понедельник, 2 апреля 2018 г.

ОТРИЦАНИЕ "НОВИЧКА"


Роман ШлейновНовая газета

5 130
 
Химик Леонид Ринк дает интервью российским государственным средствам массовой информации как один из разработчиков отравляющих веществ системы «Новичок». По мнению Великобритании, «Новичком» в английском Солсбери отравили бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля. В своем интервью Ринк говорит, что Скрипаля могли отравить сами британцы. Между тем сам Ринк в прошлом фигурировал в громком уголовном деле. Работая в закрытой лаборатории в городе Шиханы, в институте, где разрабатывали советское химическое оружие, согласно его показаниям, он продавал отравляющее вещество. Такие документы есть в уголовном деле об убийстве банкира Ивана Кивелиди, в рамках которого Ринка допрашивали как свидетеля. Два эксперта, которые работали с «Новичком», полагают, что вещество из дела об убийстве Кивелиди (мы показали им результаты экспертиз из материалов дела) относится к той же группе веществ, что и «Новичок».
После публикации «Новой газеты» («Новичок уже убивал» № 30 от 23 марта 2018 года) дочь Ринка, как сообщили The Bell и РБК, стала все отрицать, заявив, что Ринк не был причастен к продаже отравляющего вещества. Дочь Ринка и он сам пока не прокомментировали ситуацию «Новой газете».
Публикуем документы из материалов дела и показания Ринка следствию и суду в 1999–2007 годах.
Следствие по делу об убийстве Кивелиди интересовалось тем, откуда могло появиться сильное отравляющее вещество, микроскопическая доза которого на телефонной трубке в кабинете банкира привела к смерти двух человек. Получив информацию от УФСБ Саратовской области о ситуации в режимном институте в Шиханах, правоохранительные органы допросили сотрудника института Леонида Ринка и выяснили много интересного.
На одном из первых допросов в 1999 году Ринк поначалу говорил про некое «вещество-пестицид» и про то, что перепутал ампулы с отравляющим веществом и пестицидом, поэтому передал отравляющее вещество постороннему человеку. Но уже на суде открыто говорил:
«Людям нужно было вещество для разборки в бандитских кругах, они узнали, кто и где из моих родных живет, Рябов приезжал ко мне домой, надо было откупаться, сначала я давал что-то простое, думал, отобьюсь, потом посерьезнее. Одна ампула осталась у меня как пробник».
Протокол допроса Леонида Ринка 21 декабря 1999 года:
В ходе допроса Леонид Ринк рассказал, что примерно в конце 1993 года в офисе у немецкого банкира на Пятницкой улице познакомился с человеком, по имени Артур [Таланов] — бывшим офицером рижского ОМОНа. Ринк, по его словам, рекламировал продукцию, которую может выпускать завод в Шиханах. «В частности, речь шла о веществах, которые имеют «военные» фрагменты, типа Vx по формуле» [Vx — это боевое отравляющее вещество].
Примерно через год Артур, по словам Ринка, его нашел и попросил образец «вещества-пестицида», о котором Ринк говорил ему на встрече. И Ринк передал ему пестицид. Но через некоторое время Ринку сказали, что «образец плохого качества».
«Тогда я пообещал принести другой образец. Получилось так, что в моем гараже в городе Шиханы имелась ампула с отравляющим веществом, синтезированным в 1994 году при обстоятельствах, известных компетентным органам. Видимо, по ошибке я взял эту ампулу вместо ампулы с пестицидом: у меня в гараже были всего две ампулы», — рассказал на допросе Ринк.
«В городе Москве мне позвонили в квартиру дочери Ольги или нашли ее в офисе. Звонил или Артур, или еще кто-то, и назначил встречу, если я не ошибаюсь за давностью времени, у Белорусского вокзала <…> На встречу пришел высокий молодой парень, которого я раньше не видел. Он сам подошел, спросил про образец, я его ему отдал, и он ушел. Вещество было в ампуле, которая лежало в, по-моему, пластиковой коробке из-под авторучки. До этого я говорил Артуру, что фосфорорганические соединения опасны, ими пользоваться можно только в резиновых перчатках, но я не предполагал, что передаю военное отравляющее вещество. Впоследствии вторую ампулу, которую я считал за отравляющее вещество, я реализовал иным лицам в связи с имевшимся у меня долгом, о чем давал показания по другому уголовному делу по факту несанкционированного синтеза отравляющего вещества».
На очередном допросе «свидетель» Ринк поделился дополнительными деталями.
Протокол допроса Леонида Ринка 16 февраля 2000 года:
Про ампулу с отравляющим веществом Ринк рассказал следующее: у него возник конфликт с неким Рябовым. Этот Рябов пришел к Ринку и сказал, что «ему необходимо отравляющее вещество, чтобы отравить собаку». Ринк передал ему яд против крыс. Но Рябов пришел снова, «сказал, что яд нужен не для собаки, а для человека, стал угрожать, что если я не сделаю ему этого яда, то мне будет плохо», — рассказал следствию Ринк.
«Так как я боялся угроз Рябова, который был связан с преступными элементами, то я согласился достать ему такой яд. Я попросил на работе в синтетической лаборатории, где я уже много лет не работал, у К. (фамилия сотрудника есть в редакции) поискать сырье для изготовления более токсичного вещества <…>. Для того чтобы она не волновалась, я ей сказал, что это надо для в/ч. <…>. Но К. указанного сырья не нашла и сказала мне, что есть сырье для изготовления токсичного вещества другого типа. Как из дифторида делать отравляющее вещество, К. знала хорошо, т. к. это было темой ее кандидатской диссертации. Оборудование в лаборатории было стандартное: колбы, вытяжка и т. д. Во время синтеза вещества она применяла стандартные меры техники безопасности при работе с такого класса веществом. <…> Я при этом не присутствовал, дал ей задание и ушел. В комнате все время кто-то находился, две лаборантки, но так как я предупредил К., чтобы она на эту тему не распространялась, лаборантки ничего не знали. Я ее предупредил об этом, так как это был «левый» заказ и не желал, чтобы об этом кто-то знал третий. Она не возражала, так как я сказал, что ее работа будет оплачена, а ей очень нужны были деньги.
Вещество, которое я собирался получить, науке известно, оно неоднократно синтезировалось специалистами института <…>. Оно составляет гостайну. Это вещество отличается от <…> боевого вещества по своей химической формуле, однако по токсичности оно сравнимо в Vx. Вещество известно узкому кругу специалистов <…>.», — рассказал на допросе Ринк. По его словам, сразу синтезировать нужное вещество у сотрудницы не получилось, тогда Ринк, как сказано в протоколе, «порекомендовал добавить необходимое количество компонентов».
«После этого она переделала синтез и <…> на следующий день <…> мы с ней разлили по ампулам полученное вещество и запаяли их. Всю работу проводила К. Вещества было примерно грамм, как мне кажется, мы его разлили в ампулы, примерно по 0,25 грамма, столько вещества вошло в них. <…> Полученные ампулы я унес к себе домой и положил их у себя в гараже. Где-то <…> в декабре 1994 года ко мне пришел Рябов, и я ему отдал ампулу <…>. Остальные ампулы оставались у меня. Впоследствии я передал еще две ампулы. Возможно, у меня была еще пятая ампула с этим веществом, неполная, я ее для себя называл «пробником». Там вещества было <…> меньше, чем в обычной ампуле, примерно 0,02 гр. После передачи ампул Рябову у меня оставалась одна ампула и этот «пробник». Впоследствии я передал эту ампулу Артуру Таланову, о чем уже давал показания. В количестве ампул я могу ошибиться, так как прошло много времени, я мог что-то забыть. <…>»
«При передаче я, естественно, инструктировал человека о мерах безопасности при обращении с этим веществом. Я Таланову говорил, что вещество действует при нанесении и на кожу человека, и при попадании вещества с пищей в организм. Я ему говорил, что признаки смерти будут как при сердечном заболевании. Дозы вещества, находившегося в ампуле, достаточно для смертельного отравления человека».
На этом допросе присутствовал эксперт-химик — ведущий сотрудник ГОСНИИОХТ (Государственного научно-исследовательского института органической химии и технологии), Ринк также работал в этом институте.
«Уточнение специалиста: для смерти человека весом примерно 80–90 кг при воздействии через кожные покровы необходимо в сто раз меньше вещества, чем было запаяно в ампуле, по показаниям Ринка Л. И.».
«Вопрос Ринку: вы согласны с уточнением специалиста?»
«Ответ Ринка: да, согласен».
«Вопрос <…> Ринку Л. И.: вам предъявляется хроматограмма вещества, обнаруженного на телефонной трубке из кабинета Кивелиди, полученная в ходе экспертного исследования № 26523 от 04.11.94 г. Соответствует ли данная хроматограмма хроматограмме вещества, изготовленного вами в период, о котором идет речь, и переданная Таланову и другим лицам?
Ответ: да, она соответствует хроматограмме вещества, которое я изготовил и впоследствии передал Таланову.
Вопрос <…> Ринку Л. И.: когда вы передавали изготовленное вами вещество Рябову и Таланову, вы понимали, что передаете его для использования против человека?
Ответ: да, я понимал, что эти люди собираются применить это вещество против людей.
Вопрос специалисту: знакомо ли вам вещество, хроматограмма которого дана в ходе экспертного исследования № 26523 от 04.11.94 г.?
Ответ специалиста: да, знакомо. Это вещество, работы с которым проводились в ГИТОСе [Государственный институт технологии органического синтеза — особо режимное предприятие в Шиханах] в период до 1994 года, его свойства составляют государственную тайну. Это вещество обладает именно такими поражающими свойствами, о которых давал показания свидетель Ринк Л. И.».
Мы показали материалы следствия об этом веществе двум экспертам, которые работали с «Новичком». Они считают, что отравляющее вещество из дела об убийстве Кивелиди относится к группе отравляющих веществ системы «Новичок».

СПРАВКА

Что такое «Новичок»?
 
«Новичок» — это не само вещество, а целая система отравляющих веществ, которые имели буквенное обозначение «А» и цифровой код. В первоначальном интервью РИА Новости Леонид Ринк объяснил, что военные сами давали имя системе отравляющих веществ, после того как они переходили в их ведение. Эксперты объяснили, что в рамках разработки отравляющих веществ, которые в итоге вошли в систему «Новичок», было синтезировано множество веществ и только некоторые из них были отобраны для системы, поскольку обладали нужными свойствами и силой поражения.
Протокол допроса Леонида Ринка 29 августа 2006 года:
В своих показаниях Ринк путается в деталях и именах, но уверенно говорит о сбыте отравляющего вещества.
«По существу уголовного дела могу показать следующее. Я сейчас полностью подтверждаю свои прежние показания об изготовлении и передаче ампулы с отравляющим веществом Артуру Таланову и Юрию Ермоленко (их фамилии я узнал только в ходе следствия). Это все происходило в действительности так, как я и говорил на следствии. Я действительно познакомился с Артуром Талановым, нас познакомил мой знакомый Виталий Бурлаков (он сейчас живет в Таллине).
Тогда я воспринимал Таланова и тех, кто с ним находился, как бизнесменов, потому я и согласился дать им ампулу с ядом, когда Таланов попросил у меня яд отравить собаку. Я передал им сначала ампулу с обычным ядом, как уже говорил раньше, передал самому Таланову. А через некоторое время Таланов мне сказал, что яд не подействовал, и я передал ему уже через Ермоленко ампулу с другим ядом, с тем, спектры которого были мне предъявлены в ходе допроса. Об обстоятельствах изготовления этого яда я также раньше давал показания и сейчас их подтверждаю. Таланов мне заплатил тогда за яд то ли полторы тысячи долларов, то ли тысячу восемьсот долларов, сейчас я уже не помню. Передача состоялась в районе Белорусского вокзала, как я тогда и говорил <…>», — рассказал следователю Ринк.
Показания Леонида Ринка в суде по делу об убийстве Ивана Кивелиди. Протокол судебного заседания 1-173.11-2007 от 21 сентября 2007 года.
На суде Ринк, предупрежденный об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, подтвердил свои показания следствию в 1999 и 2000 годах.
Он передавал отравляющее вещество в запаянной ампуле для ядерно-магнитного резонанса. Маслянистой желтоватой жидкости в этой ампуле было достаточно для того, чтобы убить 100 человек.
«Вы отдали просто так или за вознаграждение?» — спросил Ринка прокурор.
«Нет, за вознаграждение 1500 долларов», — ответил Ринк.
От также заявил, что согласился отдать отравляющее вещество под угрозой.
«<…> Я нечаянно доложил все свои связи, где я живу, где дочь жила и где моя одинокая мать, и когда сказали, что с ними будет непорядок, если я не поступлю так, и у меня просто не было выхода», — сообщил Ринк суду. Он также сказал, что в 1999 году не рассказал следствию про угрозы и назвал другие обстоятельства, поскольку «боялся, что это плохо кончится для семьи».
Отвечая на вопросы адвокатов, Ринк описал ампулу и отравляющее вещество, за которое получил деньги. Он подтвердил, что вещество включено в официальный список отравляющих веществ и что свойства этого вещества описаны в закрытой литературе.
Сколько ампул, кому и для чего передал Ринк?
Как он заявил в суде, своему знакомому Рябову, который, по словам Ринка, был связан с криминалом, он передал 4 ампулы. Эти ампулы в итоге изъяло ФСБ.
Еще одну ампулу Ринк, согласно его показаниям, передал в районе Белорусского вокзала для Артура Таланова.
«Людям нужно было вещество для разборки в бандитских кругах, они узнали, кто и где из моих родных живет, Рябов приезжал ко мне домой, надо было откупаться, сначала я давал что-то простое, думал, отобьюсь, потом посерьезнее. Одна ампула осталась у меня как пробник», — заявил в суде Ринк.
«Хватит ли содержимого ампулы на 100 человек?» — поинтересовался адвокат.
«Да», — подтвердил Ринк.
В ходе судебного разбирательства прозвучал еще один важный вопрос, который суд в итоге снял как не относящийся к делу. Теперь этот вопрос особенно интересен.
«Действительно ли вы привлекались к уголовной ответственности и в связи с чем и действительно ли в отношении вас дело было прекращено?» — спросили Ринка.
«Что я неправильно распорядился с неучтенным веществом», — ответил Ринк.
«Вы привлекались к уголовной ответственности именно за незаконное хранение и изготовление этой ампулы, которую вы передали какому-то лицу, либо в связи с торговлей указанного вещества в количестве не менее 8 ампул?»
Суд снял этот вопрос. И адвокат подсудимого Владимира Хуцишвили, которого в итоге обвинили в убийстве банкира Кивелиди, заявил:
«Прошу записать мои возражения в протокол судебного заседания: вопрос был связан не с привлечением <…> свидетеля, а с количеством изготовленных ампул с боевым отравляющим веществом, которые были проданы и бродили по миру, в том числе оказались и в Москве в неизвестном количестве, и у неизвестных людей и могли быть орудием совершения преступления».
Основания для таких вопросов были, поскольку в материалах дела есть упоминание о секретном расследовании, которое ничем серьезным для Ринка не закончилось.
Из постановления о возбуждении ходатайства о продлении срока предварительного следствия 5 января 2000 года
Фрагмент документа из материалов дела
«Из УФСБ по Саратовской области было получено сообщение о факте несанкционированного синтеза в 1994 году интересующего вещества в учреждении ГИТОС (г. Шиханы). В ходе предпринятой следствием проверки в УФСБ был получен материал, из которого следовало, что в сентябре-октябре 1994 года начальник подразделения ГИТОС Ринк с целью сбыта синтезировал ОВ [отравляющее вещество] типа Vx, расфасовав его в 8–9 ампул.
Указанный материал был выделен из уголовного дела об убийстве Кивелиди и по нему 01.10.98 возбуждено уголовное дело № 238709-а в отношении Ринка, <…> которое <…> принято к производству (под грифом «совершенно секретно»). В ходе следствия по выделенному делу установлен факт сбыта Ринком лицам чеченской национальности в г. Москве, однако его поставка состоялась 13.09.95, то есть позже убийства Кивелиди».
Уголовное дело в отношении Ринка было прекращено 01.09.1999.

Протокол допроса эксперта 5 октября 2006 года

Коллега Ринка по институту, который участвовал в проведении экспертизы отравляющего вещества с телефонной трубки Кивелиди, тоже дал следствию важные показания.
На вопрос следователя отвечал зам гендиректора ГОСНИИОХТ (Государственного научно-исследовательского института органической химии и технологии) по научной работе (фамилия есть в редакции):
«Можно ли из имеющихся в деле масс-спектров вещества, обнаруженного на телефоне Кивелиди, масс-спектров вещества, обнаруженных в сейфе Ринка и синтезированного в Вашем учреждении для проведения экспертиз, говорить об идентичности указанных веществ в части их химического состава и токсикологического воздействия на человека?»
«Ответ: да, эти вещества являются идентичными. Это подтверждается не только приведенными масс-спектрами, но и данными по ИК-спектрам, которые подтверждают идентичность указанных веществ спектрами ядерного магнитного резонанса <…>».

«Маслянистая желтоватая жидкость»

Во всей этой истории важны всего несколько вопросов.
Документы из дела об убийстве Кивелиди свидетельствуют о том, что в 1990-е годы власти потеряли контроль над мощным отравляющим веществом, свойства которого составляли государственную тайну. Посмотрев на экспертизу вещества из материалов дела, два эксперта, которые работали с «Новичком», подтвердили «Новой газете», что в деле говорится о веществе системы «Новичок».
Отравляющее вещество в количестве «8–9 ампул» оказалось за пределами секретной лаборатории и продавалось и передавалось разным людям, в том числе связанным с криминалом.
Удалось ли вернуть все ампулы с веществом или некоторые из них стали «бродить по миру»? Достоверного ответа на этот вопрос в материалах уголовного дела нет.
В каждой ампуле отравляющего вещества было достаточно для убийства порядка 100 человек. Эксперты говорят о том, что при хранении в запаянной ампуле вещество может представлять угрозу спустя 25–30 лет.
Выводы экспертизы о веществе, которым был убит Кивелиди

СПРАВКА

Откуда возникла путаница с именем Ринка в средствах массовой информации?
 
В первых газетных публикациях в конце 1990-х — начале 2000-х годов Ринка называли Игорем. Путаница возникла из-за ошибочно заполненного протокола допроса Ринка в ГУВД, где перепутали его имя и отчество. Во всех дальнейших протоколах, в материалах следствия и суда речь идет о Леониде Игоревиче Ринке (в ошибочном протоколе стоит его же дата рождения и подпись).

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..