пятница, 4 ноября 2022 г.

Победители, проигравшие и выход из политического тупика. Итоги выборов в Кнессет 25-го созыва

 

Победители, проигравшие и выход из политического тупика. Итоги выборов в Кнессет 25-го созыва

время публикации:  | последнее обновление: 
блогверсия для печатифото

Редакция NEWSru.co.il продолжает публикацию пятничных обзоров политической ситуации, которые готовит журналист Габи Вольфсон.

Когда глава НДИ Авигдор Либерман поднялся на сцену в зале, где в ночь на 2 ноября проходило мероприятие партии, он даже не пытался скрыть свое разочарование. Экзит-поллы давали партии 4-5 мандатов (сегодня мы знаем, что НДИ завершила выборы с шестью). В тот момент, когда Либерман начал говорить, один из телеканалов разделил экран на два. Половина была отдана главе НДИ, а на второй половине экрана мелькали кадры из штаба "Ционут Датит". Там ликовали, пели, а Бецалель Смотрич раз за разом оказывался в объятиях своего отца. Ликование в одном штабе и разочарование в другом на одном экране лучше всего рассказали историю этого драматического вечера. 1 ноября 2022 года завершился политический кризис, в котором страна находилась на протяжении трех с половиной лет. Народ сказал свое слово, оно прозвучало ясно, громко и не оставило места для сомнений.

Предвыборная кампания в Кнессет 25-го созыва с самого начала выглядела не так, как те, что мы видели за последние три года. На первый взгляд, шла все та же, набившая оскомину, дискуссия "Биби – не Биби", но всем было понятно, что речь уже о другом.

Выборы 2022 года последовали после двух событий, потрясших израильское общество до основания. Это погромы внутри Израиля, которыми сопровождалась контртеррористическая операция "Страж стен" в мае 2021 года, и создание "правительства перемен" всего через месяц после этого. Правительство было создано благодаря обману Нафтали Беннетом своих избирателей. Беннет и Шакед, обещавшие не создавать правительство, в котором Лапид будет премьер-министром даже по ротации, обещавшие не создавать коалицию с РААМ, сделали прямо противоположное. Такой поступок, да еще на фоне погромов, отодвинул на второй план вопрос о Нетаниягу. Правый блок жажда реванша. Не для Нетаниягу, для себя.

В блоке противников Нетаниягу тоже начали понимать, что "только не Биби" себя изжило и необходимо найти более серьезный общий знаменатель, который должен был позволить победить на выборах. Этот знаменатель не нашелся.

Несмотря на появление новых повесток дня – дискуссия о юридической системе, возвращение к палестинскому вопросу – на протяжении всей предвыборной кампании было ясно, что перехода избирателей из блока в блок почти не будет. Это означало, что необходимо оформить блоки таким образом, чтобы обеспечить максимальную прибыль и минимальные потери. И тут блок Нетаниягу переиграл своих противников. Не просто переиграл. Это был разгром.

В попытке осознать причины разгрома и хоть как-то сжиться с ними в лагере побежденных с тоской бросают взоры на то, что в Америке называют popular vote. И если смотреть только на эти сухие цифры, то складывается впечатление, что выборы едва не завершились вничью, так как число голосов, поданных за партии, поддерживающие Нетаниягу, практически идентично числу голосов, поданных за партии бывшей коалиции. Но это слабое утешение. В отличие от многих комментаторов я убежден, что причина поражения партий левоцентристского блока не только и не столько в плохой организации.

Судьба этих выборов была решена в день подачи предвыборных списков. Именно в этот день развалился на части Объединенный список, и стало ясно, что, по меньшей мере, одна арабская партия не проходит электоральный барьер. К чести БАЛАД надо сказать, что там сделали все возможное для того, чтобы пройти в Кнессет, и в ночь выборов казалось, что партия сотворит невероятное, но чуда не произошло.

Никто действительно не знает, в чем была причина раскола в арабском политическом секторе. Стоит только напомнить, что он возник за три часа до закрытия списков. Кто-то кому-то приготовил сюрприз и извлек в нужный момент из рукава. Неважно – кто. Ни для ХАДАШ-ТААЛ, ни тем более для БАЛАД интересы "блока перемен" не были главным в порядке приоритетов. Руководство БАЛАД вообще не собиралось рекомендовать Лапида на пост премьера. В ХАДАШ-ТААЛ также не были уверены, что готовы порекомендовать главу "Еш Атид". Каждая из этих партий решала свои задачи, и вопрос общей победы их не слишком заботил.

Раскол в арабском секторе был неожиданным и произошел в тот момент, когда вмешаться в него было уже почти невозможно. А конфликт вокруг несостоявшегося объединения "Аводы" и МЕРЕЦ длился не один день. И тут Яиру Лапиду и не только ему, не откажешь в усилиях, которые он прилагал, пытаясь уговорить Мерав Михаэли согласиться на совместное с Заавой Гальон участие в выборах. Лапид просил, уговаривал отправлял посредников – Йоси Бейлин был срочно брошен в бой в расчете на его умение договариваться и в надежде, что с Михаэли ему удастся договориться лучше, чем с Арафатом. Однако и Бейлин вернулся ни с чем.

Опасения Михаэли имели под собой основания. Яир Лапид пытался объединить их с Гальон для того, чтобы, гарантировав прохождение общего списка в Кнессет, поживиться несколькими мандатами. "Я отвечаю за партию "Авода", а Лапид отстаивает не интересы блока, а свои собственные", – раз за разом повторяла Михаэли. Пытаясь преодолеть ее сопротивление, премьер-министр готов был пообещать кооптацию нескольких человек от "Аводы" и МЕРЕЦ в свой список. Мерав Михаэли сказала: "Нет". Заава Гальон, кстати, готова была на совместное участие в выборах, даже на втором месте в списке.

Военные любят использовать термин miscalculation. Некий набор взаимных ошибок, который приводит к войне, которую никто не хотел. Так произошло и на сей раз. Заава Гальон и Мерав Михаэли не были убеждены, что Лапид, заинтересованный в победе блока, не станет заниматься каннибализмом. Яир Лапид со своей стороны, был убежден – или делал вид, что убежден – в непотопляемости "Аводы" и МЕРЕЦ. Он ошибся ровно на 4000 голосов. Тех самых голосов, которых не хватило для того, чтобы МЕРЕЦ преодолел электоральный барьер. Тех самых голосов, которые стоили блоку четыре мандата. Немного взаимного недоверия, немного ошибок в понимании намерений другой партии. А главное, как и в случае с арабскими списками, отсутствие общей цели. Каждый за себя. Добавьте к этому тот факт, что РААМ, ХАДАШ-ТААЛ и НДИ не подписали ни с кем соглашения об остаточных голосах, и картина массы партий, которые так и не стали блоком, становится ясной.

Чего хотеп добиться премьер-министр Лапид на этих выборах? Очень может быть, что с какого-то момента он понял, что ему не сформировать коалицию, и, мало заботясь о будущем блока, стал улучшать свои позиции.

Ему это удалось. Семь мандатов прибавила партия "Еше Атид" с прошлых выборов. Премьер-министром Лапид не стал, более того в настоящий момент он стал главным объектом обвинения в поражении на выборах. Если не произойдет ничего из ряда вон выходящего, Лапид станет главой оппозиции, однако ему предстоит тяжелая работа по восстановлению своего авторитета.

Заава Гальон сделает все для того, чтобы о ней не забыли. Пребывание вне Кнессета оставляет достаточно времени для того, чтобы выступать с нападками на правительство, писать обличающие статьи и готовиться к следующим выборам. Мерав Михаэли объявила о решении провести досрочные праймериз. Будет она на них баллотироваться или нет, сейчас неизвестно и не имеет большого значения. Дни Михаэли во главе партии "Авода" сочтены.

На фоне расколотого и раздробленного блока противников Нетаниягу блок его сторонников выступил единым сплоченным фронтом. То, что Яир Лапид еще не выучил о политике, Биньямин Нетаниягу узнал очень давно. Он не давал покоя Смотричу и Бен-Гвиру пока не вынудил их прийти к соглашению о совместном баллотировании. Затем он прикрутил туда партию "Ноам" и предоставил в "Ликуде" забронированные места Амихаю Шикли и Идит Сильман. Ни одна партия, оказывавшая прямую поддержку Биньямину Нетаниягу, не находилась под прямой угрозой (об Айелет Шакед будет сказано позднее). Упаковав таким образом свою повозку, Нетаниягу предоставил место кучера Итамару Бен-Гвиру.

Глава "Ликуда" очень быстро понял, что эти выборы – выборы Бен-Гвира. Можно называть его популистом, демагогом, экстремистом и угрозой демократии. Этот политик стал магнитом для мандатов избирателей национального лагеря. "Я могу идти по Пятой авеню и стрелять в прохожих, моя популярность продолжит расти", – сказал когда-то Дональд Трамп. Итамар Бен-Гвир ничего подобного не говорил, но это высказывание можно применить и к нему. Еврей, который не боится говорить вслух то, что многие думают про себя, тот, кто ходит на Храмовую гору, когда нельзя, появляется на местах терактов и не боится вытащить пистолет – это та фигура, которая стала не просто привлекательной, не просто притягивающей избирателей и вызывающей любопытство журналистов, Бен-Гвир стал тем, кто оказался в состоянии перевести голоса из блока в блок.

Нетаниягу быстро понял, что Бен-Гвир – это и угроза, и надежда. Это угроза, так как мандаты уходили от "Ликуда" к "Ционут Датит" с пугающей скоростью. Но они оставались в правом блоке, и Нетаниягу, будучи рациональным политиком, понял, что нужно действовать по принципу "если вы не можете их победить, присоединитесь к ним". Нетаниягу пытался остановить отток мандатов к "Ционут Датит", однако воздерживался от того джихада, с которым хорошо знакомы Беннет и Шакед. Тактика "ни войны, ни мира", которую проводил Нетаниягу в отношении Бен-Гвира и Смотрича, себя оправдала в полной мере, и в карете, которой управляет Итамар Бен-Гвир, Биньямин Нетаниягу через несколько недель въедет в канцелярию премьер-министра.

Айелет Шакед знала, что она не проходит электоральный барьер. И Нетаниягу не пришлось слишком тяжело работать, чтобы добиться ее провала. Шакед сделала все сама. Невнятные посылы, противоречивые лозунги, явная усталость и свежие воспоминания о том, как Шакед была интегральной частью правительства с МЕРЕЦ и РААМ, сделали ее неизбираемой. Однако и в этой ситуации ей было чем поторговать. По мере приближения к выборам, среди тех, кто объявлял о поддержке Шакед, оставались в основном избиратели "Махане Мамлахти". В "Ликуде" дали понять Шакед, что они не будут против, если она останется на дистанции до конца. Что Шакед получила взамен на это сожжение голосов? Пока неизвестно. Сама Шакед утверждает, что ничего.

Говоря о кампании "Ликуда", нельзя не упомянуть беспрецеднтное игнорирование "русской улицы" со стороны партии, которая стремилась вернуть себе лидирующие позиции. За все время кампании Нетаниягу дал интервью 9-му каналу – другие русскоязычные СМИ доступа к нему не получили. Не было рекламы, не было обещаний. И, как следствие, лишь 20% поддержки "Ликуда", судя по exit poll сайта NEWSru.co.il. Либерман и Лапид на "русской улице" были заметно сильнее. Но на конечный результат это не повлияло.

После того, как завершился подсчет голосов, и Нетаниягу из бывшего премьер-министра стал избранным премьер-министром, глава "Ликуда" оказался перед одной из самых непростых в его карьере дилемм: что с этой победой делать. У Нетаниягу есть две возможности. Создавая коалицию и распределяя посты таким образом, чтобы не закрывать туда дверь для Бени Ганца. Вторая возможность – использовать победу для того, чтобы попытаться остановить судебный процесс. Вся история карьерного пути Биньямина Нетаниягу говорит о том, что он выберет осторожный путь в сопровождении кого-то из левоцентристских политиков. Но пребывание в качестве обвиняемого требует от Нетаниягу изменить своим привычкам. На правом фланге ждут от Нетаниягу выполнения им многочисленных обещаний: от упорядочивания статуса форпостов через замораживание арноны и до глубоких реформ юридической системы. На сей раз в правительстве не будет реальных или мифических левых которые всегда мешали Нетаниягу реализовывать его планы. "Больше не будет отговорок", – заявляют в правом лагере.

Скорее всего сам Биньямин Нетаниягу еще точно не знает, как поступит. На данном этапе глава "Ликуда" хочет поскорее сформировать правительство и вступить в должность. Тактика коалиционных переговоров проста: много второстепенных постов коалиционным партнерам, основные посты – "Ликуду". Кто получит пост министра юстиции? Станет ли Итамар Бен-Гвир министром внутренней безопасности? Ответы на эти и другие вопросы – в ближайшие недели.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..