года через 2 будут отменены препятствия для работы предпринимателей и экономический рост достигнет 3% ВВП.
Вторая часть была посвящена миролюбивой внешней политике: "Россия никому не угрожает", "мы не заинтересованы в конфронтации". Путин обещал дать ответ США новыми ракетными системами и подводными лодками. На боевое дежурство выйдут ракеты "Авангард", "Кинжал", "Буревестник", лазеры "Пересвет" и подлодка с "Посейдонами". Меры носят "ответный и оборонительный характер": "Пусть США посчитают дальность и скорость наших систем оружия. Пусть сначала посчитают, а потом принимают решения по угрозам в адрес нашей страны". Готовы к переговорам, но "стучаться в закрытую дверь больше не будем". О цене масштабного перевооружения не сообщается.
Президент дипломатично сообщил, что "сателлиты США подхрюкивают Вашингтону", лишь раз упомянул "незаконные санкции". Зато вполне доброжелательно говорилось об Индии, КНР, а Японии снова был предложен мирный договор. Лидер страны, ведущей гибридную войну с Украиной, своим вниманием соседей не удостоил.
Чего на самом деле россиянам ждать от президентского курса? Обсуждают социолог Георгий Сатаров, политолог Леонид Радзиховский, экономист Алексей Михайлов.
Ведет передачу Михаил Соколов.
Михаил Соколов: Владимир Путин первую часть послания Федеральному собранию посвятил сбережению народа, многочисленным и не очень затратным льготам многодетным и бедным, а вторую – защите суверенитета России, обидам на Америку, незаконным санкциям и угрозам ракетами США. Что на самом деле обещано России? Вот первая цитата Путина: "Деньги есть, вы держитесь, вот-вот заживем".


No media source currently available
0:000:00:200:00


Михаил Соколов: Началось все фактически сразу с обещаний. Послание должно быть в каком-то смысле отчетом, что сделано, в том числе в экономике. Вы нашли какие-то элементы анализа событий 2018 года, предыдущего, почему опять снизился уровень жизни или почему с рождаемостью стало плохо? Я вот не нашел.
Алексей Михайлов: Этого не может быть, это вы просто в неправильном месте искали. Дело в том, что это же Путин, человек, который никогда не признает своих ошибок, который не ошибается, даже мысли нельзя допустить, что он в чем-то ошибся. Он безгрешен. В этом отношении какой может быть анализ? Все, что он делал, и все, что он делает, все, что он собирается делать, – это прямо мечта каждого российского человека.
Видеоверсия программы
Михаил Соколов: То есть каждый год начинается как новый?
Алексей Михайлов: Посмотрите, майские указы 2012 года выполнены? Кто-нибудь вообще всерьез проанализировал, насколько они выполнены? Никто на это не смотрел. Майский указ 2018 года, в 2024-м его забудем, выпустим майский указ 2025 года, этим все закончится. Никакого отчета, никакого анализа прошедшего, этого просто нет в принципе в мозгах у нашей власти. Зачем им это?
Михаил Соколов: Леонид, вы работали с политиками в свое время, понимаете, что происходит, действительно, хорошо ли такое полное отсутствие работы над ошибками и какого-то объяснения неких неудач? Просто получается опять старт с нуля на почти 20-й год этого режима.
Леонид Радзиховский: Это риторические вопросы, ты сам прекрасно знаешь на них ответ. 150 миллионам терпил абсолютно наплевать на все это действие, которое происходило, на все это ритуальное словоблудие. Давным-давно никто, кроме нанятых людей и очень узкой группы городских сумасшедших, как со стороны демшизы, так и со стороны нацпатриотов, вообще этому словоблудию ни малейшего значения не придавал и придавать не может. "Я давно не слушаю посланий, хотя мне времени ничуть не жаль" – знаменитое стихотворение.
Какие послания, кого он куда послал? Единственное, итог всему этому действу подвел господин Силуанов, который сказал очень четко, они же считали, это же не просто так экспромты, импровизации Путина, что реализация положений, которые внес Путин, будет стоить бюджету дополнительно 110–120 миллиардов рублей в год. Поскольку бюджет Российской Федерации на этот год составляет более 16 триллионов рублей, то легко понять, что речь идет про 0,8% от бюджета. 0,8% – это ошибка измерения. Небольшое изменение курса рубля, небольшое изменение стоимости нефти – и все эти расходы полностью входят в бюджет. Тем более что речь, как сказал Силуанов, идет о расходах в год, то есть каждый год. Соответственно, при дальнейшем падении курса рубля по отношению к доллару и при дальнейшем повышении стоимости нефти опять же в долларах то, что сегодня было сказано, просто исчезает как вода на сковородке. Стоит этот разговор, повторяю, 0,8% от бюджета в сегодняшних ценах. Соответственно, 0,8% – чего их обсуждать?
Михаил Соколов: Алексей, вы согласны с такими расчетами, что это все полная ерунда, копейки, ничего это не стоит?
Алексей Михайлов: Был такой анекдот про Хаджу Насреддина. Ушлый торговец потребовал с него денег за то, что он понюхал его пищу. На что Хаджа Насреддин сказал: "Слышишь звон монет? Будь доволен". То, что нам дали послушать, – это звон монет.
Сравнивать эту цифру – 100–120 миллиардов – надо даже не с текущими расходами бюджета, текущие расходы бюджета расписаны до копейки по статьям, ее сравнивать надо с теми деньгами, которые лежат свободно совершенно у Минфина на счете. Согласно данным Центрального банка, у него на счете лежит 14 триллионов рублей. Это меньше 1%, Леонид прав, от тех денег, которые у них лежат свободно, которыми они могут свободно распорядиться, направить куда хотят.
Михаил Соколов: Но они все не могут направить куда хотят, инфляция будет.
Алексей Михайлов: Все могут направить куда хотят. Инфляция – это другой вопрос. Если у нас есть черта бедности, прожиточный минимум, если за ним живет 19 миллионов человек, вывести их из-за этой черты стоит 700 миллиардов, а у правительства лежит 14 триллионов. Вы понимаете, что они могли бы завтра сделать так, чтобы ни один россиянин не жил за чертой бедности? Вчера могли сделать, год назад могли сделать.
Михаил Соколов: А там речь идет об этом, там говорится о бедности, о 9-миллионном социальном контракте, давайте их кормить.
Алексей Михайлов: Это вообще моя любимая часть. Все бедные, с точки зрения власти, – это негодяи, которых надо преследовать и заставлять работать. Они бедные, потому что они не хотят работать, они сами виноваты в том, что они бедные. Именно поэтому с ними надо заключать социальный контракт, потому что иначе он не захочет работать, по социальному контракту он обязан будет на кого-то выучиться, где-то начать работать и так далее. Половину этих бедных они собираются пропустить через социальный контракт – бред какой-то.
Вторая часть этих инициатив – льготы по ипотеке в разных формах. Это человек сначала должен взять ипотеку, банк должен сначала дать эту ипотеку. Человек влезает в долговую яму. Вот тут ему государство помогает в этой яме немножечко копошиться, жить там, что-то делать, но сначала влезь в долговую яму. И так практически по всем направлениям, по которым Путин обещал, кроме, наверное, повышения пособий детям и инвалидам.
Большая часть этих денег обусловлена, эти условия такие, что эти деньги бедные люди получить не смогут. Поди получи этот социальный контракт, а что там чиновник напишет в этом социальном контракте? Сколько я должен будут отработать по этому социальному контракту? Где отработать? Это все выглядит: нам дали послушать звон монет, на наши лохмотья пришили заплатку.
Михаил Соколов: Георгий Александрович, получается в каком-то смысле, что этот жанр, созданный вами под Бориса Ельцина в 1990-е годы, выродился даже в каких-то деталях. Выходит Путин на эту сцену и забывает, что это заседание Федерального собрания, двух палат, которое должен открыть по регламенту председатель одной из палат. А тут просто они сели, встали, он пришел и что-то такое им говорит. Уже в этом что-то, мне кажется, характеризующее современный режим?
Георгий Сатаров: Начнем с того, что по конституции это послание о положении в стране и основных направлениях. Положения в стране там никакого не было. Вообще это послание отличается очень интересным свойством.
Дело в том, что Путин очень любит бравировать осведомленностью, в том числе осведомленностью, выраженной в цифрах. Здесь он привел за все время, за эти полтора часа всего две цифры. Я сразу остановлюсь на одной из них, она очень интересная. Был момент, когда он очень жалел наш бизнес, говорил, как его преследуют и так далее, назвал замечательную цифру, что 45% возбужденных дел прекращается, не дойдя до суда. Он назвал две причины. Первая причина – это низкое качество правовое, а вторая причина – неизвестно что. Так ровно было сказано, может быть, я чуть-чуть перевираю слова, но цитирую по смыслу точно.
То, что причиной является низкое качество, – это нулевая информация. Потому что, я напомню, прокуратура вела следствие и по делам, которые дошли до суда. А вот насчет 45%, то, что Путин проявил неосведомленность, – это довольно странно, потому что прекращается возбуждение дел по одной простой причине, потому что бизнесмены, поняв, что от них нужно, просто платят деньги, как это замыслом первоначальным предполагалось, дело прекращается.
Когда Путин заговорил о том, что это безобразие, начал намекать, что этот процент надо прекращать, надо сказать, что у чиновников в зале и так были довольно тусклые лица, довольно вялые непрерывные аплодисменты, но тут лица вообще сильно поскучнели.
Вообще общее впечатление от послания: Путин вернулся в Россию, но не понял, что это за страна. Потому что экономика, сказано было про некие макроэкономические условия развития, но Путин читал то, что ему давали экономисты по разным программам, у него неплохая память, он цепко хватает разные вещи, он давно уже знает, что ключевая проблема – это абсолютно поганые и разрушенные институты, начиная с судебной власти. Какая там к черту защита бизнеса от кого бы то ни было при такой судебной власти. Ни слова, не прозвучало слово "коррупция" – это такой типичный симптом советской власти. Вы уже обсуждали эти цифры – полпроцента бюджета, это стоимость просто его обещаний, это стоимость его самого, его внутренних усилий, на которые он рассчитывает, взяв на себя красивые формулы и обещания, переложив ответственность на правительство, неоднократно это в тексте послания упоминалось. Это стоимость вообще отношения власти к людям, отношения власти к своим квалификационным обязанностям – не более полпроцента.
Михаил Соколов: Может быть, это реакция на падение рейтингов? Они вас, социологов, услышали и сказали: надо меньше про внешнюю политику, что-то о повестке внутреннего развития сказать, немножечко кинуть кости этим самым уставшим, бедным, больным и прочим, как-то подкормить чуть-чуть рейтинг, а не людей.
Георгий Сатаров: Конечно, я согласен на сто процентов. Безусловно, конечно, Путин вернулся в Россию не потому, что ему тут стало вдруг интересно, он решил чем-то всерьез заняться – это нонсенс. Его сюда затолкали извне. Потому что как-то за пределами границ Российской Федерации несколько дружественных стран, пара туземных островов и пара соседних стран, ему за границей делать нечего. Затолкало отношение мирового сообщества к нему. И второе, конечно, это страх – то, что он станет не нужен этой условной вертикали власти, она его заменит.
Не случайно все это сработано где-то процентов на 60, если говорить о времени послания, это сработано на его ядерный электорат, малообеспеченные слои населения, живущие в малых городах, деревнях и так далее, он начал таять, и на него направлены все эти усилия. Вся чухня, которая там говорилась про высшее образование и высокие технологии, – какое высшее образование? Там, где осталось малейшее качество этого образования, выпускники мечтают только об одном – слинять из страны.
Полный текст будет опубликован 21 февраля.
Опрос на улицах Москвы

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..