вторник, 27 ноября 2018 г.

АНОНИМКА - ВЕЩЬ ВЕЧНАЯ

Анонимка – вещь вечная?


   
    «Скажите, вы когда-нибудь писали анонимки? Анонимки – это анонимные письма. Ну, анонимные письма – это когда вам надо срочно о чем-то кому-то сообщить, но вот идентифицировать свою личность не предоставляется необходимым. Не писали? Вот и чудненько! Знаете, писать анонимки – очень нужная в жизни вещь, и самое главное, очень практичная».
Не мешайте людям жить
     Именно так начиналась статья знаменитых писателей - сатириков И. Ильфа и Е. Петрова «О великой пользе анонимок». Многостраничное руководство по написанию анонимок. Помните, первый вариант анонимного письма был следующего содержания: «Буфетчик Протрезвелов третьего дня был сильно выпимши. Помимо того, что он оскорблял своим внешним видом стены столовой – кулинарии, предназначенной для принятия пищи, он добавлял в гороховый суп вместо свинины мясо непредназначенных для пищи домашних животных (тараканов)»,
     И вот что любопытно: сегодня в XXI веке у прославленных сатириков есть последователи, которые в интернете учат наших сограждан грамотно, без последствий для себя писать анонимки, используя как электронные способы их доставки, так и традиционные - по почте, в конвертах. Причем, иногда они даже используют для примера выдержки из этой статьи, которую сами до конца дочитать-то дочитали, но, похоже, не обратили внимания на постскриптум. А в нем говорится: «Если вы до конца прочитали эту статью, и восприняли ее как руководство к действию, это означает, что у вас не самое лучшее чувство юмора. Не пишите анонимки в адрес своих врагов, ведь они могут вам ответить тем же…»    
      А, действительно, вы писали когда-нибудь анонимки или кляузы? Лично я – нет. А вот на меня писали в бытность, когда у нас работали обкомы и горкомы партии. И скажу откровенно, защищать свое достоинство в такой ситуации – дело весьма неприятное и хлопотное. Правда, в моем конкретном случае все закончилось неплохо. Справедливость восторжествовала…
      Но прочитав недавно в пермской прессе  материал под заголовком «Старики и их «мама», я в очередной раз поняла, что охотники до кляуз и анонимок  у нас еще  не перевелись. А в статье речь шла о простой деревенской женщине, которая под своим «крылом» собрала больше 20 брошенных стариков. В жалобе на нее, говорилось, что она насильно держит у себя пожилых людей. У одного из них лет пять назад сгорел дом, умерла жена,  у старика случился инсульт. Сыновья есть, но их жены не захотели, чтобы  пожилой и больной человек жил с ними вместе. Так он стал бездомным. Сначала снимал квартиру, потом жил у знакомых. Кто – то  подсказал ему, что в отдаленном сельском районе есть приют. Его там приняли.
      И таких историй здесь могут рассказать немало. Кто – то добирался в этот приют самостоятельно, оказавшись никому не нужным.  Порой собственные дети отправляли сюда своих родителей.  Многие из них даже минимальной пенсии не имели. Надежда Николаевна Толстикова, жительница Осинского района, всех, кто приходил к ней, принимала, помогала оформить пенсии, собирала необходимые документы.  
      После анонимного письма «куда надо» к ней зачастили делегации из чиновников и правоохранительных органов. В результате никаких существенных нарушений не было обнаружено. Надежда Николаевна работает по программе «Семья для пожилого человека», которую поддерживает краевое Министерство социального развития.  Пожилые люди обрели здесь свой дом, тепло и уют.
      Но сколько неприятных моментов пришлось пережить старикам со своей «мамой»? А главное – за что? За то, что человек проявил милосердие, не отказал в помощи тем, кто в ней крайне нуждается?   Это замечательно, когда информация в анонимках не подтверждаются, когда все решается объективно, как говорится, по-человечески.

Плохая история
     Завистников и  недоброжелателей хватало во все времена. Анонимки в нашей стране имеют плохую историю... Достаточно вспомнить печальную страницу в летописи отечественной литературы.
 … Утром 4 ноября 1836 года, когда в руках Пушкина оказался листок с издевательскими намеками в адрес его жены, у него состоялось объяснение с Натальей Николаевной. Скрывать далее правду было невозможно, и Наталья Николаевна рассказала мужу обо всем, что происходило в последние дни. Только тогда Пушкин узнал о тех преследованиях, которым она подвергалась. Зная ее, Пушкин поверил ей безусловно. Он стал ее защитником, а не обвинителем. Вяземский позднее писал об этом решающем объяснении: «Пушкин был тронут ее доверием, раскаянием и встревожен опасностью, которая ей угрожала». О том, что произошло далее,  мы с вами хорошо знаем.
      Известно также, что Пушкин хотел, во что бы то ни стало разоблачить анонима. Можно себе представить, как пишут исследователи жизни и творчества великого поэта, каково было его бешенство, когда до него стали доходить сведения о других экземплярах пасквиля, направленных по разным адресам. Пушкин занялся розысками и очень скоро пришел к заключению, что интрига с анонимными письмами организована Геккернами. Он был настолько убежден в этом, что в ноябре прямо высказал свое обвинение в письме к барону Геккерну, а в январе, накануне, дуэли, сделал официальное заявление об этом своим секундантам… 
      В настоящее время обыватели при слове «анонимка обычно вспоминают 37-й год прошлого века. Однако, по мнению специалистов, связывать репрессии с анонимками все-таки не совсем правильно. Действительно, масса людей в те мрачные годы попадали в тюрьму по ложным доносам. Но доносы в большинстве своем не были анонимными, спецслужбы, как правило, прекрасно знали их авторов. Другое дело, что имена доносчиков, конечно, не разглашались.
      Когда исследователям приходилось читать доносы 20-х и 30-х годов, они отмечали, что это было занимательное чтение. «Многие бумаги были написаны хорошим литературным языком. Но донос был своего рода игрой в русскую рулетку. Руководство, получив сигнал, решало, нужен или нет человек, на которого написали. Если нужен, никакой компромат его не мог свалить, зато вполне могли разобраться с доносчиком. Если же решали, что человек не нужен, его, как говорится, пускали в расход. Такие были времена".
      Анонимки же, по словам специалистов, которые занимались их изучением, стали культовым средством расправы уже позже, и судьбы людям ломали не спецслужбы, а райкомы, обкомы и т.п. Тогда было принято «пропесочивать» людей на партийных и других собраниях. А отправить человека на «головомойку» перед коллективом вполне могла грязная безымянная бумажка, написанная, быть может, из зависти. Именно поэтому в свое время было большим достижением принятие правил, что анонимные сообщения в государственных органах не рассматриваются.

Я на вас жалобу напишу… коллективную
      Многим из нас знакомы эти знаменитые слова из фильма «Иван Васильевич меняет профессию». Их произнес товарищ Шпак у которого, помнится, украли «все, что было нажито непосильным трудом…» Он по- своему решил бороться за справедливость, и  главный метод в его борьбе – анонимки…
      День сегодняшний. В настоящее время количество обращений в контрольно – надзорные органы измеряется сотнями тысяч, а то и миллионами в год. Общей статистики на этот счет нет. Один только Роспотребнадзор получает свыше 300 тысяч, причем этот показатель почти постоянно растет под влиянием, по всей видимости, внедрения электронных сервисов подачи жалоб. Помимо обращений в органы государственного надзора, по оценке Союза потребителей, еще около 500 тысяч обращений в год идут через общественные организации.
      Похоже, тяга к эпистолярному жанру, жалобам и анонимкам у нас становится непреходящей. Да ладно бы, если человек просто решил выразить свое мнение по тому или иному поводу. Так нет ведь! Нам важно, чтобы проверка была, а то и наказание...
      «Часто проверочными мероприятиями, - как заметил в «Российской газете» замминистра экономического развития Савва Шипов, - пользуются недобросовестные предприниматели, чтобы испортить жизнь конкурентам, таких случаев множество, причем в разных сферах. И главная проблема – у контролеров нет инструментов, чтобы проверить, кто на самом деле написал жалобу, и привлечь человека к ответственности, если в жалобе одна заведомая ложь». По его словам, сейчас распространена практика, когда жалобы подписываются человеком, которого не существует, или подписываются известными людьми, например, Бисмарком.
       Не случайно на рассмотрение в Госдуму направлен проект закона об основах государственного и муниципального контроля, который ограничивает способы подачи жалоб. Они позволят идентифицировать личность жалобщика в тех видах контроля, где наиболее актуальна проблема мнимых заявителей. Вместе с разделением поднадзорных по категориям риска и классам опасности обязательная идентификация заявителей должна помочь резко сократить количество бессмысленных действий контрольных органов и проверок бизнеса. Пока же закон о порядке рассмотрения граждан не содержит критериев, по которым жалобу можно признать недостоверной и отклонить. Даже на подписанную Иваном Васильевичем Грозным бумагу с просьбой что-либо проверить чиновники должны сделать хотя бы формальную отписку и послать ее по обратному адресу: ваше обращение рассмотрение, указанные в нем факты не подтвердились, спасибо за активную позицию.
       Уже принятыми поправками в закон о защите прав юридических лиц и  индивидуальных предпринимателей с января 2017 года предусматривается обязательная идентификация заявителя, если жалоба подается через Интернет, а если она подается на бумаге и есть сомнения, что ее действительно подписал тот человек, который там означен, то появляется возможность это проверить. В частности, связаться с заявителем, чтобы подтвердить его существование и достоверность сообщаемых им сведений. Если сомнения подтвердятся, то проверка назначаться не будет. Более того, у органов власти появляется возможность взыскать через суд расходы, понесенные при рассмотрении обращении, если обнаружится, что оно было заведомо ложным. Прежде такой возможности не было в принципе.
      Разумеется, другое отношение к  анонимным обращениям и сигналам граждан,  поступивших в Федеральную службу безопасности РФ.  Они незамедлительно берутся в работу и проверяются. Такое положение записано в соответсвующих инсрукциях ФСБ по работе с обращениями граждан. Важная информация не должна пропасть даром, даже если она без подписи, главное, чтобы обращения были конструктивными.

Доносят все?
     Интересно, а как влияют сплетни и доносы на жизнь трудового коллектива? И застрахован ли сотрудник от анонимок современного производства? Специалисты отмечают, если  вам предлагают «предоставлять начальству информацию о жизни  отдела», не сомневайтесь: вас склоняют к старому доброму доносу. Причем если вы не примете предложение, его, скорее всего, примет кто-то другой. По информации Ernst & Young, 62% российских офисных работников готовы анонимно сообщать руководству о нарушениях дисциплины своих коллег.  
     Кто контролирует жизнь и поведение сотрудников в офисе? Как быть, если вас оклеветали? Что делать, если вокруг все пишут друг на друга анонимки, а принимать в этом участие совсем не хочется?  Forbes попросил директоров по персоналу крупных российских и иностранных компаний рассказать, как устроена система слежки за сотрудником в современных офисах. Мы публикуем небольшие отрывки из этих монологов и под измененными именами без комментариев.

Марина, HR-директор медиахолдинга:
 - Система мотивации сотрудников строится таким образом, чтобы человеку было выгодно «стучать». Например, как рассчитывается зарплата? Есть у вас индивидуальный оклад, а есть бонус по результатам работы отдела. Бонус выплачивается по показателям работы: за соблюдение дисциплины, за рассказ руководителю о своих наблюдениях за поведением коллег. До сведения работника доводится следующее: «Дорогой, у тебя оклад 10 000 рублей, а еще есть 50 000 рублей бонуса за «помощь руководству»». Никто не произносит слова «донос»: чаще всего это называется «наставническими функциями», «контролем дисциплины коллег».
Ольга, HR-директор фармацевтической компании:
  - У нас в компании есть два сотрудника, которые каждый день сообщают о нарушениях, которые совершили их коллеги. Речь идет и о крупных промахах вроде «несоответствия индивидуальному плану развития», и о нарушениях помельче. Такие жалобы мы получаем каждый день. Что удивительно, эти двое за день успевают сделать всю работу и отследить работу коллег. Как у них на это хватает времени, я не знаю. Согласно правилам, сотрудники в рабочее время должны отключать звук мобильных телефонов. Стоит кому-то об этом забыть, с одного из двух адресов «добровольных помощников» моментально летит письмо о злостном нарушении. Причем в качестве адресата ставится не только директор отдела по работе с персоналом, но и наш генеральный директор, и сам сотрудник, на которого жалуются.
Татьяна, HR-директор нефтехимической компании:
  - У нас есть специальный адрес электронной почты, куда люди могут писать свои жалобы. В основном они относятся к случаям нарушения этики делового поведения и дискриминации. Например, если сотрудник сталкивается с унижающими его достоинство поведением менеджера, он может воспользоваться услугами данного ящика.  Корень зла во всех историях с жалобами — в том, что люди не готовы говорить друг с другом с открытым забралом. Поклеп я не приемлю в принципе. Я бы никогда не стала работать в компании, где такие вещи поощряются. Сейчас я в основном имею дело с жалобами на чересчур завышенные требования менеджера или  нерадивость сотрудника. Согласно правилам, мы должны вмешиваться, если видим поведение, способное нанести вред безопасности или здоровью человека.
Мария, HR-директор федерального телеканала:
  - К своему стыду могу сказать, что в последнее время мы сами создаем такие ситуации, когда люди стучат друг на друга. Сейчас кризис, компания режет расходы на персонал — и мы первым делом сокращаем штат. Для того чтобы уволить сотрудника, нужен веский повод: когда все очевидные нарушители сокращены и выбирать не из кого, мы придумываем повод и начинаем тотальный контроль над сотрудником. С моральной точки зрения заниматься такими вещами ужасно противно: дирекцию по работе с персоналом прозвали «дирекцией по борьбе с персоналом»…
Елена, HR-директор финансовой корпорации
 - Год назад у нас была создана специальная «Программа оповещения о недостатках: сотрудники предупреждают». Она дает право любому сотруднику в анонимном порядке, если он того хочет, рассказать руководству о своих предположениях на тот или иной счет — сюда входят и нарушения трудовой дисциплины, и нарушения более серьезного порядка, например, правил работы с ценными бумагами.
    Что движет людьми, делающими анонимные звонки, пишущими письма и кляузы в разного рода организации? Желание безвозмездно помочь, праведный гнев? А может злоба и зависть, намерение подставить неугодного соседа? Или просто страх за себя, за свою карьеру?
     Так или  иначе, но соответствующие инстанции вынуждены реагировать на эти послания. И не всегда выводы и действия проверяющих бывают объективны. А жизнь человеку они  могут испортить...


                                                                                             Ирина ЗВЕЗДИНА.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..