вторник, 12 апреля 2016 г.

ОНИ ДОБРАЛИСЬ ДО ШАЛАМОВА

«Апофигей» добрался до Шаламова...

Главред «Литгазеты» обвинил Шаламова в гитлеровской агитации

Мнение, что писатели — люди, в общем-то, поверхностные и недостаточно образованные, явилось не сегодня. Резкое понижение культуры началось, как известно, в сталинские 1930-е годы, когда в литературу хлынули толпы Иванов Бездомных, воспринимавших жизнь исключительно своим сермяжным «нутром». Их нисколько не интересовали ни Гекуба, ни бином Ньютона, ни энциклопедия Брокгауза и Ефрона (заменявшая тогда Википедию). Заставший те годы, между двумя своими арестами, В. Шаламов с удивлением отмечал, что общая культура писателей деградировала, и они в этом отношении много уступают ученым, которые «даже в писательских вопросах, в вопросах психологии творчества пограмотнее любых писателей».
В. Шаламов никак не мог предполагать, что настанут еще более худшие времена, когда и его собственное честное и доброе имя будут склонять в разного рода невежественных и оскорбительных тонах некоторые представители писательской профессии.
Юрий Поляков
Речь идет о грубых инсинуациях, которые со странным упорством распространяет главный редактор «Литературной газеты», он же — воинственный неосталинист, «просвещенный консерватор», неутомимый искатель «врагов Отечества» и прочая и прочая, Ю. Поляков.
Тех, кто смотрел 10 мая программу ТВЦ «Право знать!»о проблемах патриотизма, где участвовал обязательный в таких случаях Ю. Поляков, не могла не шокировать тирада писателя:
«...Фигуры умолчания — это в основном оружие тех самых либералов, которые нас начинают упрекать в том, что мы не говорим всю правду. И вот у меня был спор: а что же вы не говорите о Варламе Шаламове, которому во время войны добавили третий срок. А за что добавили? За то, что Шаламов в заключении агитировал за победу Гитлера. Он считал, что победить Сталина можно тогда, когда Гитлер оккупирует Советский Союз...Так правду-то они (либералы) не договаривают».
Это не обмолвка писателя-патриота. Это, как выясняется, его давно обкатанная домашняя заготовка и даже своего рода конек. Примерно то же самое Ю.Поляков говорил двумя неделями раньше, 27 апреля, в интервью «Вечерней Москве», в русле своей любимой темы о «смердяковщине»:
«Не надо упрощать, считать, что это позиция каких-то уродов. Нет, увы. Например, не обижайтесь, но Варламу Шаламову добавили срок за то, что он в заключении агитировал за победу Гитлера. К сожалению. Это опубликовано и, увы, документально подтверждено: он уверял, что Сталина можно одолеть только с помощью немцев. Кстати, автора «Колымских рассказов» арестовали как члена подпольной троцкистской организации. Это не умаляет его большой талант, но объясняет жестокую его судьбу».
И предыстория всего этого нашлась в Сети: еще в 2013 году, выступая на заседании известного Изборского клуба, Ю. Поляков твердил про то, что «Шаламов был арестован за то, что был троцкистом, а во время заключения агитировал за Гитлера».
Досье на тему «Поляков против Шаламова», таким образом, сформировано, и можно понять, что изобретатель «детектора патриотизма» давно присмотрел себе жертву и без устали муссирует-эксплуатирует ее с своих целях....
Что тут сказать? Когда натыкаешься на абсурд— ни ахи, ни другие междометия не помогают. И даже апелляции к медицине (прежде всего к доктору Преображенскому) насчет «пунктика» нашего героя — кажутся слабоватыми аргументами: психическое здоровье редактора «Литературной газеты», судя по его вальяжному экранному виду, сомнений не вызывает.
Все, думается, проще: Ю. Поляков настолько вошел в патриотический раж, что не замечает, что одновременно впал и в воспетый им самим «апофигей». А эта штука ( от комсомольско-молодежного «все по фигу»— в его апофеозе) связана не только с потерей неких нравственных ориентиров, но и с потерей чувства реальности.
Чтобы вернуть Ю.Полякова на землю, я, немного подумав, хочу положить его ... на нары. На те самые колымские нары штрафного прииска «Джелгала» 1943 года, откуда возникла гнусная сплетня-донос на Шаламова — «поклонника Гитлера», стоившая писателю десятилетнего срока.
В рассказе «Мой процесс» Шаламов так писал о настроении своего соседа по нарам:
«Он назвал меня дураком, а я написал, что он хотел отравить правительство. Мы сочлись! Он мне — цитату, а я ему — ссылку. Да не ссылку, а тюрьму или «высшую меру».
Подобие такого соседа-стукача и представляет, увы, уважаемый Юрий Михайлович Поляков. Не верите? Давайте по документам.
Колымское следственное дело Шаламова №125856 было впервые опубликовано в 2004 году — его нашли в архивах ФСБ, а ныне оно находится в свободном доступе на http://shalamov.ru/documents/13/. Как оказалось, рассказ Шаламова «Мой процесс» не на 100, а даже на 200 процентов совпадает с материалами дела — с тем, как упорно и настойчиво «шили», «клеили» ему «восхваление Гитлера» и другое (до «шпионства в пользу Японии», к счастью, не дошло) его соседи по бараку, некто Кривицкий и некто Заславский. Один из них являлся, между прочим, бывшим членом ВКП(б), другой — бывшим членом ВЛКСМ.
Видимо, по этому родственно-партийному признаку Ю. Поляков и доверился показаниям лжесвидетелей-доносчиков. Понятно, что писатель пробежал в свое время бегло следственное дело Шаламова. Но считать показания стукачей — правдой, а юридистику сталинской эпохи — вершиной правосудия, способны только люди с особыми наклонностями, свято верящие в мудрые усы Иосифа Виссарионовича. По крайней мере очевидно, что почтенный Ю. Поляков не удосужился прочесть дело №125856 до конца. Ибо в нем есть и определение военной коллегии Верховного суда СССР от 18 июля 1956 года, которое сняло с Шаламова все обвинения и тем самым реабилитировало его.
Так что цена показаний Кривицкого-Заславского, а с ними и Полякова — ни гроша не стоит.
Навет о «восхвалениях Гитлера» смыт с Шаламова, таким образом, еще пятьдесят лет назад. А навет о «троцкизме», к сожалению, позже — лишь в 2000-м году, когда он был официально реабилитирован по первому делу 1929 года об участии в антисталинской оппозиции.
Сегодня об этом знает каждый читатель, хоть немного интересующийся Шаламовым и заглядывающий в ту же Википедию.
По какой же графе образования-просвещения числить воинственного редактора «Литературной газеты»? ЦПШ— Центральной партийной или церковно-приходской школы? Такие ассоциации возникали уже не раз. Например, когда наш пламенный патриот, начиная, казалось бы, благородное дело, «вляпывался» из-за своего бескультурья (это в связи к его безумно-храбрым протестом против празднования 100-летия А. Солженицына, когда Ю. Поляков заявил о якобы добровольной эмиграции писателя).
Такие несуразности — вполне в духе наследников Ивана Бездомного, которым ныне, к сожалению, доверена роль предводителей главного литературного органа страны.
В заключение должен заметить, что изобретение Ю. Полякова — «детектор патриотизма» — выросло отнюдь не на пустом месте. Некогда подобными же делами баловались небезызвестные М. Катков и А. Суворин. Недаром их ныне прославляет поляковская «Литературная газета»— как «охранителей Отечества».
Интеллигентным же читателям известно, что катковские «Московские ведомости» и суворинское «Новое время» прославились прежде всего на ниве шовинизма и политического доносительства. К месту будет напомнить, что А. Герцен называл деятельность Каткова не иначе, как «собачьим ремеслом»...
В сокращенном виде статья опубликована в «Новой газете», № 51 ОТ 20 мая 2015 г..

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..