понедельник, 6 февраля 2017 г.

ПОСЛУШАЕМ СЕРГЕЯ ДОВЛАТОВА


  • Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И всё же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?
  •  
В разговоре с женщиной есть один болезненный момент. Ты приводишь факты, доводы, аргументы. Ты взываешь к логике и здравому смыслу. И неожиданно обнаруживаешь, что ей противен сам звук твоего голоса.[1]
— «Заповедник», 1983
  • У Бога добавки не просят.
  • Трудно выбрать между дураком и подлецом, особенно если подлец — ещё и дурак.
  • Не так связывают любовь, дружба, уважение, как общая ненависть к чему-нибудь.
  • Любить публично — это скотство.
  • Я столько читал о вреде алкоголя! Решил навсегда бросить… читать.
  • Не надо быть как все, потому что мы и есть как все…
  • Желание командовать в посторонней для себя области — есть тирания.
  • Гений — это бессмертный вариант простого человека.
  • Гений противостоит не толпе. Гений противостоит заурядным художникам. Причём как авторитарного, так и демократического направления.
  • У гениев, конечно, есть соседи, как и у всех прочих, но готовы ли вы признать, что ваш сосед — гений?
  • Всем понятно, что у гения должны быть знакомые. Но кто поверит, что его знакомый — гений?!
  • Талант — это как похоть. Трудно утаить. Ещё труднее симулировать.
  • Окружающие любят не честных, а добрых. Не смелых, а чутких. Не принципиальных, а снисходительных. Иначе говоря — беспринципных.
  • Благородство — это готовность действовать наперекор собственным интересам.

  • Неподкупность чаще волнует тех, кого не покупают.
  • Национальность писателя определяет язык. Язык, на котором он пишет.
  • Деньги — это свобода, пространство, капризы… Имея деньги, так легко переносить нищету…
  • Юмор — украшение нации… Пока мы способны шутить, мы остаемся великим народом!
  • Ирония — любимое, а главное, единственное оружие беззащитных.
  • Критика — часть литературы. Филология — косвенный продукт её. Критик смотрит на литературу изнутри. Филолог — с ближайшей колокольни.
  • Язык не может быть плохим или хорошим… Ведь язык — это только зеркало. То самое зеркало, на которое глупо пенять.
  • Снобизм — это единственное растение, которое цветёт даже в пустыне.
  • Скудность мысли порождает легионы единомышленников.
  • Мещане — это люди, которые уверены, что им должно быть хорошо.
  • Судят за черты характера. Осуждают за свойства натуры.
  • Кающийся грешник хотя бы на словах разделяет добро и зло.
  • Не думал я, что самым трудным будет преодоление жизни как таковой.
  • Когда храбрый молчит, трусливый помалкивает.
  • Любая подпись хочет, чтобы её считали автографом.
  • В чём разница между трупом и покойником? В одном случае — это мёртвое тело. В другом — мёртвая личность.
  • Истинное мужество состоит в том, чтобы любить жизнь, зная о ней всю правду.
  • Порядочный человек тот, кто делает гадости без удовольствия. («Компромисс»)
  • Бескорыстное враньё — это не ложь, это поэзия.
  • Легко не красть. Тем более — не убивать… Куда труднее — не судить… Подумаешь — не суди! А между тем «не суди» — это целая философия.
  • Джаз — это мы сами в лучшие наши часы.
  • Хамство — это грубость, наглость, нахальство, вместе взятые, но при этом — умноженные на безнаказанность.

  • Туризм — жизнедеятельность праздных.
  • «Твои враги — дешёвый портвейн и крашеные блондинки». — «Значит, — говорю, — я истинный христианин. Ибо Христос учил нас любить врагов…» («Наши»)
  • Всех связывало что-то общее, хотя здесь присутствовали не только евреи. («Заповедник»)
  • Наша память избирательна, как урна. («Наши»)
  • Выбей, мать твою ети, двадцать пять из тридцати! (Лозунг для стрельб)
  • Дадим суровый отпор врагам мирового империализма! («Компромисс»)
  • Нет большей трагедии для мужчины, чем полное отсутствие характера!
  • Безумие становится нормой. Норма вызывает ощущение чуда.
  • У хорошего человека отношения с женщинами всегда складываются трудно. А я человек хороший. Заявляю без тени смущения, потому что гордиться тут нечем. От хорошего человека ждут соответствующего поведения. К нему предъявляют высокие требования. Он тащит на себе ежедневный мучительный груз благородства, ума, прилежания, совести, юмора. А затем его бросают ради какого-нибудь отъявленного подонка. И этому подонку рассказывают, смеясь, о нудных добродетелях хорошего человека. Женщины любят только мерзавцев, это всем известно. Однако быть мерзавцем не каждому дано. У меня был знакомый валютчик Акула. Избивал жену черенком лопаты. Подарил ее шампунь своей возлюбленной. Убил кота. Один раз в жизни приготовил ей бутерброд с сыром. Жена всю ночь рыдала от умиления и нежности. Консервы девять лет в Мордовию посылала. Ждала… А хороший человек, кому он нужен, спрашивается?.. («Компромисс»)
  •  
Жил в Германии хрупкий болезненный юноша. Заикался от неуверенности. Избегал развлечений.
И только за роялем он преображался. Звали его Моцарт. Говорят, Сальери выглядел куда более полноценным...
  •  
Комплекс неполноценности – огромная сила. Вот только неясно – разрушительная или созидательная...
  •  
Мы поднялись в ресторан. Он заказал водки.
Выпили.
— Отчего ты грустный? — Секин коснулся моего рукава.
— У меня, — говорю, — комплекс неполноценности.
— Комплекс неполноценности у всех, — заверил Секин.
— И у тебя?
— И у меня в том числе. У меня комплекс твоей неполноценности.
— «Хочу быть сильным»
  •  
Есть что-то ущербное в нумизматах, филателистах, заядлых путешественниках, любителях кактусов и аквариумных рыб. Мне чуждо сонное долготерпение рыбака, безрезультатная немотивированная храбрость альпиниста, горделивая уверенность владельца королевского пуделя… Говорят, евреи равнодушны к природе. Так звучит один из упрёков в адрес еврейской нации.[2]
— «Заповедник», 1983

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..