пятница, 4 августа 2017 г.

БАРАК. ОСРАМИВШИЙСЯ ПРОГНОЗ

Дов Конторер


"Вести"

 Давний прогноз

В марте 2011 года Эхуд Барак запустил в оборот выражение "политическое цунами", ставшее на какое-то время принятым обозначением мощных деструктивных процессов, угрожающих Государству Израиль. Выбор термина был хорошо продуман: только что поразившее Японию девятибалльное землетрясение, сильнейшее в известной истории этой страны, имело одним из своих последствий цунами, которым были произведены массовые разрушения на северных островах Японского архипелага и в других странах Тихоокеанского бассейна. Расходящимися волнами был причинен заметный ущерб прибрежным районам даже таких удаленных от Японии государств, как Новая Зелландия, Перу и Чили; слово "цунами" было у всех на слуху, и Барак умело использовал его ударную силу:
"Тупиковое состояние политического процесса на Ближнем Востоке объективно ведет к изоляции Израиля на международной арене. В сентябре нам следует ожидать настоящего политического цунами, об опасности которого не догадывается большинство израильтян, а в международных кругах тем временем набирает силу тенденция к признанию палестинского государства в границах 1967 года... На горизонте всё более явственно вырисовывается угроза делегитимации Израиля. Это очень опасно и это требует действия с нашей стороны. Таким действием должна стать израильская политическая инициатива, которая уменьшит опасности, поджидающие нас на дальнейшем пути... Израилю следует твердо заявить, что он готов к обсуждению (иными словами, к уступкам - Д.) вопросов о границах, беженцах и Иерусалиме. Такой шаг будет иметь определенные шансы. Если он не заставит наших партнеров возобновить переговоры, у нас хотя бы появится возможность утверждать, что ответственность за тупиковое состояние политического процесса лежит на палестинцах".
Большинство израильтян не догадывалось, Барак догадывался, и на протяжении нескольких месяцев без "политического цунами" не обходился ни один уважающий себя комментатор. Политическая изоляция, делегитимация, наклонная плоскость, необходимость упреждающей инициативы, роковое бездействие премьер-министра, неспособность правого лагеря взглянуть в лицо реальности и отказаться от своего ошибочного идеологического кредо.
Барак занимал в то время пост министра обороны в правительстве Биньямина Нетаниягу и его положение было весьма незавидным. Левые СМИ не благоволили к нему. После Кемп-Дэвида (2000 г.), разоблачившего лживость концепции, в рамках которой вина за отсутствие мирного соглашения с палестинцами безраздельно возлагалась на израильскую сторону, Барак стал ненавистной фигурой для сторонников отступления любой ценой. Неприязнь к нему в левых кругах дополнительно укрепилось, когда он, вернувшись к руководству Аводой после Второй ливанской войны, привел эту партию к поражению на выборах в Кнессет в феврале 2009 года (Авода получила тогда всего тринадцать мандатов) и к участию в сформированном Нетаниягу правительстве. Наконец, расколов взбунтовавшуюся против него Аводу в январе 2011 года, Барак довел до точки кипения негодование левых и ультралевых по поводу его роли в израильской общественной жизни.
Выступив с предупреждением о "цунами" два месяца спустя, он рассчитывал обосновать безупречность своего политического выбора. Эффектная метеорологическая преамбула была развернута им в конкретный призыв, адресованный лидерам партии Кадима, которых он призывал "подняться в этот ответственный час над мелочными конъюнктурными расчетами", присоединиться к правительству и усилить тем самым "прагматическое крыло" в коалиции Нетаниягу.
Но одного лишь удачного тайминга и риторических талантов Барака было бы недостаточно для того, чтобы сентябрьское "политическое цунами" стало в 2011 году едва ли не аксиомой в Израиле. В конъюнктурной политике любая фраза быстро предается забвению, если она не отвечает умонастроению и интересам тех, кто может придать ей необходимую силу звучания. И если "политическое цунами" активно внедрялось в израильский дискурс, то лишь потому, что предложенный Бараком образ отвечал устремлениям израильской левой элиты, как бы она ни относилась в то время к автору метафоры и к его попыткам доказывать целесообразность своего пребывания в правительстве. Обозначение катастрофической перспективы в связи с голосованием в ООН было удобным поводом для сочинения статей, обвинявших израильское руководство в фундаментальной некомпетентности.
Реальный эффект событий, воспоследовавших осенью 2011 года на 66-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, оказался ничтожным в сравнении с этими драматическими прогнозами. То же самое можно сказать и о следующей сессии, на которой в ноябре 2012 года была принята резолюция, признающая за Палестиной статус государства-наблюдателя в ООН. Понятно, что Израилю это решение было невыгодно, но никто не осмелится всерьез утверждать, что его эффект хотя бы частично оправдывает ударную метафору Эхуда Барака.


Важный визит

Израиль и теперь подвержен опасностям на международной арене, но росказни о ждущей нас за углом политической изоляции потеряли всякую убедительность на фоне наблюдаемого в последние годы бурного развития внешнеполитических связей нашей страны. Апогеем этого процесса, ощутимого сразу на всех направлениях – тихоокеанском, восточноазиатском, европейском, африканском, латинооамериканском, - стал  первый визит в Израиль премьер-министра Индии.
На памяти автора этих строк ни один иностранный руководитель, включая президентов США, не удостаивался здесь такого приема и не демонстрировал по прибытии в Иерусалим такой расположенности к нашей стране, как Нарен??ра Моди. Связи Израиля с Индией устойчиво развиваются в последние десятилетия, и многое за это время стало привычным, но речь как-никак идет о стране, которая на протяжении полувека занимала откровенно враждебную нам позицию по любым международным вопросам и задавала соответствующий тон в движении неприсоединившихся стран.
И вот теперь премьер-министр Индии прибывает в Израиль во главе огромной делегации, приветствует израильтян на иврите, называет Израиль важнейшим партнером своей страны, выказывает исключительную симпатию Биньямину Нетаниягу, вспоминает подвиг его брата, павшего в борьбе с палестинским террором, и использует это как повод для публичного высказывания о солдатах ЦАХАЛа как о "героях, служащими источником вдохновения всему миру". Мало того, он становится первым за двадцать лет иностранным гостем столь высокого ранга, который, оказавшись в Израиле с официальным визитом, любезно отказывается от посещения палестинской автономии. "Спасибо за приглашение, график премьер-министр очень загружен, поездки в Рамаллу не будет, с господином Абу-Мазеном встретится при иных обстоятельствах кто-нибудь из наших дипломатов".
Вопреки распространенному левому мифу, дипломатические отношения на уровне посольств между Израилем и Индией были установлены не под влиянием "Осло", а за полтора года до этого, когда премьер-министром нашей страны был Ицхак Шамир. Данное решение Дели было продиктовано желанием не отстать от Пекина, объявившего в январе 1992 года о своем желании вывести на соответствующий уровень дипломатические связи Китая с Израилем. Обе великие азиатские державы, находящиеся в достаточно сложных отношениях между собой, ориентировались тогда на новую картину международных отношений, складывавшуюся под влиянием распада СССР и советского блока. Идея записать этот прорыв в число политических благ, которые обеспечил Израилю "мирный процесс", возникла несколько лет спустя и так понравилась журналистам ведущих израильских СМИ, что многие из них реально уверовали в пропагандируемую ими последовательность политических событий.
Невозможно категорически утверждать, что острота израильско-палестинского конфликта не оказывает совершенно никакого влияния на публичные связи Израиля с Индией. В середине двухтысячных годов в них наблюдалась достаточно долгая пауза, но экономические и военно-технические связи двух стран в то время продолжали развиваться, и именно их значение было определяющим для последующего возвращения Дели к активному публичному диалогу с Израилем, без каких-либо сдвигов в русле израильско-палестинских переговоров.
Индия является одним из крупнейших в мире импортеров оружия и Израиль занимает второе, после России, место в числе ее поставщиков. Список израильских военных поставок этой стране включает ракетные и артиллерийские системы, беспилотные летательные аппараты, элементы противоракетной обороны (ракеты корабельного базирования "Барак", радар "Орен ярок"), оптико-электронное оборудование, авиационный комплексы радиообнаружения и наведения, противотанковые ракетные комплексы и пр. Израильские специалисты тренируют индийские подразделения, созданные для борьбы с террором и освобождения заложников; индийскими ракетами выводились на орбиту израильские спутники.
Сотрудничество двух стран столь же успешно развивается в гражданской сфере, включая такие инновационные области, как разработка стационарных и мобильных систем опреснения и очистки воды, создание оптических линий связи, производство новейшего медицинского оборудования. Израильский молодежный (и не только молодежный) туризм в Индию давно уже стал явлением массовым. Именно гражданские аспекты сотрудничества подчеркивались в ходе состоявшего на прошлой неделе визита Нарендры Моди в Израиль, но главным было то, что премьер-министр Индии всем своим поведением здесь показывал сопровождавшим его чиновникам и бизнесменам, равно как и зрителям освещавших визит индийских телеканалов, что его правительство серьезно заинтересовано в развитии всесторонних связей с Израилем и готово оказывать этим связям самое настойчивое политическое покровительство.
Несмотря на множество международных встреч и визитов, проводимых премьер-министром Израиля в последние годы, трудно привести более наглядный пример несостоятельности прогнозов о ждущей нашу страну изоляции. Модный у сторонников отступления к границам 1967 года тезис о том, что формальное урегулирование израильско-палестинского конфликта является необходимым условием расширения международных связей Израиля, опровергнут действительностью. Не от прихотей Абу-Мазена, а от реальных возможностей инновационной израильской экономики, сделавшей нашу страну по-настоящему сильным государством, зависит готовность многих стран мира искать взаимовыгодного сотрудничества с Израилем. И если при этом находятся государства, для которых палестинское вето все еще остается убедительным императивом, то и Израиль, со своей стороны, может благополучно обойтись без сотрудничества с ними.


Новый председатель

Вспомнить давний метеорологический прогноз Эхуда Барака было уместно еще и потому, что именно он, Барак, является одним из главных бенефициаров завершившихся выборов в Аводе.
Желание Барака вернуться в большую политику давно уже не вызывает сомнений, но сделать это обычным способом он не может. В отличие от Амира Переца, которому Авода простила обе его измены (Ам эхад и Тнуа), Барак не удостоился индульгенции от этой партии за то, как он поступил с ней в 2011 году. Иначе говоря, Барак не может просто вернуться в Аводу в расчете на то, что та изберет его своим кандидатом в Кнессет, не говоря уже о выдвижении на более серьезную роль.
По указанной причине Эхуд Барак связал свои планы на возвращение в большую политику с победой не слишком гордого кандидата на выборах председателя Аводы. Изначально таким кандидатом был Амирам Левин. Их давние отношения дали трещину в 1992 году, когда Барак возложил на Левина ответственность за трагический инцидент на полигоне "Цеэлим", где в ходе учений погибли пять бойцов спецподразделения Генерального штаба (считается, что на этих учениях отрабатывалась операция по физическому устранению Саддама Хусейна). Барак был в то время начальником Генштаба, уже нацелившимся на политическую карьеру, тогда как Левин командовал корпусом и был назначен "проектным руководителем" операции. В действительно он не имел отношения к подготовке учений, завершившихся гибелью пяти человек, и то, что Барак сделал его козлом отпущения, стало для Левина тяжелой обидой.
Тем не менее, в последние годы Амирам Левин стал все чаще говорить о Бараке как о человеке, государственные таланты которого должны быть востребованы Израилем в полной мере. Участвуя в праймериз, он воспринимался как кандидат, который в случае своей победы на внутрипартийных выборах вернет Барака на видный пост в руководстве Аводы. Шансы Левина были невелики, и 23 июня он снял свою кандидатуру, призвав тех, кто поддерживал его, отдать свои голоса Ави Габбаю.
4 июля Габбай вышел во второй тур праймериз, и Барак немедленно объявил его человеком завтрашнего дня, успех которого "заставил Нетаниягу дрожать". Единственным недостатком Габбая Барак назвал недостаток опыта, который, однако, он тут же пообещал восполнить своим добрым советом и наставлением. 10 июля Габбая, вопреки ожиданиям комментаторов, одолел Переца во втором туре праймериз и стал новым председателем Аводы. Восторженный отклик со стороны Барака последовал незамедлительно, а Габбай нашел способ выразить ему свою благодарность.
На основе публичного обмена любезностями и предполагаемых закулисных договоренностей между Бараком и Габбаем многими высказывается уверенность в том, что Габбай потребует предоставить Бараку забронированное место в списке кандидатов Аводы перед проведением следующих выборов в Кнессет и, вероятно, объявит его своим кандидатом на пост министра обороны. Это предвещает чрезвычайно активное участие Барака в избирательной кампании и действительно не радует Нетаниягу. Но руководствуясь интересами правого лагеря, на победу Габбая можно взглянуть и с другой стороны.
Перед выборами в Кнессет ХХ созыва две партии, входящие ныне в коалицию Нетаниягу, Кулану и НДИ, активно флиртовали с левыми и до последнего момента оставляли открытой возможность своего участия в коалиции, которую возглавит Ицхак Герцог. В политике нет ничего невозможного, но обеим указанным партиям будет намного труднее завести роман с Аводой, возглавляемой Ави Габбаем. Последний покинул Кулану, бросив тем самым вызов Моше Кахлону и выставив того безвольным политиком соглашательского толка. Результатом данного демарша стал разрыв отношений между Габбаем и Кахлоном. Но даже если этот острый конфликт может быть преодолен, трудно вообразить ситуацию, при которой Габбая как кандидата на пост премьер-министра Израиля поддержит Авигдор Либерман.
Своим блистательным взлетом Габбай обязан единственному заметному поступку: в мае 2016 года он вышел из правительства в з??ак протеста против назначения Либермана министром обороны. Мало того, он заявил, что данное решение Биньямина Нетаниягу свидетельствует о недопустимой моральной деградации израильской политической системы. Выбрав себе роль морального антипода Либермана, Габбай значительно сузил для себя - и для Либермана – поле возможного в будущем политического маневра. (Однако, по словам автора "в политике нет ничего невозможного" - Д.)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..