вторник, 23 декабря 2014 г.

ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

   
 


Герои нашего времени.                    Борис Гулько

 Все люди хотят любви. Юноши моего поколения учились искусству быть любимыми у Печорина, его «проходили» классе в седьмом. На школьных уроках литературы я обычно раскрывал на случайной странице потрёпанную хрестоматию, доставшуюся мне от прошлых поколений учеников. Такое бегство от происходившего в классе дозволялось школьными правилами. Почему-то я оказывался, как правило, посерёдке лермонтовского «Героя нашего времени», и в очередной раз читал о том, как Печорин домогался расположения княжны Мэри. К своей цели он шёл, будя сильные негативные чувства у предмета своего интереса. «Мои дела ужасно подвинулись. Княжна меня решительно ненавидит» – записывал Печорин о процессе обольщения в свой дневник.
Присмотревшись, можно обнаружить, что метод Печорина превосходно работает в мире политики. Полистав историю ООП, легко ужаснуться. Молодцы Арафата, охотившиеся на детей, на мирных жителей, на молящихся Богу, взрывавшие школьные автобусы, кафе, вызывали поначалу смесь ужаса и омерзения. Постепенно мир стал разворачиваться к ним с сочувствием, приглашая и принимая их в свои организации, субсидируя террористов. Можно попробовать объяснить это, сославшись на традиционный антисемитизм европейцев, болеющих душой за убийц евреев. Но и израильское общество, по крайней мере либеральная его часть, начала испытывать подобные чувства к своим обольстителям по системе Печорина. Израиль заключил в 1993 году с ООП Ословский договор, а недавно более 700 израильских интеллектуалов, включая знаменитых писателей Гроссмана, Йегошуа и Амоса Оза, в коллективном письме просят даровать ООП государство «юденфрай» Палестина.

В США лидирующий кандидат демократов в президенты на выборах 2016 года Хиллари Клинтон призвала, выступая 3 декабря перед студентами, «показывать уважение даже к врагам, стараться понять их и, насколько это психологически возможно, испытывать симпатию к их взглядам и к их точке зрения». Так что, наш вероятный следующий президент испытывает, «насколько это психологически возможно», симпатию и понимание к ребятам из ИГ, отрезающим головы американцам и прочим неверным.

Драматичны поиски любви и расположения к себе у одной из расовых групп американцев. Чернокожие попали в Америку из Африки помимо своей воли: арабские работорговцы завезли их в Новый свет, выменяв у вождей их племён на стеклянные бусы и прочую ерунду. Историю позорного для США рабства закончила кровопролитная Гражданская война Севера и Юга 1861-65 годов. С тех пор правовое положение чернокожих американцев постепенно менялось к лучшему. Президент Трумэн провёл десегрегацию армии; Эйзенхауэр настаивал на интеграции школьного образования, используя подчас для этой цели армию; движение за гражданские права начала 60х годов привело к принятию страной акта о гражданских правах 1964 года и о равных правах при голосовании 1965 года. На этом институализированный расизм в Америке закончился. Один из интереснейших американских публицистов, замечательный экономист, социолог и философ Томас Соуэлл недавно написал: «Я достаточно стар, чтобы помнить времена, когда расизм в США был направлен против чернокожих».

Соуэлл родился в бедной негритянской семье в 1930 году. На своём веку он наблюдал, как расизм перемещался из белой в афроамериканскую общину Америки. Из известных нынешних чёрных расистов первыми вспоминаются ментор нынешнего президента страны преподобный Д.Райт, нынешний его советник шарлатан Э.Шарптон, 84 раза навещавший Обаму в Белом Доме.

Начиная с программ Никсона о расовых предпочтениях при поступлении на учёбу и на работу, в Америке стало более выгодным быть национальным меньшинством, в частности – чернокожим, чем многочисленными выходцами из Европы или их потомками. Какой-то еврейский шутник жаловался: когда полезно было считаться белым большинством, нас зачисляли в меньшинства. Сейчас, когда правила поменялись на обратные, и лучше быть меньшинством, нас стали считать белыми.
Со времён десегрегации многие чернокожие добились превосходного положения в политическом истеблишменте страны. Пример тому Барак Обама. В мире предпринимательства чернокожие также достигли немалых успехов: К.Ченалт возглавлял Американ экспресс, Р.Парсонс был президентом Ситигруппы и главой Тайм Ворнер, Е.С. O’Нэйл возглавлял Мэррил Линч. Особенно велики успехи американских чернокожих в мире развлечений и спорта.
Одновременно с десегрегацией в Америке произошло другое глобальное либеральное преобразование – была принята программа президента Л.Джонсона «Великое общество». Эта реформа была призвана помочь бедным, к каковым принадлежала основная масса чернокожих. В отличие от десегрегации, это изменение принесло общине чернокожих огромный вред. Так, система велфеара, финансово стимулировавшая рождение детей без брака – привела к разрушению чёрной семьи. Например, в 2013 году 72% чернокожих детей родились у незамужних женщин. Дармовые деньги и безотцовщина произвели многочисленный класс чернокожих люмпенов, ничему не учившихся, ничего не умеющих и живущих за счёт государственной поддержки. Чернокожий публицист Ясон Рилей в статье для Форбса от 25 ноября приводит цифры, живописующие следствие этого процесса: чёрные составляют только 13% населения Америки, но совершают большинство убийств в стране. Убийства – ведущая причина смертности среди молодых афроамериканцев. У чёрного подростка более чем в 10 раз больше шансов быть убитым, чем у белого. При этом более 90% погибших убиты другими чёрными.
Этот кризис чернокожей общины Америки объясняет, я думаю, бунты и волнения, охватившие эту общину по всей Америке в связи с гибелью от руки белого полицейского чёрного громилы Майкла Брауна в пригороде Сент Луиса Фергусоне и смерть при задержании полицией чёрного великана, спекулянта сигаретами Эрика Гарнера на Стейтен Айленде. Никто не привёл каких-либо доказательств того, что цвет кожи погибших сыграл какую-либо роль в их конфликте с полицией, приведшем к их смерти. Реальная причина погрома, разграбившего и спалившего Фергусон и протестов по всей стране – другая.
Речь идёт о требовании класса чёрных люмпенов изменения отношения к себе. Эти люди хотят, если не любви, так хотя бы уважения. Признания их традиций, их отношения к закону, к жизни. Практически, это могло бы выразиться в невмешательстве полиции в их жизнь, прекращении их задержания за нарушения законов.   
На локальном уровне  такое изменение уже произошло в Чикаго. Рилей пишет в цитированной статье: в 2012 году в управляемом демократами Чикаго было совершено 507 убийств, три четверти которых не раскрыты. Другими словами, сотни убийц свободно гуляют по городу. В этом направлении в начале девяностых двигался Нью- Йорк под управлением чёрного мэра Д.Динкинса. В 1992 году Динкинс позволил три дня бушевать еврейскому погрому в Краун Хайтс. И только после убийства толпой чёрных погромщиков студента йешивы Янкеля Розенбаума, мэр позволил полиции вмешаться. После Динкинса мэром был избран Р.Джулиани, который рассадил преступников по тюрьмам. Обсуждая такое отношение к традиции насилия и игнорирования закона у чёрных люмпенов Нью-Йорка, чернокожий социолог М.Е.Дайсон, в дискуссии на телевидении, обвинил Джулиани в «белой расовой надменности».
Чернокожий журналист Д.Мёрдок придумал для деятелей, помешанных на теме расовой несправедливости, везде чующих ущемление прав чёрных, таких, как «президент Обама, министр юстиции Холдер, мэр Нью Йорка Ди Блазио, шут гороховый Шарптон, профессор М.Д.Дайсон», название «расоголики». Иллюстрирует отношение «расоголиков» к юстиции требование, предъявляемое Обамой, по его словам, к кандидатам в судьи – обладание симпатией к обвинённым в преступлениях. Не строгое следование закону, а симпатия к его нарушителям.
Истерия, устроенная «расоголиками» по поводу гибели Брауна и Гарнера в конфликте тех с полицией, привела к нападению на полицейских в Нью-Йорке. Двое служителей порядка были избиты на Бруклинском мосту во время «мирной» акции протеста 13 декабря, а неделей позже двое полицейских были убиты чернокожим мусульманином в Бруклине. Не при попытке ограбления или бегстве подозреваемого с места преступления. Беспричинно расстреляны в их полицейской машине. Представители нью-йоркских полицейских заявили, что кровь погибших – на руках подстрекателей протестов, в первую очередь мэра Нью Йорка Ди Блазио.    
Метод, которым в романе Лермонтова пытался вызвать симпатию, а то и любовь Печорин, не принёс счастья ни ему самому, ни людям, сталкивавшимся с ним. Погибла Бэла, разрушена жизнь «честных контрабандистов» в «Тамани», поругано чувство княжны Мэри, убит Грушницкий. Да и сам Лермонтов, присвоивший, очевидно, Печорину своё отношение к жизни, погиб трагично рано.
Борьба за симпатию и уважение к себе чернокожих борцов, включающая поджоги, грабежи, как было в Фергусоне, убийство боснийца в Сэнт Луисе и полицейских в Нью-Йорке, нападение с ножом на еврея в бруклинской синагоге, мятежи и протесты, не принесёт счастья чернокожей общине Америки. Борьба против полиции абсурдна. Как написал Рилей, «когда вы делаете мишенью полицию, страдают бедняки из неблагополучных районов. Проблемы Фергусона не в белых полицейском или прокуроре, они – в бандитском поведении, демонстрируемом индивидуумами вроде Майкла Брауна».

Появились публикации, будто, выбирая кандидата на звание «Человека года», ежегодно украшающего обложку новогоднего номера журнала Таймс, редколлегия думает об организаторах бунта в Фергусоне, то есть рассматривает этих организаторов как героев нашего времени. Боюсь, что провоцирование неприязни к себе как путь к достижению понимания, это показал ещё герой времени Лермонтова, может принести горе и героям нашего времени. Их современникам тоже.       

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..