воскресенье, 10 февраля 2019 г.

"ЗАЧЕМ ТЫ ПРИЕХАЛА В ИЗРАИЛЬ?"

«Зачем ты приехала в Израиль?»
Вот такой вот я приехала в Израиль три года назад. «Зачем ты приехала сюда?» — самый популярный вопрос, который мне тогда задавали. Я репатриировалась в конце 2015 года, когда неиссякаемый поток «новой» алии только набирал обороты…
В своей статье для израильского портала я попыталась поразмыслить – и правда, зачем?? Публикую этот текст и здесь, ведь среди моих подписчиков много «старых» и «новых» израильтян…
«Зачем?» Этот вопрос мне продолжают задавать и сегодня. Потому что не понятно, как можно уехать из крупного российского мегаполиса, уволиться с престижной работы, оставить свою красивую новую квартиру… Одним словом, прервать во многом благополучную налаженную жизнь ради… Ради чего?
Во время большой алии 90-х из бывшего СССР приехало 1,4 млн человек. Потом было затишье, зато после 2010 года – новая волна русскоязычных иммигрантов. По данным Министерства алии и абсорбции, их число с каждым годом растёт. Если в 2011-2013 годах из стран СНГ приехали 7000 человек, то есть 38–39% от общего числа репатриантов, то в 2014-м — уже 11 860 (44,5%). В 2018 году только российских репатриантов было 10.500 человек, что на 45% больше, чем в 2017-м. Из Украины на землю обетованную в 2018 году прибыло 6500 человек.
Алия 90-х задает нам, «новоприбывшим», вопросы, и даже если слышит ответы, не хочет их понимать. «Нам пришлось уехать», «У нас не было выбора», «Мы сожгли все мосты и приехали в пустоту», «Мы пОтом и кровью зарабатывали тут свое место под солнцем», «Нам никто не помогал», – возмущенно кидают они нам. Потому что у нас был выбор. И мостов мы не сжигали. И нам было, что терять. Но этот вовсе не значит, что ломать свои жизни нам было не так больно. И начинать всё в новой стране с чистого листа – проще.
Нам было еще сложнее. Когда у людей нет ни перспектив на будущее, ни надежды на лучшее, уезжать не так страшно. Нам было страшно! Мы были вполне сыты и не ехали за колбасой. Мы видели изобилие в магазинах, и успели наладить благополучный быт. Мы путешествовали, уже хоть немного повидали мир, и вполне знали, куда едем. Мы научились зарабатывать деньги и любить свою работу. У нас были амбиции и вера в себя. Может быть, поэтому мы и решились начать все заново.
Звучит всё еще не убедительно, да? Ну конечно – поэтому поток новых репатриантов обзывают «сырным» по аналогии с «колбасной алиёй» 90-ых. Это потому, что пресловутые санкции лишили «зажравшихся» россиян любимого пармезана. Или еще одно презрительно нам в след кидают – «дарконовские репатрианты». Дескать, за дарконом приехали, а потом отчалят обратно в свои благополучные «Москвы» и «Питеры». Кто-то «отчалил», правда. Но таких людей меньшинство, поэтому не о них сейчас речь…
Более точное название, которое лучше характеризует основной двигатель движения новых российских репатриантов – «путинская алия». Люди со светлыми, не зомбированными Первым каналом мозгами, поняли, что не хотят своим детям такого будущего. Лишенного воздуха, света и какого бы то ни было развития. В условиях полной стагнации и тоталитаризма, пусть даже внешне сытого и как будто благополучного, жить стало невозможно. Поэтому и меняют эту понятную и давно знакомую «тьму» на «свет» в Израиле – новый, непонятный, порой даже враждебный. За эту «смену декораций» придется заплатить большую цену, многое потерять, многое переосмыслить. Страшно, но тот, кто не испугается пройти этот «квест» честно, в финале получит приз. Новая жизнь, новые перспективы, новая работа и новое самоощущение. Не все к этому готовы, но таковы условия игры под названием реальность. Приз надо заработать.
Мы готовы к сложностям и не боимся простой или даже грязной работы. Надо же «квест» пройти. Я, например, больше года мыла полы в больнице и стояла за конвейером на заводе пластика, складывая коробочки для мороженого. То еще «приключение», надо сказать. Тяжкий физический труд для человека, который не держал в руках ничего тяжелее шариковой ручки – не самое приятное и посильное занятие. Но я думала, что так надо. Я верила «старшим товарищам», которых на иврите называют «ватиким» (местные старожилы). Они уверяли меня: «Журналистка? Даже не думай работать по профессии! Вон, и технари годами без работы сидят – куда уж тебе, гуманитарию без иврита. Вон, я 20 лет уже полы мою, и ты мой!» И ведь правда – нет ничего более стабильного, чем временное. Только приезжая в страну, люди с высшим образованием устраиваются на завод, идут работать санитарами или уборщиками. И задерживаются там на десятилетия, уйдя с головой в бессмысленное и беспощадное зарабатывание денег. Уборщицы, кстати, в Израиле неплохо зарабатывают, и, в отличие от российских коллег, не только с голоду не умирают, но и вполне благополучно живут. Иврит, кстати, на таких работах тоже вроде как не нужен. В итоге новые израильтяне так и живут в стране без иврита, сетуя на свою неудавшуюся жизнь…
Меня, конечно, такая перспектива не устраивала. Поэтому несмотря на все советы «бывалых», сейчас я работаю по профессии. Я учу иврит. И я надеюсь на то, что всё обязательно будет хорошо. Видя, как новые репатрианты не боятся рисковать, открывают собственные бизнесы, переучиваются и осваивают новые профессии, я в этом абсолютно уверена.
Спустя три года жизни здесь, я точно поняла только одно: в главной стране советов лучше не слушать ничьих советов. Здесь работает старая как мир истина: думать своей головой и искренне любить страну, которая стала твоим вторым домом. Израиль не как Москва – он слезам верит. Но потом слёзы нужно вытереть и идти дальше. Только вперёд! За этим и приехала.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..