четверг, 14 сентября 2017 г.

Карл Гибенталь. Первооткрыватель из Витебска

Карл Гибенталь. Первооткрыватель из Витебска


О том, что современная Беларусь — страна многонациональная, известно хорошо. Правда, в белорусском и русском языках не существует слова, которое обозначало бы гражданина, жителя Беларуси другой национальности (по аналогии с «россиянином», «казахстанцем» или «латвийцем»), поэтому живущие в Беларуси русские, евреи, татары, литовцы и много кто еще автоматически попадают в «белорусы». А ведь приют и вторую родину на нашей земле издавна находили выходцы из самых разных краев. В их числе был и Карл-Филипп Врангель фон Гибенталь — как нетрудно догадаться, немец по национальности, а по месту рождения — русский, уроженец Кашинского уезда Тверской губернии.

Правильнее его фамилию, кстати, писать «Гюбенталь», но в русской традиции прижилась версия через «и», ее и будем придерживаться. Родился Карл-Филипп 7 мая 1786 года и рано избрал для себя профессию врача. После учебы в Гёттингенском и Марбургском университетах в 1805-м он получил степень доктора медицины и принял должность полкового врача в русской армии. Боевое крещение Карл Иванович (так его звали по-русски) принял в ходе кампании 1806-07 гг., в частности, участвовал в битвах при Прейсиш-Эйлау и Фридландом, а 28 мая 1807 г. был ранен у Хайльсберга. Затем было участие в русско-шведской войне, за которую Гибенталь дважды получал благодарности от командования.


В июне 1811 года русский врач немецкого происхождения впервые прибыл в Беларусь. Успешно выдержав экзамен при Виленском университете, он получил место инспектора Минской врачебной управы, а фактически — главного врача огромной территории, включавшей в себя современные Минскую, почти всю Гомельскую и большую часть Брестской и Гродненской областей. Именно в Минске Карл Гибенталь пришел к открытию, которое сохранило его имя в истории медицинской науки и практической медицины. Причем к открытию его подтолкнуло не вполне обычное для врача хобби — увлечение скульптурой.

Однажды Гибенталь на досуге ваял из гипса бюст своего друга. И тут к врачу привезли рабочего с переломом левой руки. А дальше все было как в десятках историй великих открытий — случайно брошенный взгляд, мгновенная догадка... и «упал, очнулся — гипс». Совместив сломанные кости, врач зафиксировал их гипсовой «кашей», а через день обнаружилось, что болезненность в руке рабочего прошла. Через месяц он уже трудился наравне с другими. Так был открыт метод лечения переломов, который сейчас применяется во всем мире.

Когда именно это произошло, сказать трудно. Но во всяком случае не раньше февраля 1812 года, потому что именно в этом месяце Гибенталь отправил рапорт о своем открытии в Петербургскую военно-медицинскую академию. Но пока суть да дело, началась война. Гибенталь сумел эвакуировать из Минска все средства медицинской управы и с честью прошел дорогами Отечественной войны, в том числе участвовал как врач в Бородинской битве. В 1813-16 гг. он служил оператором в Тверской врачебной управе, но резкий и прямой характер врача послужил причиной его отставки — «за неуважение к местному своему начальству» его 4 сентября 1816-го перевели в Витебскую врачебную управу. В Витебске Гибенталь и провел большую часть жизни (если точнее — на улице Подвинской, ныне Толстого; на месте дома, где он жил, теперь находится «Николаевский хуторок»).



 

Здесь был дом изобретателя гипсовой повязки...




Тем временем рапорт о его открытии кочевал по петербургским инстанциям. И в конце концов попал к светилу столичной медицины хирургу И.Ф.Бушу, который вынес вердикт: «Сие было бы хорошо для простых переломов, где еще нет опухоли, но в сложных и сопряженных он пользы иметь не может». Мнение знаменитости никто оспаривать не стал, и в итоге... изобретение Гибенталя положили под сукно. Не удержусь, процитирую в этом месте «Комсомольскую правду в Беларуси»: «Так Росcийская империя на 40 лет задержала применение чудесного открытия минского доктора». Видимо, имеется в виду, что уж в «цивилизованной» Речи-то Посполитой провинциального врача тут же на руках перенесли бы в Варшаву и осыпали золотом за смелую новацию... Кстати, заголовок этой статьи не менее бронебойный: «Минский доктор начал использовать гипс при переломах на 40 лет раньше российского хирурга Пирогова». Т.е. минский доктор в 1811-м жил вроде как и не в России...

Впрочем, самого Гибенталя неудача на родине не смутила — он продолжал упорно «пробивать» свою новацию в европейской медицинской прессе, и после публикации статьи о гипсе в Лейпциге и Париже (1819) гипс начали активно использовать хирурги Австрии, Франции и многочисленных в то время германских государств. Был Карл Иванович новатором и в еще одной области — именно он изобрел первый в России инструмент для дробления камней внутри мочевого пузыря (1830).

Во время службы в Минске и Витебске Гибенталь снискал известность и как экспериментатор в области костно-пластической хирургии, и как борец с инфекционными болезнями. Так, в апреле-июне 1821 г. он успешно ликвидировал эпидемию «гнилой горячки с пятнами» в Суражском уезде Витебской губернии. Неудивительно, что, когда в 1831 г. на Витебщину обрушилась эпидемия холеры, именно Гибенталь возглавил губернский комитет по борьбе с болезнью. Благодаря принятым им энергичным мерам в Витебске из 100 заболевших горожан выздоровели 62.

Тогда же имя Карла Ивановича получило всероссийскую известность из-за печального обстоятельства — именно в Витебске от холеры скончался несостоявшийся российский император, великий князь Константин Павлович. Некоторое время имя Гибенталя было в центре грязных слухов и сплетен, но поскольку никаких свидетельств тому, что врач был причастен к смерти великого князя, не было, репутация врача в итоге не пострадала.




Афоризм Гиппократа на стене Витебского государственного медицинского университета.
 




К сожалению, сейчас полностью забыты заслуги витебского врача в области... мостостроения. А ведь он был в этом деле новатором мирового уровня. 1 июня 1837 г. газета «Санкт-Петербургские Ведомости» сообщала: «Вчера Витебская городская управа разрешила Гюбенталю навести плавучий мост его собственной разработки через реку Витьбу. К этому празднику горожан собралось достаточное количество прибрежных жителей. Установка моста произошла в невероятно короткое время — 2 минуты 20 секунд».

Предложенная Гибенталем конструкция разборного наплавного моста оказалась настолько передовой, что публикации о ней появились в прессе Австрии, Франции, Швеции, Нидерландов, Пруссии и даже... Суринама! А в апреле 1838 г. витебский врач критиковал в петербургском «Журнале общеполезных сведений» ружейный замок конструкции К.Орлова и предлагал свой вариант, который называл «белорусским».

Приложил свою талантливую руку Гибенталь и к благоустройству Витебска. Только переехав в город, он уже в 1816-м устроил там перед своим домом мостовую из гладко оструганных деревянных торцов, по которой горожане «с благодарностью ходили» четырнадцать лет. В 1830-х благодаря влиятельным знакомым Гибенталя, побывавшим в Витебске, мостовые из деревянных торцов распространились по всей России, и в первую очередь по Петербургу. Но в 1838-м столичная газета «Северная Пчела» педантично напомнила читателям, что это «истинно благодетельное изобретение» было сделано в Витебске доктором Гибенталем.

24 марта 1839 года статский советник (гражданский чин — выше полковника, но ниже генерал-майора) Гибенталь был по собственному прошению уволен от должности инспектора Витебской врачебной управы, оставаясь в должности почетного попечителя Витебской гимназии. Он еще успел дождаться торжества когда-то придуманной им системы лечения переломов с помощью гипса — великий хирург Н.И.Пирогов широко внедрил эту практику во время Крымской войны 1853-56 гг. Умер Карл Иванович в Витебске 1 сентября 1858 года в возрасте 72 лет. Его вдове Анне Иосифовне и малолетним сыновьям Карлу и Станиславу были назначены особые пенсии.


...Сейчас в Витебске есть памятник вымышленному доктору Айболиту. А реально существовавшему новатору доктору Гибенталю, отдавшему Витебску 42 года жизни, — нет. Национальностью не вышел?.. Или известностью?.. Наверное, это не очень важно. А вот что по-настоящему важно — это то, что этот мудрый и добрый человек сделал когда-то нечто такое, за что до сих пор можно сказать ему спасибо.


Источник: imhoclub.by
Автор: Вячеслав Бондаренко

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..