пятница, 25 ноября 2022 г.

От «Миру мир» к «Русскому миру»

 

От «Миру мир» к «Русскому миру»

«Русский мир»... Это словосочетание, придуманное П. Щедровицким в конце 90-х и всплывшее в начале нулевых благодаря стараниям В. Суркова, явно не из советского жанра «Миру мир». А означает некое устройство, жизненный уклад, систему ценностей, которые, оказывается, надо нести во вне военным путем.

Какую же модель жизни предлагает режим путинизма, которую россиянам предлагается завоевывать с потерями, счет которых уже идет на десятки тысяч?

Искренне пытаюсь в этом разобраться. И ничего более-менее системного и понятного не нахожу. Сам хозяин Кремля вполне оправдывает представление о себе как уклониста от идеологии - если под ней понимать хоть какой то концепт, учение. По складу ума он не теоретик, а практик, не стратег, а тактик. А потому способен на ходу сочинить незамысловатую байку для обоснования конкретного, но не более. Свежий пример тому - его «историческая» прелюдия к нападению на Украину, в которой всего два постулата. Нет такого государства. И нет такого народа, как украинцы. Все это блажь Ильича и игры "бендеровцев". Плюс фокус с превращением агрессии в оборону, а потому – в священную отечественную войну. Как так? Да очень просто - если бы мы не напали  первыми, американцы все равно натравили бы украинцев на нас.

И это прекрасно сработало! Пацаны идут на бойню едва ли не в одних портках, а их мамаши, если и ворчат, то не по поводу войны. А на счет того, что приходится бронежилеты покупать за свой счет.

Выходит, что страна как социум, все же имеет некое представление и согласие с начинкой «Русского мира» даже при том, что она никем не сформулирована. И не упакована в цитатник, подобный маоистскому. А представления эти формируются из самого жизненного опыты и наиболее звучных и истеричных осан ему, методически возникающих в пропагандонном хаосе.

И это тот особый случай, когда полифония только кажущаяся. Ибо, действительно, идейное российское пространство заполнено множеством идеологий, если под таковыми понимать некую систему взглядов. Тут и православие с подкладкой в виде завещания о Руси как третьем Риме, и фашизм а ля А. Дугин с одержимостью создания Евроазийской империи, и национал-большевизм Лимоновско-макашовского разлива,  и Прохановский национал-патриотизм, и  консерватизм всевозможных акцентов и оттенков...

Только вот особенность этого поля в том, что оно давно и основательно зачищено от либерализма и от той левизны, которая в форме социал-демократии в странах с развитой парламентской демократией  смыкается с ним как фланг системы самонастройки. И потому при всем кажущемся многообразии партийно-идейной мишуры, излучает и забивает мозги и души обывателей три незамысловатых постулата:

А) сильная вертикаль власти;
Б) опора не на себя, а на государство, которому делегируются воля  в  жизненной стратегии и распределение благ;
В) враждебность к Западу на основе комплекса отсталости, психологически переодеваемого в ощущение избранности и «особого пути».

Практически это означает, что и в отсутствие системы идейного просвещения, подобного той, которая накачивала население при совках, нынешний российский обыватель получает альтернативную подзарядку посредством соловьевского-симоняновских оргий и церковных проповедей путиноидных попов. А сила этого воздействия в том, что  она идеально созвучна ожиданиям среднестатистического российского обывателя, воспитанного уникальным в своей последовательности историческим опытом народа-государственника. А именно – в традиции, где власть, государство – все; человек – гвоздь, винтик, пыль...в общем - ничто. И не государство служит человеку. А он – государству.

Можно ли такое мировоззрение считать идеологий? Или это просто набор привычек и инстинктов, обретенных нацией в силу особенностей ее исторической биографии? Плод ордынско-сталинского воспитания? Вопрос спорный. И он – для академической тусовки. В практическом же отношении это не суть важно. Важно, что из такой подпитки вытекает.

И война демонстрирует это во всей красе. Уже сам ее факт -  отрицание лирического мифа о «загадочной русской душе», об особой душевности и миролюбии народа. И только в очередной раз подтверждает, что социум, озабоченный синдромом национальной исключительности, непременно заражен и имперскими амбициями. А они рано или поздно мобилизуют его на войну.

А у нее свои законы. Пусть вначале она подается и воспринимается агрессором как мессианство. Как посыл о том, что к Добру иногда приходится принуждать силой. Только кто ж это примет с другой стороны? И тогда вскипает «праведный гнев», а на самом деле – элементарная производная крови, необратимая в своей безумной энергетики мести и воспроизводства жестокости.

И тогда идеология уже и подавно не требуется. Запущенный конвейер груза 200 прекрасно ее заменит. 

Владимир Скрипов

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..