понедельник, 2 апреля 2018 г.

НАСТОЯЩИЙ ИСАЕВ БЫЛ УБИТ В ТЕЛЬ-АВИВЕ

 Настоящий Исаев был убит в Тель-Авиве

    Чего не заметила телекомпания Russia Today.
    Многих насмешил заголовок российских новостей по поводу четвергового теракта в Тель-Авиве. Что-то вроде «нападения на здание в Тель-Авиве, где находится офис RT». Правда, как всегда, была жестче и проще. Террористы отметили годовщину бойни в синагоге в Иерусалиме убийством в синагоге в Тель-Авиве.
    Был убит раввин Аарон Исаев. Наши коллеги и здесь проявили потрясающую близорукость. Видимо, после выхода телесериала «Исаев» легенда Исаева-Штирлица канула в Лету. Или может наш Исаев показался недостаточно истинным арийцем? Тогда на самом деле поклонников Максима Максимовича Исаева, он же Всеволод Владимиров, ждёт крупное разочарование.
    Единственным кандидатом на роль русского «Исаева», можно считать героя, выведенного в романе Юлиана Семенова «Пароль не нужен», первого в условной «Саге о Штирлице», под именем Алекса Верейского. «Алекс» действительно мог служить в штабе Колчака, а потом, бежав с недобитыми белогвардейскими частями, мог оказаться во Владивостоке, в «республике» братьев Меркуловых. Да, пароль к нему не был нужен. И с агентом ЧК в Чите (Марейкис-Чен) он, скорее всего, мог познакомиться не на основе идеологических противоречий с отцом или властью. Его элементарно на чём-то подловили, это классика вербовки. На чём? Возможно, как в романе, на пристрастии к азартным играм. Или на том, на чём подловила русская разведка австрийского полковника Редля (в романах Семенова вообще мало женских образов). Кроме того, «Алекс» – позывной из романа «Семнадцать мгновений весны».
    Остальные, реальные прототипы Владимирова-Исаева-Штирлица «не титульной» нации. Или, проще говоря – евреи.
    Первый – Яков Блюмкин. В ИНО ОГПУ Блюмкин заложил основы принципиально новой структуры – внешней контрразведки. Иными словами, комбинирования оперативных действий на своей земле с деятельностью за рубежом. Основой для романа «Бриллианты для диктатуры пролетариата» стала реальная поездка Блюмкина в Ревель под псевдонимом Исаев. Блюмкин действительно раскрыл кражи в Гохране и наладил надёжный канал продажи драгоценностей за рубеж, параллельно завербовал высокопоставленного сотрудника тайной полиции Эстонии и разоблачил сотрудника (а не сотрудницу, как в романе) посольства РСФСР. Есть и другие различия. В романе и фильмах (где её сыграли Эдита Пьеха и Ксения Раппопорт), певица из кабаре была агентом ОГПУ. В жизни она была агентом тайной полиции Эстонии. Став любовницей шифровальщика посольства, завербовала его и впоследствии получала от него всю переписку с Москвой. Ну да это уже подробности, не имеющие отношения к главному герою. Из рассказа «Нежность» мы узнаём, что Исаев получил легенду Штирлица.
    Второй – Исай Боровой. Конечно, в романе «Семнадцать мгновений весны» для создания образа Макса Отто фон Штирлица были использованы биографии и других разведчиков (в частности, гауптштурмфюрера СС Лемана и резидента ГРУ Гуревича), но главный здесь, безусловно, Боровой. Именно он в 20-х годах с надёжной легендой перебрался в Германию. Вступил в нацистскую партию ещё до прихода Гитлера к власти, поэтому имел право на ношение красного шеврона. Служил в ведомстве своего партийного товарища – Гиммлера. «Истинный ариец»? Вполне. Высокий сухощавый блондин с утончёнными манерами и развитой мускулатурой, просто идеал арийца. «Беспощаден к врагам рейха»? Несомненно. Тут вспоминается эпизод, когда в Берлине какой-то эмигрант бросился к Исаеву с криком: «Максимушка!» Штирлиц бросил на того такой холодный взгляд, что эмигрант в ужасе отшатнулся. В жизни могло быть и похлеще. Представляете, к штурмовику СС кто-то радостно бросается с криком: «Шаюшка!» Истинный ариец оттолкнул бы такого не только взглядом, но и ударом дубинки, а то бы и пристрелил на месте. «Отмечен наградами рейха». Тоже правда. Как и литературный Штирлиц, Боровой был удостоен Железного креста Первого класса и, возможно, как и в книге, эту награду ему вручал лично Мартин Борман. Различие – в звании. Штирлиц, как мы помним, был штандартенфюрером (полковником), а Боровой дослужился до звания оберфюрера, что равняется войсковому генерал-майору. В отличие от Штирлица, Боровой был женат. Жену, видимо, по-настоящему любил, так как после возвращения новой семьи не завёл. Да и когда мог успеть? В отличие от литературного Штирлица, после возвращения он не только попал в Бутырку, но и был осуждён и отправлен в лагерь. Освобождён по амнистии после смерти Сталина. Умер через несколько месяцев после освобождения. Существует версия, что Боровой был свидетелем на суде над Берией, но в это верится слабо.
    Далее, даже если отталкиваться от литературной биографии Владимирова-Исаева-Штирлица, главного героя потрепала жизнь и он вообще был уже пенсионного возраста. Вместо него появляется новый герой – журналист Семенов. На экране этот образ воплотили такие разные артисты, как Эдуард Марцевич и Владимир Гостюхин.
    Между тем, Всеволод Владимиров появляется в романе «Бомба для председателя». Он профессор и прибывает в Западный Берлин, чтобы разобраться с таинственным исчезновением своего студента, болгарина Павла Кочева. По мотивам этого романа был снят многосерийный фильм «Жизнь и смерть Фердинанда Люса». Тот случай, когда фильм намного лучше романа. Не только благодаря актёрскому составу, но в первую очередь потому, что в сценарии главным героем стал не Владимиров, а кинорежиссёр Люс. Его гениально сыграл Донатас Банионис, а вокруг него: Васильева (его жена), Эва Киви (его любовница), Калягин (его продюсер), Ливанов (доктор) и т.д. Кстати, правильно сделали. Уж слишком анекдотично выглядела в книге новая встреча Штирлица со своими сослуживцами Айсманом и Холлтоффом. Чего только стоит Штирлиц, угрожающий взорвать бомбу на борту самолёта и лишь под страхом этого Айсман орёт по радио признательные показания в убийстве Кочева. Уж лучше история кинорежиссёра Люса!
    Всё дело в том, что и читатель, и писатель понимают – Штирлиц-то не настоящий! Настоящих (Блюмкина и Борового) стёрли в лагерную пыль. Но это неважно. Нынешний Всеволод Владимиров – это лишь дань благодарности одному большому во всех смыслах человеку. Высокий, не очень здоровый, но при этом интеллигентный, пишущий стихи, никогда не грубящий и даже никогда ни на кого не накричавший. Да, ещё носит очки в тонкой оправе (в фильме таким предстал Всеволод Сафонов). Ещё не узнали? Так это же сам Юрий Владимирович Андропов! Вот он, сын Владимиров. Разведчиком Андропов, конечно, не был. Но именно он предоставил Семенову доступ к архивам, позволившим тому писать свои романы. Так Семенов отблагодарил Андропова. Что называется, как мог.
    Ещё одна благодарность за предоставленную возможность – роман «ТАСС уполномочен заявить», по мотивам которого был снят телесериал. За рубеж отправляется Виталий Всеволодович Славин (обратите внимание на отчество), операцией по выявлению американского шпиона в Москве руководит генерал Константинов. Понятно, что никакого Владимирова-Исаева-Штирлица нет в живых или как минимум он уже не может быть на такой должности. Между тем всеми силами зрителю намекают, что «Константинов – это Штирлиц сегодня». Хотя бы потому, что его играет Вячеслав Тихонов. Но кто же на самом деле, генерал, не чурающийся сам выполнить какое-то оперативное задание и иногда не к месту способный сказать: «Мы – ЧК»? Книжный генерал Константинов это, скорее всего, «генерал Александров». «Генерал Александров» – оперативный псевдоним будущего председателя КГБ Владимира Крючкова, также помогавшего Семенову. На момент написания романа, Крючков – начальник внешней контрразведки. Да, именно той структуры, основы которой заложил Яков Блюмкин. Круг замкнулся.
    Так что если бы Блюмкин и Боровой не посвятили себя служению «красному Молоху», то вполне бы могли стать авторитетными раввинами. Хотя, не думаю, склад характера не тот. Тогда могли помочь в создании израильских спецслужб, ведь ещё в 20-х годах прошлого века, когда Боровой внедрялся в Германии, Блюмкин приезжал в Эрец Исраэль. Может, тогда бы и остался в живых погибший в четверг раввин Аарон Исаев. Настоящий Исаев.
  
    Ростислав Гольцман 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..