пятница, 17 августа 2018 г.

МИЛЛИАРДЫ НА ЛИЦЕ

Миллиарды на лице

15.08.2018

По вечерам она разогревала суп в дешевых кафе, днем – упорно предлагала моделям «макияж без макияжа». Устав от тонн пудры, туши и румян, ее страсть к естеству одобрил фотограф Vogue Патрик Демаршелье, потом – молодая красотка Наоми Кэмпбелл. Став лучшим визажистом Нью-Йорка, Бобби Браун пошла дальше – сделала миллиарды на косметике имени себя.

Джо и Сандре Браун было всего по 20 лет, когда 14 апреля 1957 года у них родилась дочка, которую назвали Бобби. Главной поддержкой для девочки, которая росла взбалмошной и постоянно искала приключений, была ее мать – она всегда давала дочери выбор. Когда пришло время определиться c будущим, Бобби поступила в Аризонский университет, но на лекции ходила без особого энтузиазма. В конце первого курса она сказала матери, что хочет бросить учебу, и та посоветовала не зацикливаться на мыслях о будущей карьере, а сосредоточиться на хобби. «Мама сказала: “Притворись, что сегодня твой день рождения и ты можешь делать все, что захочешь”. Я пошла в магазин Marshall Field's и перебирала там косметику», – вспоминает Браун.
В итоге Бобби бросила университет, но понимая, что учиться все же нужно, решила поступить в колледж Эмерсон. «Это звучит смешно, но на этот шаг меня вдохновил ресторан Magic Pan в Бостоне. Там было летнее кафе – мы тогда в Чикаго о таком и не слышали, – и это выглядело очень по-европейски. Я решила, что хочу учиться именно в этом городе», – объясняет Браун. Во время обучения будущий визажист посещала курсы фотографии, кино и ораторского искусства. Помимо этого, она работала на студенческом телевидении и делала грим для театральных постановок. «В процессе обучения я должна была снять короткометражный фильм, но никак не могла придумать, что делать. В итоге я загримировала свою соседку под старуху, которая по сценарию должна была покончить жизнь самоубийством, выпрыгнув в окно, – рассказывает Бобби. – Затем шла сцена, в которой она, лежа на земле, превращалась то в призрака, то в скелет, то во что-то еще. Я сделала это при помощи макияжа».
Но получив диплом художника по гриму, Браун обнаружила, что люди ее профессии в Бостоне не пользуются спросом. Тогда она устроилась официанткой в кафе Flower Garden. В 1980-м, устав приносить кофе и разогревать суп, она переехала в Нью-Йорк и совсем скоро начала работать на съемочной площадке. Однако первый восторг от новой работы вскоре сменился разочарованием. «Я должна была рисовать синяки и следить за тем, чтобы они выглядели достоверно и не размазывались во время съемок», – рассказывает визажист. Понимая, что в таком режиме она долго не протянет, Бобби стала искать вакансии визажиста в индустрии моды. «Я открывала справочник “Желтые страницы” и звонила всем агентствам и фотографам подряд», – вспоминала позже она. Ее первой официальной работой в качестве визажиста стала съемка для журнала Glamour в 1981 году.
Бобби сразу поразило, насколько ярко и неестественно красили моделей. «Один из визажистов сказал мне: “Крась так же, иначе никогда не будешь востребованной”, – рассказывает Браун. – Но мне посчастливилось работать с потрясающим фотографом Брюсом Вебером, который вообще не хотел никакой косметики. Тогда я подумала, что обязана научиться делать макияж, который будет незаметен на лице». В тот момент Бобби окончательно убедилась, что женщины, которые перегружают лицо косметикой, просто не понимают, насколько они красивы. «Я не люблю контурирование – делая его, люди признают, что с их лицами что-то не так. Конечно, я не настолько талантливый визажист, как Кевин Окойн или Франсуа Нарс, но я понимаю, как сделать, чтобы женщина выглядела хорошо. Нужно просто пользоваться косметикой, которая по оттенку совпадает с вашим цветом кожи и губ», – объясняет Браун. Несмотря на то, что ее представления о красоте расходились с мнением известных визажистов тех лет, Бобби все чаще приглашали на съемки. В 1987-м ей впервые удалось поработать в британском Vogue – Бобби делала макияж Наоми Кэмпбелл, которая украсила обложку декабрьского номера.
Карьера шла в гору, но в этот момент в жизни Бобби появился мужчина, который, как говорит она сама, «занял первое место в хит-параде, сдвинув даже любимую работу». Она встретила своего будущего мужа Стивена Плофкера. «Мы ужинали в Сохо, я смотрела на него, он смотрел на меня, и к концу вечера я знала, что выйду за него замуж», – вспоминает визажист. Вскоре пара обручилась и переехала в городок Монклер в Нью-Джерси. «Я люблю Нью-Йорк, но мне не нравятся его правила. Однажды я делала макияж для съемки в Cosmopolitan, и наш фотограф Франческо Скавулло предложил мне поужинать с ним и Жан-Полем Готье, – говорит Бобби. – И тут входит мой муж. И я стою и думаю, с кем пойти, потому что выбрать сразу оба варианта не могу. Я выбрала мужа. Как бы я ни радовалась работе со Скавулло, это была не моя жизнь».
Во время одной из фотосессий Браун познакомилась с химиком-технологом, и в 1990 году они начали работать над формулой помад, о создании которых Бобби думала уже давно. Вскоре на витрине нью-йоркского магазина Bergdorf Goodman появилась линейка классических помад Bobbi Brown в десяти нюдовых оттенках. «Женщинам, уставшим от розового и красного, хотелось чего-то более натурального, – говорит визажист. – Мы сделали пробную партию, 100 помад, и их раскупили в первый же день продаж». С того момента марка Bobbi Brown Cosmetics только набирала обороты: в 1992-м Бобби выпустила линейку тональных стиков, затем несколько средств по уходу за кожей. В 1995 году сын знаменитой Эсте Лаудер и владелец косметической компании Estée Lauder Леонард пришел к Бобби с предложением купить у нее компанию: «Он сказал, что моя косметика продается лучше, чем его, и предложил хорошие деньги. Но самое главное, он оставил за мной право создавать те продукты, которые захочу я сама. Сделка состоялась».
В 2001 году Бобби выпустила первую в мире подводку для глаз на гелевой основе, которая произвела революцию на бьюти-рынке. «Я делала макияж на съемках, но у меня не было кистей и подводки. Я взяла ватную палочку, распустила кончик и нанесла этим приспособлением водостойкую тушь. На следующий день я позвонила в лабораторию, и мне сказали, что тушь делается на специальной гелевой основе. Я ответила: “Круто, а мы можем налить это средство в небольшую баночку?” Вот так и получилась гелевая подводка», – смеется визажист. Бобби отмечает, что всегда делала все спонтанно, а своей главной движущей силой считает «великий эмигрантский дух». «Вы просто делаете то, что должны, невзирая на сложности. Моя бабушка приехала в Америку из Югославии, когда была совсем малышкой, а дед эмигрировал из России, когда ему было семь лет. Он приехал один, жил с разными людьми, продавал газеты на улице», – делится Браун.
Ведомая эмигрантским духом, в 2006 году Браун пробилась в члены правления колледжа Эмерсон, а в 2007 году открыла студию Bobbi Brown в Монклере – городке, который она предпочла Нью-Йорку еще 20 лет назад. «Я просто живу и делаю то, что люблю. Когда в 1996 году моя первая книга о макияже стала бестселлером, я думала, что мне повезло. Следующие пять книг дали понять, что это закономерность, – рассказывает Браун. – Я поняла, что люди идут за тобой не из праздного любопытства, а из-за того, что им близка твоя философия».
Свое сообщение женщинам всего мира Браун наиболее ярко передала в 2010 году, запустив масштабную рекламную кампанию Pretty Powerful. Это был своего рода ответ на исследование, показавшее, что 50% жительниц Британии недовольны тем, как они выглядят. Вместо профессиональных моделей в кампании приняли участие самые обычные женщины из разных слоев общества. Их фотографировали до и после макияжа, который не менял лицо, а лишь подчеркивал их естественную красоту. «Однажды меня пригласили сделать макияж женщинам, чьи мужья погибли 11 сентября 2001 года, и эта работа была для меня самой сложной, я едва сдерживала эмоции, – рассказывает визажист. – Но потом, когда они стали говорить мне, что давно не чувствовали себя такими красивыми и счастливыми, я поняла, что все было не напрасно. Ради таких моментов я и работаю. Я просто хочу, чтобы женщины чувствовали себя хорошо».
Бобби Браун утверждает, что свое собственное счастье она обрела всего несколько лет назад, когда у нее появилась возможность отдохнуть от работы и взглянуть на проделанный путь. «Мне 61, и сегодня, сидя в саду в стареньких джинсах, с волосами, убранными в хвост, я счастлива как никогда, – говорит Бобби Браун. – И несмотря на то, что я продаю 20 миллионов косметических товаров в год, я считаю, что красота в большей степени зависит от внутренней гармонии, а не от того, что вы мажете на лицо».
Мария Крамм

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..