воскресенье, 10 февраля 2019 г.

ХИДЖАБ РАЗДОРА

Хиджаб раздора. Почему в школах России запрещают мусульманскую одежду

1 февраля - Всемирный день хиджаба. В исламе этим термином обозначают женскую одежду, оставляющую открытыми только кисти рук и лицо. В западном же мире под хиджабом понимают прежде всего традиционный арабский головной платок, прячущий голову, шею и плечи. Этот мусульманский наряд с каждым годом становится все популярнее, причем не только в традиционно исламских регионах. Равно как и колоритное мужское «украшение» - борода без усов «по-мусульмански», которую сегодня носят не только магометане, но и склонные к эпатажу окружающих петербургские модники, не имеющие никакого отношения к этой религии.
Хиджаб раздора. Почему в школах России запрещают мусульманскую одежду | ФОТО Замира УСМАНОВА/ИНТЕРПРЕСС
ФОТО Замира УСМАНОВА/ИНТЕРПРЕСС
Считается, что мусульманская женщина надевает хиджаб, чтобы не привлекать к себе внимание посторонних. В нашем городе же все выходит как раз наоборот: экзотический наряд неизбежно оказывается в центре внимания публики. Барышни, укрытые многослойными платками и подметающие длинными подолами тротуары Невского проспекта, мужественно и с достоинством сносят взгляды окружающих - от удивленно-уважительных до настороженных и даже неприязненных. Та же история и с обладателями «мусульманских» бород...
По шариату, борода - признак всякого правоверного мусульманина. В одном из хадисов сказано: верящий в Аллаха обязан брить усы и отращивать бороду, именно это отличит его от язычников и многобожников. Некоторыми богословами отсутствие растительности на подбородке воспринимается как прямое нарушение закона Божия. Но в ряде традиционно исламских стран - например, в Узбекистане, Казахстане или Киргизии - к мусульманам с бородой и без оной относятся одинаково. В Турции она вроде бы и положена взрослому мужчине, но вот госслужащие обязаны являться на работу чисто выбритыми (действует также неофициальный запрет на головные платки сотрудниц). В Ливане растительность на лице не столько охарактеризует человека для окружающих как мусульманина, сколько насторожит сотрудников органов правопорядка, противостоящих радикализму.
Дальше всех по пути секуляризма пошел Таджикистан: там готовятся принять закон (точнее, внести изменения в действующий нормативный акт «Об упорядочении традиций, торжеств и обрядов в Республике Таджикистан»), который прямо запретит женщинам в хиджабах или платках входить в любые учреждения, организации и предприятия страны независимо от их формы собственности. Неформальный запрет на хиджаб существует в стране уже на протяжении нескольких лет. Дам в косынках, прикрывающих шею и грудь, представители органов внутренних дел Таджикистана останавливают на входе в медицинские и учебные учреждения, административные здания и даже на улицах, заставляя снять покров или хотя бы перевязать узел на затылок, обнажив таким образом шею. Устраиваются также рейды против бородачей - их без лишних разговоров конвоируют до ближайшей парикмахерской, где принудительно бреют. За год в одной только Хатлонской области Таджикистана лишились бород таким образом почти 13 тысяч мужчин. Были закрыты также более полутора сотен торговых точек, продававших хиджабы.
Странная на первый взгляд политика в отношении своих граждан, исповедующих традиционную религию, объясняется просто: борода и хиджаб не только в Таджикистане, но и в других среднеазиатских странах сегодня признаны отличительными чертами радикалов. Власти, пуще огня боящиеся экспансии таких течений ислама, выкорчевывают внешние признаки чрезмерной религиозности, рассчитывая таким образом противостоять усиливающейся исламизации своего общества. Большинство исламских лидеров и богословов также одобряют бритье, видя в этом способ отличить «агнцев от козлищ». Гладко выбритое лицо в этих странах стало признаком мусульман, стремящихся дистанцироваться от нездоровых религиозных течений.
Любопытно, что руководство Таджикистана при этом пытается проскочить «между Сциллой и Харибдой», борясь одновременно и с европеизацией гардеробов сограждан. В проекте вышеназванного документа таджикским женщинам и девушкам настоятельно рекомендуют отказаться от мини-юбок и платьев с декольте, топиков и нарядов из прозрачной ткани, сделав выбор в пользу национального костюма. В общественных местах также будет законодательно запрещено носить галоши или тапочки, домашнюю одежду и обтягивающие брюки. Ученикам запретят появляться в школах в модных рваных джинсах и футболках с рекламными надписями. Особо подчеркивается: спортивные костюмы уместны только на физкультуре...
Насчет галош, тапочек и «выходных» спортивных костюмов (увы, не такая уж редкость в среде мигрантов из Средней Азии) - тут с авторами таджикского законопроекта трудно не согласиться. Помимо этой не типичной для культурной столицы России одежды и обуви у горожан нередко вызывают раздражение и другие привычки приезжих. Например, коллективное сидение на корточках и щелкание семечек на улице... Впрочем, это вопрос культуры (точнее, бескультурья), тут спорить не о чем.
Но вот как нам относиться к чужой и даже чуждой традиции, все активнее «прописывающейся» в северной столице, - к скромному, достойному и консервативному по своей сути хиджабу? Как воспринимать его на улице, в учреждении, школе? Дискуссии на эту тему в российском обществе вспыхивают с некоторой периодичностью. Чаще и ожесточеннее они в южных регионах, реже и толерантнее - в северных. Например, на «родине» одной из первых за пределами Северного Кавказа ваххабитских общин - в Астрахани - борьба с хиджабами ведется самая бескомпромиссная, поскольку и госструктурами, и гражданами эта одежда воспринимается как ваххабитская.
Хиджабы в школах Верховный суд России «отменил» еще в 2013 году, поддержав решение Ставропольского краевого суда, не разрешившего школьницам-мусульманкам ходить в платках. Через несколько лет ВС подтвердил эту же позицию в рамках другого дела (правительство Мордовии ввело единую форму для школьников и учителей, запретив учащимся и преподавателям «демонстрировать религиозную атрибутику и посещать уроки в головном уборе», родители-мусульмане обратились в суд). Министр образования и науки РФ Ольга Васильева, по профессии религиовед, поддержала запрет, сославшись на светский характер образования в России и безусловный вред от «подчеркивания национальной принадлежности в школе».
Прошлогоднее исследование ВЦИОМ показало: половина опрошенных россиян считают, что запрет на ношение хиджаба в школах нужно отменить. 37% полагают, что отменять запрет нельзя (причем 36% этой группы назвали себя приверженцами ислама), 47% считают внешние проявления религиозной принадлежности недопустимыми как для учащихся, так и для преподавателей.
- Хиджаб не вписывается в понятие «школьная форма». Для верующих, желающих непременно носить хиджабы, наверняка существуют специальные школы и вузы, - высказала свое мнение в ходе дискуссии на одном из местных сайтов петербурженка Анастасия.
Другая жительница северной столицы, мусульманка, категорически с ней не согласна:
- Запрет хиджабов в школе - глупость, за которую может горько поплатиться вся система образования и которая отрицательно скажется на будущем страны. Если наши мусульмане начнут массово переводить детей на домашнее обучение или начнут открываться одна за другой частные школы для мусульман, никто уже не сможет контролировать, что там будет вкладываться в умы детей. Да и сами школьники, которым из-за решения чиновников пришлось остаться дома или сменить место учебы, расставшись с друзьями, уже вряд ли вырастут патриотами.
Рост числа противников хиджабов в Европе легко объясняется миграционным кризисом и страхом европейцев перед исламской экспансией. Но Россия - это совсем другая история. Во-первых, наша страна - изначально многоконфессиональная, в том числе и исламская (по переписи 1897 года, 10% населения России назвали себя мусульманами, сейчас, по разным оценкам, у нас их от 15 до 30 млн), и исповедующие эту религию во все времена чувствовали себя вполне комфортно, не испытывая притеснений по сравнению, скажем, с православными. Во-вторых, миграционная картина в нашей стране ни у кого не вызывает опасений: едут к нам преимущественно из все тех же бывших советских республик Средней Азии, и не претенденты на пособие, а трудящиеся - рабочие руки, которых сейчас так не хватает в России. К тому же в последние годы приток трудовых мигрантов даже несколько сократился и заметно упорядочился из-за изменений в экономической ситуации и миграционном законодательстве РФ...
Так почему же многие россияне (христиане, атеисты, буддисты и так далее), относящиеся к исламу вполне уважительно и позитивно, а к мусульманам по-братски, часто высказываются против этого целомудренного и скромного женского наряда - хиджаба? И почему желание всего лишь строго следовать традиции нередко создает в жизни мусульманок ненужные трудности?
Опять-таки потому что хиджабы - одежда арабская, которая к тому же в последнее время приобрела негативную окраску из-за разгула терроризма в мире. Традиционные же мусульмане, проживающие в России, на протяжении всей истории использовали другие головные уборы, являвшиеся элементами их национального костюма - татарского, чеченского, ингушского, аварского, лезгинского, кабардинского, ногайского, карачаевского, адыгейского, рутульского, кумыкского, даргинского, лакского, табасаранского... К возрождению культуры ношения национальной одежды единоверцев России и стран СНГ неоднократно призывали представители российского исламского духовенства.
По сути, хиджаб стирает, нивелирует и уничтожает уникальность этносов России, принявших в свое время ислам, а сейчас поддавшихся идеологическому влиянию извне. Идет тихая, но последовательная арабизация российского ислама и российских мусульман с целью сделать их «не российскими», предупреждают политологи и религиоведы.
- Хочется по правилам ислама покрыть голову? Ну так носите платки - только свои, национальные, - предложила решение одна из участниц дискуссии о хиджабе, развернувшейся в Сети. - Арабы ведь не носят кавказской одежды, так почему кавказцы легко забывают традиции, обычаи и свою национальную одежду? А то ведь от хиджаба и до средневекового никаба или паранджи с чачваном (халат с длинными ложными рукавами и закрывающей лицо волосяной сеткой. - Прим. ред.) недалеко. Если честно, очень не хотелось бы видеть такое на улицах Петербурга...
#РЕЛИГИЯ#ОДЕЖДА#ЗАПРЕТ
Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 015 (6368) от 29.01.2019 под заголовком «Хиджаб раздора».

1 комментарий:

  1. Не царское это дело, учить людей, что им одевать. Государство не способно
    справиться с базовыми проблемами: бороться с обнищанием населения, обеспечить людей минимальной медицинской помощью и т.п. Зато у него есть время и средства, чтобы воевать со школьницами в "неправильной" одежде.
    И почему символом религиозной и национальной идентификации считается исключительно хиджаб? А что насчет крестов, с ладонь величиной, которые норовят повесить на себя "прогрессивные" борцы с "религиозным мракобесием"?
    Или у нас по-прежнему "одни животные более равны, чем другие?
    Но, как известно, "животные, которые более равны чем другие" - свиньи.







    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..