суббота, 9 февраля 2019 г.

СВИДЕТЕЛЬСКОЕ ПОКАЗАНИЕ

 Свидетельское наказание

Александр Подрабинек07.02.2019
Александр Подрабинек. Courtesy photo
Александр Подрабинек. Courtesy photo

Значительная часть наших бед - от недостатка воображения. Мы категорически не хотим видеть то, что очевидно с самого начала, но с чем мы не согласны. Разве не очевидно было, что последует за решением Верховного суда от 20 апреля 2017 года о признании Управленческого центра свидетелей Иеговы в России экстремистской организацией? Тогда суд запретил деятельность всех 395 отделений этой церкви на территории страны. Это решение не вызвало возмущения в российском обществе, подобного тому, что наблюдается сейчас, после вынесенного в Орле приговора к 6 годам лишения свободы Деннису Кристенсену.
Мы с запозданием реагируем на атаки правительства на гражданские свободы и права человека, оттого каждый раз и проигрываем. Авторитарная российская власть выстраивает систему, при которой ее собственное выживание будет неизбежно сопряжено с угнетением общественных инициатив. Аресты и суды - это проверка работы системы, ее тестирование.
Система, позволяющая репрессивным "правоохранительным" органам расправляться с оппонентами режима, довольно проста. Криминальными объявляются либо род деятельности, либо конкретные организации и движения. Таким образом создается нормативная база, пользуясь которой, "правоохранители" - от оперативника до судьи - могут репрессировать любого неугодного, не вдаваясь в детали конкретного дела и не утруждая себя поиском доказательств преступления.
Например, объявлена запрещенной религиозно-политическая организация "Хизб ут-тахрир" - значит, можно сажать любого приверженца этой партии независимо от того, что он делал. Даже если просто читал Коран вместе со своими единомышленниками. В результате в настоящее время в России в заключении десятки последователей "Хизб ут-тахрир", осужденных за ненасильственную деятельность.
Или другой пример - "Открытая Россия", объявленная "нежелательной организацией". Сам факт членства в ней дает правоохранительным органам возможность привлекать к уголовной ответственности, что и было продемонстрировано недавно в Ростове-на-Дону в отношении координатора местного отделения организации Анастасии Шевченко.
Обвинения в политических делах всегда страдают приблизительностью. Доказательств обычно не хватает, а те что есть - неубедительны. Поэтому признание преступным самого членства в запрещенной организации невероятно упрощает работу следственных органов и открывает широкие двери для политических репрессий любого масштаба.
Примерно то же самое происходит и с политическими статьями Уголовного кодекса, в которых правовые понятия размыты, неопределенны и допускают многозначное толкование. Так, например, под статью об оправдании терроризма может попасть человек, выразивший обеспокоенность актами террора и пытающийся понять причину явления. Именно это и произошло с псковской журналистской Светланой Прокопьевой, которой грозит теперь до 7 лет лишения свободы за то, что она обвинила действующую власть в создании условий для появления террористов.
Здесь вообще все поставлено с ног на голову. Власть, как самый настоящий террорист, методами государственного террора пытается запугать общество, озабоченное ростом насилия в стране. Кто же тут террорист и кто жертва террора?
К сожалению, российское общество в политическом отношении очень инертно, если не сказать инфантильно. Реакция на произвол замедленна, слаба и проявляется только в ответ на такие драматические события, как арест или суд. Между тем достаточно хотя бы немного знать историю, чтобы понять, когда уже пора бить во все колокола.
В ХХ веке одним из неизменных спутников тоталитаризма было преследование cвидетелей Иеговы. В нацистской Германии они отказывались от приветствия "Хайль Гитлер!" и от службы в армии. За это более 11 тысяч иеговистов были интернированы в концлагеря. Как особо опасную категорию заключенных, их заставляли носить на груди лиловые треугольники. Многие были расстреляны или погибли от невыносимых условий жизни. В Советском Союзе свидетели Иеговы были запрещены и подвергались гонениям, а в 1951 году 8,5 тысяч человек - взрослые, старики, дети - в течение двух дней были погружены в вагоны для перевозки скота и депортированы в отдаленные районы Сибири.
Преследование свидетелей Иеговы - это маркер тоталитарного режима. Если в стране начинают сажать последователей этой религиозной организации, значит, есть все основания опасаться скорого установления режима, подобного нацистскому или коммунистическому. Об этом надо беспокоиться уже сейчас, пока тоталитаризм не окреп и не превратил еще живую страну в идеологическую пустыню или лагерное кладбище.
Александр Подрабинек07.02.2019

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..