вторник, 24 февраля 2015 г.

НАПЕРСТОК С ШАРИКОМ


Написано это лет за 12 до нынешних выборов, а будто вчера.

 Нас много – людей на земном шаре. Мы тремся друг о дружку. Мы живем рядом, вместе, плечо к плечу. Мы обмениваемся рукопожатиями,  сжимаем друг друга в объятиях или предпочитаем контакт в драке. /
 Мы говорим на общем языке, мы одеваемся, как положено…. Мы носим маску, грим, исполняем роль, нам предписанную рождением, случаем, обстоятельствами./
 Кто-то умеет делать это блестяще – и преуспевает в жизни. Кто-то стремится быть самим собой, постоянно смывает грим, сдирает маску – и наживает одни неприятности. /
 Раз уж выпала тебе роль начальника, играй ее, как положено. Подчиненный должен назубок знать либретто своей драмы. Отец семейства – просто обязан не забывать о своих благородных обязанностях и так далее и тому подобное.
 Психотерапевт Владимир Леви писал об этом замечательно: « … роль есть способ существования нашей психики. Другими словами, тело нашей души. Ее внешность. То же, что форма для материи. «Играть роль» – просто иное наименование для общения. Желая или не желая того, в общении мы принимаем некие роли, и предлагаем какие-то роли другим. Жизненные роли имеют неисчислимое множество имен и названий. Они преходящи и текучи, как сама жизнь». /
 Проблема возникает с природными негодяями, подлецами, мошенниками. Им, бедным, приходится демонстрировать чудеса артистических способностей./
 Политический театр полон таких примеров. Возьмем один из них. Третья часть российской думы не пожелала встать в память о Холокосте. В связи с этим, можно сколько угодно метать молнии в Жириновского с компанией, но разве в этих отморозках дело.
 Политик играет роль перед своими зрителями. Внушительная армия русских юдофобов голосует за тех, кто не пожелал почтить вставанием память жертв гитлеровского геноцида.
 Жироновский был вынужден остаться на месте, в текст его роли входили пустые и фальшивые слова, оправдывающие такое поведение. Политический театр действует только на рынке идей. И здесь спрос рождает предложение. /
 Приумолкли наши, израильские актеры из левого лагеря. Но молчат они вовсе не потому, что поняли всю пагубность своего мировоззрения. Нет, просто зрителей в их зале поубавилось. Совсем недавно в партии Авода было 120 тысяч членов. Сегодня – всего лишь 65.
 Не знаю, что будет завтра, что влияет на успех того или иного спектакля. Это в художествах разных – все зависит от качества самого искусства. В политике, на ярмарке человеческого тщеславия, недоброкачественность поступков, слов, устремлений играет, подчас, определяющую роль. /
 Но в любом случае политик обязан быть хорошим актером, мастером перевоплощения, паузы и макияжа. Иной раз кажется, что искусство хорошего политика совсем недалеко от мастерства фокусника или первоклассного мошенника./
 Пишут, что Сонька Золотая Ручка блестяще играла роль Дамы, Перепутавшей Номер. Одевшись с подобающим шиком, ранним утром входила она в первоклассную гостиницу, проникала в чужой номер и спокойно начинала собирать свой урожай.
 Постояльцы сладко спали, но если и продирали глазки, то видели перед собой роскошную даму, спокойно снимающую с себя свой наряд.
 Остальное было делом актерских способностей Соньки. «Ох, пардон, извините, я ошиблась номером».
 Подобный трюк исполняется политиками безотказно. Делает такой молодец долгие годы разные пакости, но потом обстоятельства меняются, зритель продирает глазки, и начинается: « Пардон, я всего лишь ошибся номером». /
  Видный психолог Юрий Щербатых отмечает: « Среди социальных форм обмана и самообмана особую роль играет конформизм – способность индивида подстраиваться под желания социальной группы».
 В свою очередь социальная группа желает того, что ей удается внушить особо одаренным в деле внушения политикам. /
 Только экстремальные ситуации способны натолкнуть нас на верный выбор. В состоянии покоя люди опираются не на свой здравый смысл, а на ловкую рекламу, и, в припадке конформизма, как правило, следуют за большинством.
 Опыты над нормальными людьми неоднократно подтверждали эту особенность психики человека. С определенной группой экспериментатор в тайне договаривался, что группа эта назовет обычный коричневый ботинок – серым. И тот, кто понятия не имел о сговоре, повторяет очевидную ложь и глупость за большинством.
 Как часто и этот прием используют политики. В свое время, обычное, паническое, трусливое бегство из Ливана, послужившее первым сигналом слабости перед лицом бандитов Арафата, «определенная группа» упрямо называла мудрым, победным поступком истинных миротворцев. Хор был так громок, что и люди «вне сговора» стали испытывать необоримую потребность назвать черное белым.
 Тоже случилось и с Бараком. Был он и прежде совершенно «гол» как политик, но дружный хор, хорошо оплаченных славильщиков, славил его царские одеяния. И вслед за хором даже те, кто не получал за это ни копья, дружно воспевали «платье короля». Наваждение, слава Богу, продолжалось недолго. Нашелся, как всегда, мальчик из сказки Андерсена – и все вдруг увидели, что король голый.
 Не могу не вспомнить, в связи с нашим «мирным процессом», об одном фокусе Всеволода Мейерхольда. В одной из его постановок пограничники принимали бой с врагами,  гибли все, последним красиво падал, сраженный пулей командир. И тут ведущий выходил к рампе и спрашивал возмущенно у зала: « Кто здесь плачет?». А в зале сидела «подсадная», всхлипывающая дама с казенным платочком. И следом за ней послушно начинал рыдать и всхлипывать весь зал.
 Ну, как тут не вспомнить  «четырех матерей» в Израиле. Только сегодня мы знаем, что за каждой их слезинкой таились не мир и покой, а новые жертвы насилия. Но тогда было уже поздно. «Зал» был готов зарыдать следом за матерями. И зарыдал. Рыдаем мы, по  причине своего легковерия, и по сей день.
  Не люблю митинги и собрания. Не имеет значение, под какими лозунгами они идут. Не верю и никогда не поверю ТОЛПЕ  левых или правых, голубых или зеленых.  Другое дело, что для левых толпа-спасение, а правые ее сторонятся, но и «на старуху бывает проруха».
 Любое сборище оказывает на психику человека пагубное воздействие. Наше различие в чертах лица и мыслях сводится на нет. В толпе, как правило, все носят одну маску – жуткое зрелище.
 Толпа – торжество конформизма, когда каждый попадает под мощное психологическое воздействие, и его насильно заставляют испытывать одни и те же эмоции с окружающими.
 Невозможно сохранить свое лицо в толпе, полной энтузиазма по той или иной причине. Человек идет за всеми, не задумываясь о причинах такого своего поведения. Любящий – легко становится ненавистником, мирный человек – убийцей, порядочный – жуликом.
 Мне станут доказывать, что бывают людные собрания во имя добра и справедливости. Все верно. Но негодяй, напяливший в подобной толпе маску праведника не менее ужасен, чем праведник, превратившийся в негодяя.
 В любом случае, рано или поздно, страна, созданная толпой, превращается в государство монстров.
 Моя бы воля, во имя демократии и свободы, отменил бы все эти уличные и площадные массовки, снимающие с человека обязанность быть самим собой.
 Политик на трибуне перед толпой – очевидный атавизм, следствие нашего неполноценного сознания, страсти к конформизму.
 Теперь остановимся на рекламе. Вот здесь политики настоящие мастера. Вспомним недавних, да и нынешних, торговцев «миром». Как точно и грамотно они старались убедить нас, что без этого недоброкачественного, в их изготовлении, товара мы жить не сможем.
 Одна из самых подлейших и злокачественных реклам, придуманных «свободным, цивилизованным и просвещенным» Западом – смех за кадром комедийного теле-мыла. «Тупому» зрителю указывают властным перстом, в каком месте ему  следует смеяться./
 Это уже попытка полного контроля над психикой «клиента». Прием откровенно нацистский. За ним попытка заставить человека не просто  принять участие в поглощении недоброкачественного пойла, но еще при этом и радоваться по указке, подвергая свое психическое здоровье смертельной опасности. /
 Но разве наши политики не суетятся без меры «за кадром», не подбрасывают нам ежедневно «меню эмоций». Вот здесь мы должны улыбнуться, а здесь возмутиться, а здесь - самое время пролить слезу. Манипулирование общественным сознание – это, по сути, опыты над нашей психикой.
 В стране рвались мины, каждый день от рук террористов погибали люди, а передовицы газет, основные сюжеты новостных телепрограмм – старались внушить обывателю, что главное событие в стране – условный судебный приговор похотливому генералу. /
 Народ просто обязан хихикать по подсказке «закадрового смеха». И он «хихикает», обсуждая на всех углах подробности сексуальных домогательств депутата Кнессета.
 Здесь самое время остановиться на проблемах торговли аптечным товаром. /
 На этом рынке реклама достигла особых успехов.
 Вам хотят вручить очередное, бесполезное средство и сразу же пугают жуткой новостью, что вы, увы, смертны.
 Торговцы «миром» точно также пугают нас войной.
 Далее, возможному покупателю лекарства говорится, что при потреблении означенного снадобья день его неизбежной гибели будет отсрочен./
 Тоже обещали нам и наши «миротворцы», пользуясь очевидной демагогией: «Мир лучше войны, жизнь прекрасней смерти». Короче, «лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным»./
 Главная ложь продавцов недоброкачественного лекарства  состоит в том заверении, что их снадобье поможет в случае комплекса болячек: от остеохондроза до сердечно-сосудистых заболеваний. /
 Израильские «миротворцы» тоже всячески старались и стараются убедить легковерную публику, что болезни нашего общества не от вредного образа жизни, от жадности, бесправия, эмигрантских несчастий, глупости, гордыни, и так далее, а от упрямого нежелания отдать бандиту кошелек и все имущество, включая штаны и рубашку, в обмен на обещание оставить нас в живых. /
 Маску миротворцы были  готовы напялить на все население Израиля, но в этот момент наш враг не пожелал исполнять приготовленную для него роль. И под личиной овечки все увидели привычный, и природный волчий оскал./
 Комедия «мирного процесса» мгновенно разладилась, стала походить на фарс, а реклама этого позорного действа превратилась в лохмотья, прах, обычный мусор на свалке наших иллюзий.
 Торговцы ненужным товаром стараются убедить нас, что без «пепси», жвачки, сигарет или дезодоранта, мы все мгновенно «засохнем», останемся без зубов, и помрем от своей собственной вони. /
 Поневоле мы начинаем жить в некоей, виртуальной реальности внушенных ценностей. Лишнее начинаем считать необходимым, ненужное, пустое – единственно возможным./
 Великолепный опыт провели  психологи США. Заядлым курильщикам предложили определить, выбрать из набора безымянных сигарет  свой, любимый сорт табака. Только 2%  не ошиблись в выборе. Вывод очевиден: остальные 98%  раскуривали не любимый сорт сигарет, а свой имидж. /
 В результате рекламы, в том числе и политической, происходит типичная, жульническая подмена понятий и приоритетов. Мы начинаем жить не во имя своего выбора, своей свободы, подлинных ценностей, а во имя навязанного нам имиджа. /
 Очевидно, что приоритетом в подлинном мирном процессе является воспитание любого народа в неприятии прямого насилия и ненависти. Процесс этот длительный, сложный. Но подлинная возможность мира с  соседями Израиля начнется только тогда, когда политики и духовенство арабов приступят к подобному воспитанию своих сограждан.
 Без этого, необходимого условия, все потуги «миротворцев» - очередные мошеннические трюки популистов и демагогов, обычная смена масок, согласно принципу: « Худой мир, лучше доброй ссоры».  Здесь необходима только одна поправка: « Худой мир неизбежно ведет к доброй ссоре». /
  Вывод из этих заметок прост. Я даже не стану формулировать его сам, доверю это одному из авторов обычных пособий по распознаванию мошенничества:
 « Если все вокруг хором навязывают вам свое мнение, отличное от вашего, не спешите от него отказаться. Может быть, это всего лишь «подставные» вокруг наперсточника или люди, уже зараженные вирусом массового обмана. Когда вас настойчиво убеждают что-нибудь купить, не спрашивайте, что я от этого получу, лучше задайте вопрос, сможете ли вы без этого обойтись».

  Подобный вывод полезен и для нашего тела, и для души. Мы постоянно приобретаем то, без чего прекрасно можем обойтись, и не хотим понять, что «наперсточники» среди политиков попадаются не реже, чем на парадной набережной Тель-Авива. Без мира с ТАКИМИ арабами Израиль прекрасно обойдется.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..