четверг, 15 мая 2014 г.

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ. Из истории террора



 Мне недоступны в должном объеме материалы по французскому, немецкому, итальянскому террору, террору в США. Но думаю, что истоки  русского террора, его корни, логика его развития – мало чем отличаются от специфики этого явления в других странах.
 Нынешний исламский террор пропитан той же гнилью и кровью. Времена меняются. Люди – нет.
 Зависть, ненависть и месть, неутолимая животная страсть к убийству – давнишний порок рода человеческого. Прежде дикарь, не задумываясь, перегрызал горло своему собрату и пожирал его тело. Со временем, тот же дикарь научился переваривать иную пищу, а свои животные намерения скрывать за красивыми словами о чем угодно, включая «свободу, равенство и братство» и «независимость угнетенных народов».
 Начнем с французов, с 1793 года, когда красный террор впервые получил идеологическую индульгенцию.
 Сен-Жюст « Каждый человек имеет право убить тирана, и народ не может отнять это право ни у одного из своих граждан».
 Миньо: «Смертная казнь противна законам гуманности, но если бы ее даже не существовало, то для тиранов ее следовало бы установить»
 Робеспьер: « Право казнить тирана совершенно тождественно с правом низложить его. Как то, так и другое производится совершенно одинаково, без всяких судебных формальностей…. С точки зрения свободы нет личности более подлой, с точки зрения человечности нет человека более виновного».
 Такими красивыми словами и высокими надеждами французов стали приучать к крови. В итоге, одна лишь Франция в ходе, развязанных революцией последующих событий, потеряла более миллиона своих граждан. Вместо казненного короля – диктатора, отправившего французов на убой по всему земному шару. Бонапарт и по сей день пользуется нежной любовью французов. Чем кровавей вождь, чем большей любовью он пользуется у благодарных потомков. Тоже происходит в России со Сталиным, да и самого фюрера далеко не весь народ немецкий поминает недобрым словом.
 Миллион - этим расплатилась Франция за красивые слова людоедов-якобинцев. Тех, кто проложил дорогу Бонапарту.
 Вскоре и в России началось «пробуждение народного сознания». Хунта декабристов попробовала устроить военный переворот. Снова говорились высокие слова, сочинялись «Оды вольности». Вновь благородные души сгорали в огне страсти к свободе. Все закончилось убийством героя войны с Наполеоном,  человека благороднейшей души -  генерала Милорадовича, гибелью сотен солдат на Сенатской площади, не успевших даже понять, за что они погибают и позорной виселицей на кронверке Петропавловской крепости.
 Не люблю мрачный гений Достоевского, но этот очередной автор банальной клеветы на еврейский народ, прекрасно разобрался в опасности российского терроризма. Вот что он отметил в «Дневнике писателя: « Я уже в 46 году был посвящен во всю п р а в д у  этого грядущего «обновляющего мира» и всю  с в я т о с т ь будущего  коммунистического общества еще Белинским. Все эти убеждения о безнравственности самых оснований ( христианских) современного общества, о безнравственности религии, семейства; о безнравственности права собственности,  все эти идеи об уничтожении национальностей во имя всеобщего братства людей, о презрение к отечеству, как тормозу во всеобщем развитии, и проч. и прочь – все это были такие влияния, которых мы преодолеть не могли и которые захватывали, напротив, наши сердца и умы во имя какого-то великодушия….. В возможности считать себя, и даже иногда почти в самом деле быть, не мерзавцем, делая явную и бесспорную мерзость, - вот в чем наша современная беда".
  Все верно, Катастрофа в России подготавливалась, часто и не мерзавцами, но всегда тщательно и «красиво».
 Листовка «Молодой России» за 1863 год: « В топоры! Бей императорскую партию, не жалея, как не жалеет она нас, бей на площадях,…. бей на широких улицах столиц, бей по деревням и селам! Помни, что тогда, кто будет не с нами, тот будет против, кто против, тот наш враг, а врагов следует истреблять всеми способами».
 Умница Герцен, " разбуженный декабристами", либерал, предтеча нынешних социал-демократов иронизировал по поводу этой листовки: « Террор революций со своей грозной обстановкой и эшафотами нравится юношам так, как террор сказок со своими чародеями и чудовищами нравится детям…. Юношеский порыв, неосторожный, несдержанный, но который не сделал никакого вреда и не мог сделать. Жаль, что молодые люди выдали эту прокламацию, но винить мы их не станем».
 Только теперь мы знаем, что милые детки, любители жутких сказок, начали в России чудовищный процесс, стартовавший революциями, войнами, гражданскими и мировыми, сталинским геноцидом, полным обескровливанием русской нации. И неизвестно, чем и когда закончится этот самоубийственный процесс.
 Так называемое, «общественное мнение» и в те давние годы, точно так же, как и сейчас, относилось к терроризму терпимо и даже с симпатией. Не думаю, что последние, трагические  события по всему миру сильно повлияли на догматическое мышление либералов.
 1878 г. Вера Засулич стреляет в градоначальника Петербурга Трепова. Суд присяжных оправдывает «благородную мстительницу» Пресса столицы империи ликует. К. Победоносцев пишет будущему Александру Третьему: « Из петербургских газет ни одна не внушает уважения, но самая презренная из них и вредная – «Голос»…. «Голос» разразился дикою пляскою восторга по случаю оправдания Засулич».
 Либералы, демократы западной Европы и Америки тоже были в восторге, что суд в России оправдал путь террора.
 Все царствование Александра Второго шло под знаком прощения. В результате сам этот царь был убит зверски, жестоко. Но и его сыну Л.Н. Толстой советовал, ровно через неделю после убийства, идти по стопам отца. Он писал очередному императору: « Только одно слово прощения и любви христианской, сказанное и исполненное с высоты престола, и путь христианского царствования, на который предстоит вступить Вам, может уничтожить то зло, которое точит Россию».
 Лев Толстой в конце века 19-го даже не подозревал, что не террор, а воинствующий атеизм, как его основа, испепелит Россию. Он и думать не хотел, что оба эти явления связаны неразрывно. 
   Богоборчество всегда было в основе любого террора. Дикарям во все времена и среди любого народа казалось, что, нарушив заповедь: « Не убивай намеренно», они, тем самым, ставят себя выше Творца. Любой террор, в конечном итоге, борется с Богом, а не с людьми.
 Понимая это, пионеры теории и практики терроризма всячески старались облагородить свою деятельность. Старший братец Ленина А. И. Ульянов писал: « Жизненное движение не может быть уничтожено, и когда у интеллигенции была отнята возможность мирной борьбы за свои идеалы и закрыт доступ ко всякой форме оппозиционной деятельности, то она вынуждена была прибегнуть к форме борьбы, указанной правительством, то есть террору».
 Младший братец, отомстив за старшего, не только забрал у интеллигенции все вожделенные права и свободы, но и устроил в России такую кровавую баню, которую прежде не ведал мир. Красный террор не знал пощады. Впервые, в истории человечества, был в таких масштабах проведен геноцид против своего собственного народа.
 Ильич пошел иным путем. А все начиналось с милой болтовни любимого братца Сашеньки.
 Впрочем, «рыцари» террора продолжали играть в благородство и позднее. Вот строчки из полицейского протокола, описавшего покушение на директора завода Эзау в 1906 году: « После первого выстрела, жена его, ехавшая с ним, бросилась к нему и закрыла его собой. Стрелявший, чтобы не попасть в нее, прекратил стрельбу».
 Вот описание покушения на  жандармского подполковника Иванова из записок большевика А.Г. Зрелова: « Иванов сел в вагон трамвая…. Ерохин хотел бросить бомбу прямо в вагон трамвая, но был остановлен другим товарищем, вовремя вспомнившим, что этим можно наделать много бед, так как пострадают ни в чем неповинные люди».
 О подобных случаях террористы очень любили писать. Они были, эти случаи, не станем спорить, и в ходе более известных террористических актов. Но было и другое. Был чудовищный взрыв на Аптекарском острове, когда, застигнутые врасплох террористы, взорвали себя и отправили на тот свет десятки невинных людей, не причинив никакого вреда цели акции – Петру Столыпину.
 Был и еще более грязный и кровавый вид терроризма, так называемые «эксы». Доказано, что "великий октябрь" Ильич устроил на грязные деньги германского генштаба, но он и прежде считал, что высокая цель все спишет. Ленину и его банде позарез нужны были деньги на раздутие мирового пожара. И вот шайка Камо ( Тер-Петросяна) под руководством Сталина убивает на Эриванской площади в Тифлисе 52 человека охраны, захватывает инкассаторскую карету и похищает от 250 до 341 тыс. рублей. Сумму, по тем временам, огромную. Вождь пролетариата получил деньги, добытые в ходе обычного грабежа и кровавого террора. Вот и получила Россия тот коммунизм, который и можно было построить на  грязных и кровавых деньгах.
  Зло не терпит оправданий. Нарушение первейшей заповеди приводило только к одному результату: смерти множились в геометрической прогрессии.
 Мария Спиридонова из самых «благородных» побуждений 16 января 1906 года убила губернского советника Луженовского. Над самой       Спиридоновой в тюрьме зверски издевались помощник пристава Жданов и казачий офицер Аврамов. Оба были позднее убиты эсеровскими боевиками. Террористка Спиридонова, после февраля, сделала прекрасную карьеру, но повздорила с большевиками. Была арестована, бежала, снова схвачена, отправлена в сумасшедший дом, затем сослана, в 1937 вновь арестована чекистами и расстреляна 11 сентября 1941 г.. Некому было отомстить за М. Спиридонову на этот раз. Да и прямые палачи того страшного времени не имели лиц и имен. Террор 20 века стал безлик и страшен, как сама война и геноцид.
 Исчезла Мария Спиридонова, будто ее и не было.  Бредовая, страшная судьба, начатая в крови, продолженная кровью террора завершилась насильственной смертью от рук равнодушного исполнителя.
 Вновь вспомним Достоевского. Стоит только «переступить черту» – и человек отдает свою душу дьяволу. Весь двадцатый век шел под музыку сатаны, под звуки переродившегося террора.
 Давно забыт принцип мести властям за всякие угнетения, эксплуатацию и пр. Слишком это опасно стало – наказывать виновников произвола. Хозяев жизни нынче не достанешь так просто, как сто лет назад. И террор превратился в то, во что он и должен был превратиться. В убийства ради одного убийства. Современный террор убивает  беззащитных и слабых: стариков, женщин, детей. Он носит характер самого опасного уголовного преступления, направленного против человечества, и давно уже находится в руках не «благородных мстителей», а патологических убийц. 
 Современный террор превратился в абсолютное  зло, но по-прежнему умеет маскировать свою сущность красивыми словами. И, по-прежнему, либералы всего мира взращивают этот террор, ищут ему оправдания и требуют «адекватного ответа» на преступления негодяев. Нынешняя "дорожная карта" – еще одна попытка индульгенции убийцам. "Свободу палестинским заключенным!" – вопят арабы. И убийцы выходят из наших тюрем с растопыренными под букву V пальцами. Каждый выпущенный бандит – есть  прямая и очередная легитимизация террора.  Впрочем, мерзкое это слово, но в нем и вся суть нынешнего "мирного процесса". Принято считать, что нужен он террористическим организациям, чтобы восстановить свои силы, но главная цель "мирной паузы" не в этом. Очередной трюк Арафата с подменой лидера  аморален по своей сути. Мировое сообщество заставили поверить, что "Геббельс" террора лучше самого фюрера и с ним можно вести переговоры. Значит и цели террористов снова признаны правомочными и законными. Господин председатель только немного перегнул палку, а вот его приближенный пойдет "другим путем". Сынов Саддама Хусейна отправляют к праотцам, не раздумывая, а подручному палача евреев жмут ручку в Вашингтоне.
 Но вернемся к русской истории. Сегодня террор в России не убивает «царей». Террор взрывает дома с мирно спящими гражданами, зрителей на концерте, публику на празднике в Тушино… Кого там когда-то пожалели основоположники террора? Чудовищная мода на массовые убийства захватила мир вновь под прикрытием старых, якобинских и большевистских идей. Теперь уже русских людей убивают инородцы, но под теми же красивыми  лозунгами борьбы за независимость и права угнетенного народа.
 Сегодня, исламский террор стал логичным продолжением нацизма. Он, как и фашизм, исповедует принцип «коллективной ответственности». У нас, на Ближнем Востоке, как и прежде, «борцы за свободу палестинского народа" заняты только одним:  они стремятся к «окончательному решению еврейского вопроса», хотя бы на территории Израиля.
 Вот этого упрямо и тупо не желает понимать Запад, насильно склоняя нас к новым переговорам с убийцами, лихорадочно пытаясь посадить природных людоедов на вегетарианскую диету. Да и мы сами делаем вид, что это возможно, мусоля заведомо битые "дорожные карты".
  Любой  террорист - прежде всего – язычник. Он убивает не ближних своих, а Бога. Вот почему евреи вновь находятся на острие исламского террора. Вот почему многие в Израиле стремятся, из тайного или явного страха перед террором, доказать миру, что мы вновь не помним, готовы забыть уроки истории.
 Наши социал-демократы лишь на время слегка притихли. Но, как и прежде, они убеждены в спасительной броне атеизма. Вот не станем мы народом Бога, вновь отольем Золотого тельца, устроим вокруг пляски, отдадим Иерусалим мировому сообществу, и враги, наконец-то, оставят нас в покое.

   Все уже было с Россией, с миром, со всеми нами. Не нас уничтожат, так мы сами устроим себе очередную Катастрофу. Цель террора будет достигнута в  самоубийстве народа Бога. Ну, а следом - в коллективном суициде всего человечества – конечной цели мирового зла, армии язычников - террористов третьего тысячелетия и их извечных безумных, трусливых подпевал – либералов. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..