пятница, 4 ноября 2022 г.

Мобилизация: необученных кинули в самое пекло, а они ушли с фронта

 


 
Мобилизация: необученных кинули в самое пекло, а они ушли с фронта

Мобилизация: необученных кинули в самое пекло, а они ушли с фронта


Мобилизованные 252-го мотострелкового полка. Кадр из видеообращения

Мобилизованные из Воронежской области после двухнедельной подготовки оказались в зоне боевых действий в Украине – вместо "освобожденных территорий", как обещал президент Владимир Путин. Оставшись без связи и командования, они решили самостоятельно отступать до украинско-российской границы. Оказалось, что командование их попросту потеряло: по документам, мобилизованные до сих пор "проходят подготовку" в воинской части в России. Теперь отступившим грозит обвинение в дезертирстве.

Война в Украине
Война в Украине

Еще недавно военнослужащие 252-го мотострелкового полка были обычными гражданскими из Воронежской области – юрист, инженер, сварщик. В конце сентября их мобилизовали для участия в так называемой "специальной военной операции". Подготовка продлилась всего две недели. На полигоне воинской части в Богучаре под Воронежем им удалось даже три раза пострелять из автомата. Больше не получилось – не было патронов, рассказал своей жене мобилизованный из Ново-Воронежа Константин Воропаев.

Лариса Воропаева говорит, что командование обещало полку подготовку минимум на протяжении четырех недель, и 6 октября их привезли в город Валуйки в Белгородской области, где предстояло продолжить обучение. Но уже на следующее утро полк перебросили в Луганскую область, на направление Сватово – Макеевка, где шли боевые действия.

– Путин выступал, что мобилизованные будут на освобожденных территориях, тыл прикрывать будут, никто их не бросит. А их бросили в самое пекло, – рассказывает Воропаева. – Муж говорит: мы сидим в этих окопах, там сзади наша артиллерия бьет, а впереди украинцы, полтора километра от нас, с минометов бьют. А что мы сделаем, говорит, у меня автомат и три рожка, и три гранаты. А сверху еще и дроны эти...

В 20-х числах ситуация ухудшилась – мобилизованных перебросили ближе к зоне обстрела. Несколько дней они прятались, кто-то был ранен, были и убитые, говорит Лариса. У военных кончилась провизия и вода, пропала связь с командованием, закончились боеприпасы. И тогда уцелевшие решили отступать.

– Как я поняла, это была территория протяженностью пять километров, где была их рота, 95 человек. И они решили выбираться оттуда. Кто-то из старших, тоже из мобилизованных, посадил 30 человек в машину и сказал остальным: "За вами приедут". И уехал. Но за ребятами никто так не приехал, – рассказывает жена мобилизованного.

"У нас ни рации, ни командира"

Оставшиеся 39 человек решили выбираться самостоятельно и искать ближайшую воинскую часть. Шли через леса и разрушенные деревни, прятались в подвалах, без еды, воды и теплых вещей – все рюкзаки сгорели в окопах.

– 28 октября вышли у наших каких-то военных. И там то ли полковник, то ли подполковник, говорит: "Вы че, давайте назад, вы дезертиры!" А они ему говорят: "Куда назад? У нас ни рации, ни командира, ни связи – ничего нет!" И он им сказал: "Вы тут вообще не должны находиться. По документам ваш 252-й полк в Белгородской области на полигоне. Не хотите идти назад – сдавайте оружие и идите в свою часть". У них забрали бронежилеты, аптечки, оружие. И просто послали пешком до Ростовской области на КПП Чертково. Поесть им даже не дали, – говорит Лариса Воропаева.

Мобилизованные пошли пешком. Еды не было, а воду кто-то из ребят пил из луж, рассказывает Алена, жена мобилизованного Максима Волкова. В одной из деревень Луганской области местные дали российским военным пирожков, хлеба и воды. Удалось зарядить телефоны. Мужчины дозвонились женам, и те по навигатору буквально вели их до границы – у них самих были только кнопочные телефоны.

Константин Воропаев (в красном свитере)
Константин Воропаев (в красном свитере)

За несколько дней группа прошла почти 190 километров и 29 октября пришла в Старобельск в Луганской области. Отсюда их забрал микроавтобус, который наняли встревоженные родственники. Их привезли на границу, на КПП в Чертково.

– Мы их когда увидели, волосы дыбом встали – грязные все, мокрые. В первый день тридцать километров шли, второй день – сорок, – вспоминает Лариса. – Мы, родственники, наняли маршрутку, заплатили деньги, чтобы их привезли на КПП, привезли им еды, паспорта. Ребята голодные! Как они накинулись на эту еду – страшно смотреть.

– Мы не собирались их домой забирать, потому что понимали, что это будет дезертирство. Мы хотели отвезти их в Богучар, в часть, откуда их забирали, – говорит Алена Волкова. – В итоге в Чертково приехал эфэсэбшник и сказал ребятам: "Мы вас никуда не будем отправлять, вы считаетесь дезертирами". Хотя я общалась с военным юристом, он сказал, они не имели права их задерживать.

Мобилизованных забрали в военную комендатуру в приграничном поселке Меловое. Там их наконец накормили и дали помыться.

– Через КПП их не могли пропустить, потому что они по базе данных не проходили на территорию Украины. Что вообще непонятно – если их провозили туда, они же должны быть все равно в базе данных, – говорит Воропаева.

В комендатуре ее муж стал свидетелем разговора между военными. Как оказалось, в воинской части, где проходили подготовку мобилизованные, даже не были в курсе, что 39 человек неожиданно нашлись в Луганской области.

– То есть они просто кидают людей, у которых нет никакой подготовки, в зону минометных обстрелов, и дальнейшая судьба этих людей никого не волнует, – возмущается Лариса Воропаева.

Мобилизованные 252-го мотострелкового полка
Мобилизованные 252-го мотострелкового полка

2 октября за военными приехали два КамАЗа и увезли опять в Старобельск Луганской области. Выгрузили в ангарах, где уже было около 30 человек, тоже мобилизованных, которые тоже "потерялись".

– Толком не накормили. Как муж сказал, на 60 человек четыре булки хлеба дали, – говорит Воропаева. – Они там переночевали, а утром им сказали, что повезут в Зайцево, на территории Украины, там перевалочный пункт, где будут решать, что с ними делать.

Мобилизованные пытались протестовать и заявили, что намерены вернуться в Россию, в воинскую часть в Богучаре. Но слушать их никто не стал. Приехала полиция и, по словам Воропаевой, автоматными очередями загнала военных в машины.

– Муж рассказал: "Тут полиции нагнали с автоматами, они нас под дулом заставляют залезать в машины – стали обстреливать по земле, вокруг ног". Жена одного из ребят как раз ему звонила и потом рассказывала, что действительно были слышны очереди, – говорит Лариса.

"Как мясо кинули"

Как получилось, что мобилизованные оказались в зоне боевых действий, а потом случайно "потерялись", они сами не понимают.

– Получается, это какая-то ошибка, – считает Волкова. – Видимо, дали команду и сказали: надо столько-то людей, и неважно, мобилизованные или нет. Но тут сам вопрос – почему их кинули в зону СВО, хотя наш "мистер президент" обещал, что они будут на освобожденных территориях. А их как мясо кинули туда. И вообще я думаю, они там такие не единственные.

В похожей ситуации оказались мобилизованные из Томска. В Луганской области они так же попали под минометный обстрел и вынуждены были отступать. Сейчас они прячутся в лесах. Родственники обратились к депутату Госдумы от Томской области Татьяне Соломатиной с просьбой о помощи, но та им ответила, что "офицеры отказываются работать с дезертирами".

Обвинение в дезертирстве может грозить и военным из Воронежа, считают их близкие.

– Но тут больше непонятно, как так наши власти работают! Дать человеку автомат, который он держал десять лет назад в последний раз и который не имеет опыта, – это очень глупо было, – отмечает Волкова. – Я хотела бы, чтобы эту ситуацию разрешили, ребят вернули. Естественно, домой их никто не вернет. Но было бы справедливо, если бы их отправили на "освобожденные территории", на границу куда-то.

По ее словам, ее мужу Максиму 31 год. Ненависти к украинцам он не испытывал, "все мы люди", говорит Алена. Однако мысли отказаться или спрятаться от мобилизации на войну у него не было: "а что мы можем сделать, если уже дали повестку?" – поясняет она.

Примерно так же рассуждал и 38-летний Константин Воропаев, по словам его жены Ларисы. В сентябре в Воронежской области, говорит она, "хватали всех подряд".

– У моего мужа военного опыта не было, он год прослужил в космических войсках и за всю службу четыре раза автомат держал, – говорит Воропаева. – Я читала законы, там написано, что берут до 35 лет. Пойду, говорит, разберусь, объясню, что мне 38. А потом звонит: вещи собирай. И все мы покупали сами за свои деньги, потом администрация подключилась. То, что выдали в армии, без слез не взглянешь. Нательное белье такое было – вот как Гражданскую войну когда показывают, вели на расстрел красноармейцев – типа такого. Колом стоит. Мы все покупали, и спальные мешки. И все это там осталось, все разбомблено, все сгорело.

Потерянные воронежские "мобики", скриншот из видеообращения
Потерянные воронежские "мобики", скриншот из видеообращения

Пытаясь объяснить, почему муж пошел на войну, убивать солдат другой страны, Лариса сказала, что семья доверилась телевизору: "Мы думали, что там все по-человечески, по-нормальному". В зоне СВО ее муж так и не увидел ни одного украинца – поле боя оказалось не похоже на киношное, неподготовленный полк просто обстреливали из минометов с расстояния.

– По телевизору показывают, и мы верим – как танки идут, потом на бронемашинах едут и потом только ребята, зачищают либо в плен берут. И мне муж говорил: ты не переживай, нас первых никто не бросит, мы в самом конце. Муж не прятался, потому что думал, что там все по-человечески, он не против был идти. А сейчас сказал: пусть хоть стреляют, но мы туда не вернемся, в этот беспредел. У нас что, армии нет вообще? Зачем было все начинать, если нет профессиональной армии? Еще летом говорили, что никакой мобилизации не будет, что у нас все есть, всего хватает.

Сейчас, рассказывают жены мобилизованных, у их мужей один вопрос: зачем их вообще туда отправили? Родственники уже обратились в военную прокуратуру и Минобороны, однако пока получают лишь отписки.

– Говорят, будем разбираться. Но пока вы разберетесь, что будет с нашими мужьями? Ну один-два дезертира может быть – но не 40 же человек! И они не бежали, они оружие не бросили на поле боя. Они отступали, – возмущается Лариса. – Они записали обращение, потому что просто боятся, что их привезут и, извините, перестреляют, свои же. А потом скажут, что груз 200 и все. Чтобы просто замять.

Скриншот из видеообращения мобилизованных
Скриншот из видеообращения мобилизованных

Днем 3 ноября военные записали видеообращение, которое успели передать родственникам (запись есть в распоряжении Север.Реалии).

"Мы дошли до границы ПГТ Меловое, связались с командованием, чтобы нас вывезли на территорию части. Но нас не хотят отпускать на сторону России. Заявки мы написали, все сделали, нас никто не слышит. Просим оказать нам помощь, правовую", – говорит Константин Воропаев.

Последнее известие, которое жены мобилизованных получили от своих мужей – это эсэмэска, отправленная Максимом Волковым Алёне вечером 3 ноября: "Мы в Зайцево. Пишем отказ от СВО. Телефоны забирают. Ищите нас".

Редакция Север.Реалии направила запрос в Минобороны с целью выяснить, что произошло с воинским подразделением, в которое попали мобилизованные Максим Волков и Константин Воропаев. Ответа пока нет. "Частичная мобилизация" на войну с Украиной, которая в России называется "специальной военной операцией" и продолжается уже более восьми месяцев, была объявлена Владимиром Путиным 21 сентября. В настоящий момент, если верить заявлениям официальных лиц, мобилизация закончилась (одновременно с 1 ноября начался плановый призыв на срочную службу), однако президентский указ о ее завершении до сих пор так и не выпущен.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..