четверг, 8 марта 2018 г.

Полицейский путч на глазах изумленного народа

Полицейский путч на глазах изумленного народа

Полиция начинает меня пугать.
Но на самом деле — что, черт возьми, происходит?
Прежде всего, сущность самих расследований. Мне совершенно ясно, в чем дело. И это просто чистое безумие! Расследования против Нетаниягу, на самом деле, являются активизацией кампании, которую СМИ вели против него с тех пор, как он был избран на пост руководителя «Ликуда» в начале 1990-х годов. То есть полиция по этому вопросу работает в качестве ударной силы и передового отряда средств массовой информации. Никак не меньше…
Что здесь расследуется?
Первое
Связь Нетаниягу с «Едиот Ахронот», которая с 1990-х годов ведет против него войну на уничтожение.
Второе
Его связь с «Валла». С какой это стати кто-то может проявлять сочувствие к Нетаниягу и Саре? Здесь должно быть преступное деяние, поскольку никто в средствах массовой информации не может просто так сказать хорошее слово о жене =D0емьер-минис=D1ра, если он не получил за это денег.
Третье
Его связь с «Исраэль а-йом». (См. определение № 2).
Четвертое
И, наконец, у нас есть сигары Милчена в обмен на визу. В эту историю попадает медиа-любимчик, вернее кандидат от партии СМИ, как ключевой свидетель обвинения.
Так что, я неправа?
От начала и до конца здесь нет ничего иного, кроме борьбы СМИ против Нетаниягу.
И подумайте о средствах, используемых следователями для победы в этой войне на аннигиляцию. Они изолируют Нетаниягу от всех его окружающих, от всех его доверенных лиц. Все, кто у него были — Арри Харроу, Давид Шимрон, Ицхак Молхо, Момо Филбер, Нир Хефец — были арестованы, допрошены, унижены.
Его друзья — Алович с женой и сыном, Милчен, Пеккер были задержаны и/или допрошены и унижены. Их репутация была разрушена до основания, и теперь их личное состояние находится под угрозой.
Цель понятна. Они хотят создать ситуацию, в которой никто не рискнет помогать Нетаниягу, никто не станет ему другом. Никто не поможет советом. Делается все так, чтобы все боялись бы к нему приблизиться на пушечный выстрел.
И не забывайте: он премьер-министр. Нанесение вреда его способности функционировать — это удар по государству.
Скажите мне, что это неправда. Скажите мне, что он ходячая опасность существованию Государства Израиль. ОК. Но если да, то где результаты?
Где секреты, которые он передал Ирану?
Где бригады подрывников, которые он создает для нанесения вреда гражданам государства?
Где серьезное преступное деяние, которое оправдывает его изоляцию и причинение вреда его функционированию?
Где преступление, которое оправдывает нанесение серьезного ущерба общественным интересам путем создания невыносимых условий, при которых премьер-министр, которого мы выбрали и продолжаем поддерживать, затрудняется в исполнении своих обязанностей?
Если показания – не подозрения, а свидетельства и выводы, говорящие о том, что мы больше не находимся на стадии подозрений, — настолько серьезны, то почему комиссар полиции считает нужным угрожать и называть «преступником» любого, кто поддерживает Нетаниягу, обсуждает и предает гласности связи партии «Еш Атид» с полицией и «Едиот Ахронот»?
Почему мы, репортеры и граждане, которые вопиют уже к небесам от этого изнурительного мытарства, являемся преступниками, когда мы критикуем полицию за ее истерическое расследование против Нетаниягу и отсутствие какого-либо расследования против Лапида и его друзей?
С какого боку право свободно обсуждать то, что выглядит как путч, ходит точно как путч, и крякает так же, как путч, стало вдруг «нарушением закона»?
Еще раз зададим базовый вопрос, который мы должны задавать постоянно и возвращаться к нему раз за разом, дабы не упустить из виду: если Нетаниягу является таким серьезным и опасным преступником, то почему они ничего не нашли на него, кроме визы и истории, высосанной из негигиеничного пальца, основанной на невнятном свидетельстве Лапида о слабенькой, не приведшей ни чему, попытке лоббирования закона, который прошел во времена Ольмерта?
И что это за полицейское издевательство в расследовании «Безека» и «Валлы»? Что это значит, вы хотите нас убедить, что люди препятствовали ходу следствия? Как? Почему люди должны проводить дни и ночи за решеткой? В конце концов, какие здесь подозрения? За что они допрашиваются? Кто-то украл ядерные секреты Израиля и передал их в Турцию? Кто-то сотрудничал с Ираном? Если на то пошло, то Азми Бшара удостоился несколько другого отношения в отличие от этих заключенных.
Согласно сообщениям, даже самым ошибочным и истерическим, подозрения, которые расследуются за замком и решеткой, в конечном счете связаны с фактом того, что пара Алович была друзьями пары Нетаниягу, в то время, когда они заработали деньги. Вы понимаете? О, да, и «Валла» сочувственно отозвалась о них!
И еще: правда ли, что эти аресты произошли посреди ночи? Что это? Где мы живем? Вытащить людей из постели, как торговцев героином, чтобы допросить их о своей дружбе с премьер-министром и его женой?
До чего мы докатились? Куда мы катимся, господа?
Перевод: Влад Саар
Кэролайн Глик, Facebook

1 комментарий:

  1. Боже мой, скажите мне, что эта кампания против Нетаниягу - неправда...

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..