четверг, 8 марта 2018 г.

ОСКАРОНОСНОЕ ПОСЛЕВКУСИЕ

Нe фильмом единым, или оскароносное послевкусие..

«Весь этот мир — шахматы (если только, конечно, это можно назвать миром). Это одна большая-пребольшая партия. Ой, как интересно! И как бы мне хотелось, чтобы меня приняли в эту игру! Я даже согласна быть Пешкой, только бы меня взяли… Хотя, конечно, больше всего мне бы хотелось быть Королевой!»
Льюис Кэрролл «Алиса в Зазеркалье»
Смотрела юбилейный «Оскар». Честно говоря, не думала смотреть, но решилась в последний момент потратить воскресный вечер на просиживание у телевизора с одной целью: увидеть весь этот безрасовый, безнациональный, геелюбивый, безграничный, асексуальный трампоненавистнический Hollyshit во всей его корпоративной красе и разнообразии. Фабрика кино и грёз на наших глазах в угоду политических веяний превратилась в фабрику многообразия – DIVERSITY.
Если кратко, то 90-летний «Оскар» подтвердил диагноз: старческий маразм. Старик был достаточно добр, приветлив ко всем и отовсюду, да и менее агрессивен, нежели в прошлом году. Ведущий комедиант АВС Джимми Киммел весь поток своих пошлостей выплеснул год назад и, вероятно, за 12 месяцев у него прошла, но не окончательно, интоксикация организма собственными шутками. Если учесть, что сам Джимми назвал прошлогодний «Оскар» проклятым, то можно только рукоплескать стойкости ведущего, не побоявшегося никаких проклятий и взявшего на себя смелость два года подряд отрабатывать тяжёлый хлеб ведения звездной церемонии.
Смотрела я все это представление, начиная с красной дорожки, которая весьма «почернела» и больше стала напоминать междусобойчик где-то в Бронксе. Но этот тренд в 2018-м в графе обязательной программы и в нем нет ничего удивительного – мы же уже привыкли к существованию специализированных телеканалов для чернокожих наших сограждан, как и особого месячника чёрной культуры вместе с подчеркиванием именно расовой сути. Поэтому просто констатирую: было много цветных актеров талантливых и не очень, певцов и ведущих, подчеркивающих свой статус чёрных небожителей планеты Голливуд. И непременная Кэрин Джонсон, известная в народе как Вупи, с характерной еврейской фамилией Голдберг, выгуляла себя и собственную дочь по Красной дорожке. Наряд Голдберг был безвкусный и необъятный, но царственной особе это простительно. Вупи, давно ничего не показывающая путного в актёрской профессии, ценна корпорации тем, что с телеэкранов несёт ежедневно в массы правильный месседж. Мне ее позиция давно неинтересна, а посему я пыталась все три минуты интервью с ней рассмотреть огромную цветочно-татуировочную композицию на оскароносном плече.
Кстати о нарядах, чтобы закрыть тему. Все было достаточно пристойно, никто не был раздето-одетым, и это понятно вполне – на церемонии не присутствовал главный сексуальный маньяк Голливуда Харви Вайнштен и не перед кем было показывать женские прелести. Его отсутствие компенсировали три красотки не первой свежести Эшли Джадд, Мира Сорвино и Аннабелла Шиорра, взбаламутившие добродетельные голливудские холмы скандалом о харрасменте. В откровенном интервью активистка и филантроп Джадд призналась, что согласилась переспать с Вайнштейном ради «Оскара». «Оскар» актриса так и не получила, но месть готовила более двадцати лет и таки отомстила. Бедный Харви, без суда получивший пожизненный приговор… А Джадд, Сорвино и Шиорра улыбались всем своей актерской невинностью, за что двоим из них гильдия доверила почетную роль огласить со сцены очередных номинантов. Тут даже обидно стало за Аннабелль, которую на сцену не пригласили – свято место было заполнено более молодой и знойной красавицей из Мексики Сальмой Хайек. Таким образом «Оскар» почтил всех домогаeмых женщин и удовлетворил #Metoo. Все действо мне напомнило хорошо спланированное рейдерство по-голливудски с расписанным сценарием ролями и срежиссированное закадычными друзьями-конкурентами, устраняющими конкурента нежными женскими ручками…
Появление Сальмы Хайек на сцене было не случайным. Вся девяностая церемония награждения американской киноакадемии прошла под гордо развивающимся знаменем южного соседа и вполне напоминала празднование Дня мексиканской независимости, широко отмечаемого в последнее время многими гражданами той страны почему-то у нас. Cinco de Mayo – 5 мая в Голливуде решили отпраздновать в марте. В кино все возможно. И вот уже знойные девушки в широченных мексиканских юбках и парни в сомбреро бодро кружатся в веселом мексиканском танце, являющимся закономерной точкой в прекрасно разыгранной на сцене иммигрантской карте и детях-мечтателях. А гордый тандем мексиканской кенийки Лупиты Нуанг’о и американского пакистанца Кумэйла Нанджиани лишний раз вбивает в сознание бесконечную тему дримеров, умело раскрученную голливудскими профи. We stand by you! И вот уже кульминация шоу: дети разных народом дружными рядами отправляются в народ. Нет, я ничего не перепутала: номинанты и победители с джанк-фудом в рукам проходят в соседний зрительный зал, дабы «подкормить» жаждущих. Воистину вечно – и хлеба, и зрелищ…
Я всматривалась в знакомые лица известных кинодеятелей, рассматривала их костюмы и красноречивые символы в виде значков и прочих атрибутов, украшавших лацканы токсидо, читая месседжи, закодированные в цвете того, или иного послания. Учитывая, что за два дня до самого «Оскара», пресса уже анонсировала оранжевый звездный протест в честь солидарности с борцами против распространения оружия, я была заинтригована. Интригу разогрела Эллен ДеДженерес в Твиттере: «Никаких слов, никаких действий, никаких законов недостаточно, пока мы не закончим эту эпидемию школьных расстрелов в нашей стране». Интересно, каким образом Голливуд будет бороться с тем, чем пропитано большинство его фильмов: насилием, жестокостью, убийствами, сексом. Не будет ли эта пламенная борьба частью прописанного талантливой рукой сценариста и срежиссированного очередным оскароносным режиссером перформанса на заданную тему, в котором примут участие все киношные мечтатели? Вспомнился Станиславский с его «Не верю!»… И тут я вижу величайший цинизм и фальшь всех этих красивых и успешных, живущих в своём мире, охраняемом вооруженной охраной от мира реального, в котором и смерти, и слезы, и страдания натуральны.
Можно, конечно же, продолжать утверждать, что «Оскар» – это прекрасная церемония, не имеющая никакого отношения к политике. Вот только не знаю, к какой категории отнести кульминацию праздника киноискусства, с ее политически мотивированной одой активизму. Можно не желать видеть очевидное, когда на сцене поют Коммон и Андра Дэй (Соммоn and Andra Day) «Stand Up for Something» (песня из фильма «Маршалл») с политически заряженной лирикой по таким темам, как NRA, стрельба в Паркленде, иммиграция, феминизм, помощь Пуэрто-Рико и присутствием на сценe десяти активистов, чьи имена прекрасно используют в определённых целях. Судите сами: Алиса Браун Оттер (Standing Rock Youth Council), Бана Алабед (автор и сирийская беженка), Брайан Стивенсон (Equal Justice Initiative), Сесил Ричардс (Planned Parenthood Action Fund), Долорес Уэрта (Dolores Huerta Foundation, United Farm Workers of America), Джанет Мок (#GirlsLikeUs), Хосе Андрес (ThinkFoodGroup), Николь Хокли (Sandy Hook Promise), Патрис Куллор (Black Lives Matter) и Тарана Берк (Me Too). Можно не понимать суть фразы “І made a killing in activism”, звучащей в песне, или не слышать прямых нападок на президента. В наше время можно сделать вид, что это же просто праздник кино и продолжать наслаждаться попкорном.
И вовсе неожиданным после всех экивоков в адрес политически востребованного и Голливудом мотивированного многообразия прозвучали человеческие тёплые слова о людях в военной форме, защищающих нас и интересы нашей страны. Вот только как-то формально и для галочки все это было между длительными рассуждениями о правах чернокожих граждан, изнасилованных, радужных из ЛГБТ и всех угнетенных.
А я всматривалась в разворачивающийся киношно-политический фарс и меня не покидало ощущение какого-то всепобеждающего безумия, в котором ты становишься невольным соучастником. Нет, не просто наблюдателем, а участником. Ибо, кто не с нами – тот против нас. И эти ликующие звезды из большого талантливого серпентария, в котором и любовь, и улыбки, и дружеские привязанности, – всего лишь ролью прописаны, потому что в том киномире человек человеку конкурент, а Олимп всех небожителей уже давно не вмещает.
Мне же вновь вспомнилась «Алиса в Зазеркалье»: «Знаешь, потеря головы — это очень серьезная потеря!»…
А пока рейтинг 90-го «Оскара» весьма низок и имеет четкую тенденцию к падению зрительского интереса к этому голливудскому междусобойчику – менее 30-ти миллионов наблюдали за праздником на Фабрике Грёз. И эта цифра была самой низкой с 1974 года. Настоящий рейтинг покажет кассовый сбор, в котором оскароносные фильмы давно не возглавляют лидерство в прокате. Жизнь все расставляет сама по местам. Так что кино и «Оскар» – это не всегда об одном и том же.
P.S.: Справедливости ради замечу, что фильмы-номинанты были в своём большинстве хорошие. И чтобы понять это очевидное, достаточно просто пойти в кинотеатр и получить удовольствие от просмотра.
Елена Пригова

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..