четверг, 6 февраля 2014 г.

БАРАКИ ДЛЯ ЖИДОВ

 
Был у меня знакомый 1932 года рождения. Инженер, русский по национальности. Еще в институте он был арестован "за анекдот", как он говорил. Бит нещадно, получил десятку  с правом переписки, был выпущен из лагеря в 1955 году. Так вот - этот человек, в ходе разговора о Сталине, сказал так: "Да ладно тебе! Вы, евреи, Сталина не любите, потому что он вас всех хотел к ногтю". Удивился. "Как же, - говорю.- Уж кто, кто, а ты хлебнул от усатого лиха". "Ну, это так, для кучи. - отвечал бывший зек. - Русских, как нацию, он бы никогда не тронул, а евреев хотел ликвидировать, как класс". 
- Откуда тебе это известно? - спросил я.
- Так уже в конце 52 года в нашем лагере бараки стали строить для ваших. Вохра так и говорила: "Для жидов".

Депортация готовилась...

Я пишу как современник тех событий, которые теперь изучают историки. К весне 1953 года я уже был бывшим корреспондентом «Литературной газеты» по всей Прибалтике: сняли после публикации в «Правде» 25 февраля 1952 года статьи за подписью «Группа читателей» по поводу романа В. Лациса «К новому берегу». За «Группой читателей» стояли Сталин, Молотов, Маленков, Берия, как было установлено еще 10-15 лет назад.
Однако вернемся к статье о депортации евреев. В декабре 1952 года мне позвонил друг нашей семьи Карл Мартынович Граудин - член ЦК компартии Латвии, начальник политотдела Прибалтийской железной дороги, бывший корреспондент «Правды» по Латвии в первые послевоенные годы.
- Миша, нет ли у тебя настроения погулять в Верманском парке? Рад буду тебя видеть, - сказал Карл.
Карл Граудин встретил меня на дорожке парка и начал:
- Мне необходимо тебе кое-что сказать... Вчера я провожал Бориса Полевого (Карл дружил с Полевым), и вот что он мне поведал... Ты только не волнуйся, Борис сказал, что готовится операция еще страшней, чем с народами Кавказа... Готовится депортация всех евреев на Дальний Восток.
- Это произойдет и в Латвии? - спросил я Карла.
- Везде, в том числе и в Латвии, - ответил он.
Карл любил выпить, и мы зашли в ресторан «Кавказ», где его хорошо знали.
- Что же делать? - спросил я друга.
- Ума не приложу, куда ехать... Будут снимать и в поездах, требовать паспорта, но тебе не нужен паспорт... Во всяком случае, надо быть готовым.
По словам Бориса Полевого (он работал в «Правде» и был близок к высшим партийным кругам), был создан штаб во главе с Сусловым, который и готовил эту операцию.
Зима проходила в тревоге и горьких раздумьях.
Карл Граудин почти каждый вечер звонил. Моя судьба осложнялась еще и тем, что я был заклейменным журналистом Михаилом Зориным. Зорин - мой литературный псевдоним, под этой фамилией я публиковался в «Литгазете» и других изданиях, а по паспорту я Симхович Михаил Израилевич. Моя семья - это жена, литератор, переводчица с идиша Шулькина Ида Захаровна, моя мать, женщина преклонного возраста, Фаня Моисеевна Симхович, сын Захар, школьник, старший брат - доктор-рентгенолог Залман Израилевич, старший научный сотрудник института травматологии в Риге, и младший брат Илья Израилевич - известный артист цирка, дрессировщик медведей (на афишах писали: Леонид Дубровский - первый еврейский укротитель медведей).
Я заказал телефонный разговор с младшим братом Ильей (он гастролировал в Саратове) и рассказал ему о наших опасениях. Дело в том, что Илья был женат на русской, кроме того он разъезжал по стране.
- В цирке нет антисемитизма, - сказал он. - Меня никто не тронет, - в этом он был убежден. - Я в цирке - Дубровский.
А у жены моей Иды брат Абрам Захарович был директором ремесленного училища, он участник войны, как и мы. Словом, вся наша большая семья жила в тревогах и волнениях.
События назревали грозно. 18 февраля 1953 года был арестован коммунист, член партийной организации Союза писателей Латвии профессор Макс Юрьевич Шау-Анин. Ему шел шестьдесят девятый год; полуслепой литератор, в годы буржуазной Латвии он был большим другом Советского Союза, активно работал во время войны в Еврейском комитете защиты мира.
В Риге пошли аресты евреев. Примерно 20 февраля в Союзе писателей Латвии состоялось закрытое партийное собрание, на котором я присутствовал как член партии (вступил в компартию в 1942 году в армейской газете). Секретарь партбюро Карл Краулинь сказал: «В нашей среде много лет маскировал свое лицо сиониста Шау-Анин. Теперь он разоблачен». Был снят с работы в ЦК партии Латвии друг нашей семьи главный редактор журнала «Блокнот агитатора» герой войны Исаак Соломонович Лившиц. Арестовали еврейского писателя Мовшу (Марка) Разумного. Арестовали участника гражданской войны в Испании и Второй мировой войны Бориса Клеймана...
Мы с женой каждую ночь ждали ареста. На нашей площадке жил прокурор города Риги Романовский. Его сынишка школьного возраста приходил играть с нашим сыном. Как-то он сказал: «Папа говорит, что в Риге будет много свободных квартир, потому что арестуют всех евреев...».
Я с волнением ждал приезда из Москвы Карла Мартыновича Граудина. В конце февраля он позвонил, и мы, как всегда, встретились в парке. Вот что рассказал Карл. Он принимал участие в совещании руководителей железных дорог страны и начальников политотделов дорог. Руководил совещанием М.А. Суслов. Присутствовал Г.М. Маленков, но не выступал: сидел угрюмый и молчаливый. Суслов сказал, что в ближайшее время в стране будет проведена серьезная акция, к которой нужно готовиться руководителям железных дорог в отдаленных районах страны. Речь шла о Сибири, Казахстане, Оренбурге, Забайкалье. Слово «евреи» не произносилось. Суслов сказал, что за акцией, ее подготовкой и проведением внимательно следит товарищ Сталин.
Карл Граудин пользовался большим уважением. Член ЦК партии Латвии, ученый, член-корреспондент Академии наук Латвии, журналист «Правды», блестяще владевший пером. На совещании он не выступал. Но после совещания его друг из партийных кругов Сибири сказал: «Речь идет о депортации евреев в наши сибирские края».
- Что с нами будет? - спросил я Карла.
- Ума не приложу... - повторял он.
Граудин рассказал, что он побывал в редакции «Правды», от которой в послевоенные годы был собкором в Латвии, и встретился с ее главным редактором Леонидом Ильичевым. Ильичев в разговоре касался предстоящей акции, но слово «евреи» тоже не произносил. Он заметил, что Латвия и особенно Литва - это «сионистские гнезда в Прибалтике». На прощание Ильичев подарил Граудину свою блестяще изданную монографию «Фридрих Энгельс».
Томительно шли дни февраля и марта. Директор Латгосиздата Петерис Баугис в один из таких дней рассказал нам, что был вызван в ЦК Латвии, где ему предложили уволить всех работников еврейской национальности и всем авторам-евреям вернуть рукописи.
Любопытно, что начальник политотдела Московской окружной дороги рассказал Граудину, что провели дезинфекцию в товарных вагонах огромного эшелона, в которых везли на Восток пленных немцев.
- Теперь эти эшелоны будут двигаться без остановок на Восток, за редким исключением для поездной прислуги, - сказал начальник политотдела.
В Москве Граудин, конечно же, встретился со своим другом Борисом Полевым (они в соавторстве написали небольшую книжицу). Борис Николаевич горестно заметил, что по Москве ходят слухи о депортации евреев.
И вдруг неожиданность - в первых числах марта болезнь и скоропостижная смерть Сталина!
31 марта я выехал в Москву. Пришел в редакцию «Литературной газеты». У всех членов редколлегии во главе с Симоновым, Рюриковым, Гулиа, Атаровым - перекошенные лица.
Я навестил семью Михаила Матусовского, с которым в Донбассе молодыми начинали литературную жизнь. Миша жил в районе Сивцева вражка. Они с женой Женей рассказали, что каждую ночь ждали «гостей».
- Смотри, мы готовились к печальному отъезду... - Они показали мне валенки, тулупы, теплые вещи, мешки для постели...
Миша скорбно качал головой. Он - известный поэт, участник войны, получивший тяжелое ранение, большой друг Константина Симонова, написавший с ним поэму о революционном Луганске, член партии, жил в тревоге за свою семью, малолетних дочурок, за свою жену, бывшую с ним на фронте.
- Мы перезванивались каждую ночь с Алигер, Долматовским, Казакевичем, Гроссманом...
Казакевич - этот бесстрашный человек, боевой разведчик, любимец армии, автор военных книг, лауреат Сталинской премии, сказал Матусовскому: «Я им не дамся...». Что он имел в виду, говоря это, трудно сказать.
В ту пору дружбой с Казакевичем гордились многие писатели. Это можно судить по записям Твардовского, Юрия Олеши, упомянувшего его в книге «Ни дня без строчки...». Матусовский говорил мне, что Казакевич поделился своими тревогами с Олешей. Юрий Карлович - великий художник, затюканный в советское время как «исписавший себя писатель богемного типа», сказал: «Если это случится, я тоже еврей...».
Матусовский рассказывал, что Василий Семенович Гроссман, который в то время жил на Беговой улице, почти не спал ночами. Гроссман - летописец войны, особенно Сталинградской битвы, человек мужества и отваги, чьи статьи, написанные во время войны, перепечатывались в США, Англии, распространялись листовками, сказал Матусовскому: «Они не остановятся ни перед кем...». Гроссман был просто потрясен в те дни.
А Москва словно потеряла чувство времени. 4 апреля вечером я поехал к Сергею Островому. Сергей Островой - еврей, известный поэт. Едва я вошел в дом, он сказал:
- Только что сообщили - врачей освободили... Рюмина арестовали...
Когда я вернулся в Ригу, профессор Шау-Анин был освобожден, освобождены и другие евреи, широко известные в Латвии.
Карл Мартынович Граудин говорил потом в нашем доме:
- Я вас очень жалел и не все рассказывал... Когда я был на совещании в Центральном комитете партии, начальник политотдела Московской окружной дороги сообщил мне, что вагоны, в которых возили пленных немцев, так промыли дезинфекцией, что пробыть в вагоне пять-десять минут опасно для здоровья - кружится голова, болят и слезятся глаза, душит кашель, начинается рвота. И в этих вагонах собирались везти евреев! Нам с Харьей (русская жена Граудина, - М. З.) было вас жаль до боли...
В 1953 году после ареста Берии я и моя семья жили в Москве, в писательском доме в Лаврушинском переулке, № 17, в квартире писательницы Валерии Герасимовой - первой жены Александра Фадеева. И Герасимова рассказала нам, что Саша, как она называла Фадеева, в один из февральских дней ей сказал, что «замышляется страшная акция против евреев...». Как известно, после развода с Фадеевым Валерия Герасимова вышла замуж за Бориса Левина - талантливого писателя, погибшего во время финской войны. У нее остался ребенок, рожденный уже после гибели Левина, - девочка Анечка.
- А в нашем доме, - говорила Валерия Анатольевна, - столько писателей-евреев - Кирсанов, Каверин, семья Михаила Голодного, поэт Юрий Левитанский, Кирилл Левин... Даже Миша Светлов готовился к худшему.
И еще одно доказательство, что такая акция готовилась. Граудин рассказал, что он как начальник политотдела Прибалтийской железной дороги (то есть Латвии, Литвы и Эстонии) получил письмо из Центрального Комитета партии Советского Союза: по линии политуправления министерства путей сообщения подготовить список лиц не коренной национальности - инженеров, техников, руководителей различных отраслей дороги, их домашние адреса, номера телефонов. Насчет «лиц некоренной национальности» - это была маскировка. Более того, из Москвы приезжали сотрудники аппарата ЦК и политуправления, перечитали этот список и взяли с собой. Один из них даже заметил Граудину: «У вас на дороге все руководящие посты занимают не национальные кадры, а евреи...»
Сегодня в Москве, если она не уехала, должна проживать дочь Карла Мартыновича - Людмила Карловна Граудина, доктор филологических наук. Она знает о нашей дружбе с ее славным отцом. Живет там и семья Михаила Матусовского - Инна, Евгения. Живет дочь Валерии Герасимовой - Аня Шаргунова, которую мы знали ребенком.
Как сказал мне Вениамин Александрович Каверин (мы были связаны двадцатилетней дружбой): «Только смерть палача спасла евреев еще от одной трагедии».
Михаил Зорин, Рига

16 комментариев:

  1. Спасибо, очень хорошая публикация. В ней еще раз видно как Всевышний, Благословенно Его Имя, спас евреев из СССР от очердной антисемитской акции комунистов. До будет прославлено Велокое Имя нашего Господа, который спсает и защищет свой народ.

    ОтветитьУдалить
  2. Как вообще, люди "некоренной национальности" выжили после состоявшегося Холокоста, а затем -- несостоявшегося -- в этом страшном Евро-Азиатском регионе мира? -- Чисто случайно! И сейчас вновь, там жуткая межнац.рознь и ненависть.

    ОтветитьУдалить
  3. А что комментировать,когда это правда.

    ОтветитьУдалить
  4. Почему Кадош, барух Гу, спас от Сталина и не спас от Гитлера - вот главный вопрос теодиции

    ОтветитьУдалить
  5. Несмотря на приведенное здесь повествование Михаила Зорина и "Еврейский вопрос" Якова Этингера (http://berkovich-zametki.com/Nomer7/Etinger1.htm), существуют и иные, весьма обоснованные мнения.

    Например, известный историк Жорес Медведев в самом конце своей книги "Сталин и еврейская проблема. Новый анализ" (2003) (полный текст тут: http://scepsis.net/library/id_1473.html) утверждает, что, хоть такие слухи и ходили, но подтвердить их оказалось невозможным:

    "... Анализ еврейской проблемы в послевоенный период сталинской диктатуры был бы неполным без ответа на вопрос о достоверности часто упоминаемого в литературе плана массовой депортации советских евреев в Сибирь и на Дальний Восток, привязанной к «делу врачей». Утверждения о существовании плана такой депортации были до недавнего времени настолько частыми и категоричными, что они стали переходить из одной работы в другую без ссылок на какие-либо документы, как нечто давно доказанное. «Выселение должно было осуществляться в два этапа: чистокровные евреи в первую очередь; полукровки во вторую». Все это очень напоминало гитлеровскую практику «решения» еврейского вопроса»[241]. Этот же автор, Я.Я. Этингер, также сообщает, что на Дальнем Востоке в срочном порядке строились для евреев тысячи барачных комплексов по типу концлагерей.

    Существование такого плана тотальной депортации советских евреев упоминается не только во многих биографиях Сталина, но и в книгах по истории еврейского народа, по истории Израиля, в еврейской и в других энциклопедиях, в книгах по истории СССР. Для условий СССР такой план означал бы депортацию на восток более трех миллионов человек и представлял бы самую крупную в истории СССР карательную операцию. Целью такой депортации была якобы подготовка к тотальной войне с Западом. Сталин, по утверждению Эдварда Радзинского, хотел создать «острую антисоветскую волну на Западе и прежде всего в США <...> чтобы начать новую Большую войну — войну с Западом. Последнюю войну, которая должна была окончательно сокрушить капитализм... Планировалась Отечественная, священная война — под знакомыми, понятными лозунгами: сокрушить всемирное зло (капитализм) и его агентов (международное еврейство)»[242]. Доказательств подобных намерений Сталина, однако, не существует. Именно в начале 1953 года Сталин оказывал давление на китайское руководство с тем, чтобы добиться перемирия в корейской войне, зашедшей в тупик.

    (продолжение следует)

    ОтветитьУдалить
  6. (продолжение/окончание)

    Вести по всем этим вопросам какую-то полемику очень трудно по той простой причине, что утверждения о плане депортации евреев никогда не опирались на какие-либо документы. Таких документов в архивах никто никогда не находил. Массовая депортация евреев даже только из Москвы была невозможна по чисто практическим причинам. В Москве в 1953 году проживало около 400 тысяч евреев, большинство которых было полностью ассимилировано в советском обществе. Для них родным был именно русский язык. Для большей части советских евреев в 1953 году был характерен советский, а не израильский патриотизм. Психология «советского», а не узко этнического сознания была в послевоенный период особенно сильна. Общественное сознание народа не было подготовлено к столь грандиозной «Этнической чистке». Массовая депортация евреев, будь она осуществлена, вызвала бы сильное разрушительное действие на большое число важных сфер жизни общества, прежде всего на систему здравоохранения, просвещения и образования, на науку, культуру, книгоиздательство, прессу и множество других.

    В 1953 году не был готов к осуществлению столь массовой карательной операции и аппарат МГБ. После репатриаций 1945-1946 годов и широких депортаций из Прибалтики и Западной Украины в 1946—1948 годах система МГБ подверглась сокращениям. МВД СССР в начале 1953 года вообще было Лишено почти всех оперативных подразделений и являлось, по существу, строительно-производственным министерством, специализированным на строительстве секретных объектов с применением в качестве главной рабочей силы заключенных, бывших военнопленных и спецпереселенцев. Для осуществления массовой депортации евреев в МГБ и в МВД было необходимо создание новых специализированных отделов. Однако никаких реорганизаций в МГБ и в МВД не проводилось. Форсированное строительство бараков и лагерей для массовой депортации никогда не было доказано. Устных директив для подобного рода проектов было недостаточно, так как для них нужны финансы, строительные материалы, рабочие и множество форм снабжения и планирования. …"

    См. также весьма подробную, детальную и фактически обоснованную статью доктора исторических наук Георгия Чернявского "ДЕПОРТАЦИИ СОВЕТСКИХ ЕВРЕЕВ В 1953 г.: ПРЕДАНИЯ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ФАКТЫ" (2003-4, в 4-х частях):

    http://kackad.com/kackad/план-депортации-советских-евреев-в-1953-г/
    http://kackad.com/kackad/план-депортации-советских-евреев-в-1953-г-2/
    http://kackad.com/kackad/план-депортации-советских-евреев-в-1953-г-3/
    http://kackad.com/kackad/план-депортации-советских-евреев-в-1953-г-4/

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Заблуждаетесь, товарищ, утверждая: "Массовая депортация евреев даже только из Москвы была невозможна по чисто практическим причинам. В Москве в 1953 году проживало около 400 тысяч евреев, большинство которых было полностью ассимилировано в советском обществе...."

      Почему же невозможно? Гитлер вполне успешно справился со существенно более сложной задачей, располагая не большими ресурсами.
      Уместно вспомнить любимое выражение Сталина, которое примерно звучало так: "Нет таких крепостей (задач, препятствий), которые не могут быть преодолены большевиками"

      Удалить
    2. Возрождение в России Духа Сталина воспринимается в общественном мнении с воодушевлением и безоглядным одобрением всех его жесточайших и кровавых деяний.С оправданием и его не осуществленных, к сожалению, намерений по решению еврейского вопроса.Не исключена вероятность возможного возрождения такого плана.Влиятельное черносотенное сообщество из среды особо одиозных нац. патриотов под водительством А. Проханова и многих др.всегда готово инициировать такие акции.

      Удалить
  7. Я был пацаном 10 лет . В феврале 53 го прошел слух-молва по городу Ровно на Украине, что на железнодорожной станции формируются эшелоны для перевозки евреев на Восток.Антисемиты уже предвкушали добычу.

    ОтветитьУдалить
  8. По приказу Сталина депортировали многие относительно малочисленные народы. Естественно было в антисемитской атмосфере Советского Союза предположить депортацию евреев. Аркадий Красильщиков - самовлюблённый малограмотный брехливый дурак, не владеющий серьёзноё информацией в этом вопросе. Он не знает и не понимает, что кроме сплетен о предполагаемой депортации евреев, ничего не найдено. Не найдены ни документы, ни бараки для евреев. Другое дело, что атмосфера в стране была такой, что в любой момент могли объявить о депортации евреев, и "великий русский народ начал бы громить "жидов", чтобы они убирались в Биробиджан. Учитывая, что документы о депортации ряда народов были оформлены задним числом, такое же могло случиться с депортацией евреев. Но ни у кого не было и не могло быть достоверных сведений о том, будут ли депортировать евреев. Данная статья, как и многие другие, свидетельствуют о скудоумии и склонности к сплетням сборщика грибов и отца двух детей - господина Красильщикова.

    ОтветитьУдалить
  9. Комментариев нет и не будет, потому что Красильщиков держит цензуру: мои невинные комментарии ни разу не пропустил!

    ОтветитьУдалить
  10. Как странно. Мои комментарии, наконец, прошли, но заняло это полтора месяца. Наверно, лучше поздно, чем никогда.

    ОтветитьУдалить
  11. Эта информация-еще одно, из серии многих других, независимых свидетельств о существовании реального сталинского плана депортации евреев.Но она вряд-ли вразумит т.н.полезных идиотов. Они, как известно,слепо, или,скорее всего, преднамеренно закрывая глаза на истину,априорно отрицают любую подобную информацию, если она не подкреплена документально. Это при том, что им должно быть хорошо известно,что паханы преступных сообществ, уголовных и политических( ТИПА ГИТЛЕРА-СТАЛИНА),обычно стараются скрыть следы своих преступных деяний.Нетрудно предположить, что документов не было, а если какие-то из них возможно и были,то подельники пахана смогли.когда запахло жаренным,во время их уничтожить.
    Наверное,и в архивах нацистского рейха, в канун его агонии, могли быть уничтожены многие документы о преступлениях фюрера и его гаулейтеров.Во всяком случае,отыскать приказы за подписью Гитлера о варварских жесточайших способах практического решения еврейского вопроса,в частности с помощью душегубок и крематориев,вряд-ли кому-то удалось.

    ОтветитьУдалить
  12. Эта фашистская акция была более, чем возможна. И за одну её надо было бы выжечь всю советскую верхушку, просто раздавить Мордор. Сие ничуть не оправдывает море совковой ***ни, сочиненной литераторами-приспособленцами с "пятым пунктом". Исключения - Гроссман и Пастернак.
    .

    ОтветитьУдалить
  13. Вполне согласен с Sovely Shulman

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..