среда, 2 ноября 2022 г.

Джон Милтимор | Ценовой контроль не работает уже 4000 лет, а люди все еще не поняли этого

 

Джон Милтимор | Ценовой контроль не работает уже 4000 лет, а люди все еще не поняли этого

В 1892 году в нескольких десятках миль к северо-востоку от Багдада французский археолог Анри Поньон сделал историческое открытие: он обнаружил массивный колодец, который привел его к руинам древнего города-государства Эшнунна.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Раскопки были произведены лишь спустя десятилетия другой археологической группой под руководством голландского египтолога Генри Франкфорта, это место стало одной из величайших находок века, которая раскрыла секреты древнего месопотамского города.

На клинописных табличках, среди прочего, обнаружилось, что в городе Эшнунна существовал ценовой контроль. Это открытие примечательно тем, что оно, похоже, является древнейшей записью фиксированных цен. (Я попытался проверить этот факт у историков экономики и сообщу вам, если получу ответ).

1 кор ячменя стоит 1 сикль серебра;

3 ква “лучшего масла” стоят 1 сикль серебра;

1 сеах (и) 2 ка кунжутного масла — 1 сикль серебра. … . . Наем повозки вместе с волами и погонщиком составляет 1 массиктум (и) 4 сеах ячменя. Если она (оплачена) серебром, то наем составляет одну треть сикля. Он должен везти ее целый день.

Ценовой контроль Эшнунны на пару столетий опережает Кодекс Хаммурапи (1755-1750 гг. до н.э.), более известный документ из древнего Вавилона, который представлял собой “лабиринт правил ценового контроля”, как выразился историк Томас ДиЛоренцо.

Это может объяснить, почему Первая Вавилонская империя исчезла почти за тысячу лет до того, как греческий поэт Гомер рассказал историю Троянской войны. Контроль цен не работает, и множество исторических фактов (а также экономическая теория) доказывают это.

Краткая история ценового контроля

Древние греки подарили нам Гомера и его чудесные истории, но они страдали от того же экономического невежества, что и правители Эшнунны, когда речь шла о ценовом контроле.

В 388 году до н.э. цены на зерно в Афинах вышли из-под контроля — в основном потому, что афинские правители разработали невероятно сложный набор правил сельскохозяйственного производства и торговли, который включал “армию инспекторов, назначенных для установления цен на зерно на уровне, который афинское правительство считало справедливым”. Наказанием за нарушение ценового контроля была смерть, и многие торговцы зерном вскоре оказались на скамье подсудимых, когда выяснилось, что они “запасали” зерно во время (искусственно созданного) дефицита.

Спустя семьсот лет Рим попытался создать свою собственную схему контроля цен в гораздо больших масштабах. В 301 году н.э. император Диоклетиан издал свой эдикт о максимальных ценах, который устанавливал фиксированные цены на все — от яиц и зерна до говядины, одежды и прочего, а также на заработную плату рабочих, которые производили эти товары. Наказанием для тех, кого поймали на нарушении этого эдикта, была — вы уже догадались — смерть. Торговцы отреагировали на эти предписания именно так, как и следовало ожидать.

“Люди больше не доставляли провизию на рынок, поскольку не могли получить за нее разумную цену”, — писал один историк. Не случайно Римская империя вскоре последовала тем же путем, по которому ранее пошла афинская (хотя ее восточная половина просуществовала еще тысячу лет).

А еще есть британская колония Бенгалия, расположенная на северо-востоке Индии. Сегодня мало кто помнит Бенгальский голод 1770 года, что удивительно, учитывая, что погибло около 10 миллионов человек — примерно треть населения страны. Еще более удивительно то, как мало внимания привлекло это событие в то время, по крайней мере, в лондонской прессе. Хотя многие приписывают голод муссонам и засухе, которые обрушились на регион в 1768 и 1769 годах, Адам Смит в “Богатстве народов”, заметил, что именно контроль над ценами, который был введен после этого, вероятно, превратил нехватку продовольствия в полноценный голод.

“Засуха в Бенгалии, случившаяся несколько лет назад, вероятно, могла стать причиной очень большого голода. Некоторые правила, некоторые непродуманные ограничения, наложенные слугами Ост-Индской компании на торговлю рисом, способствовали превращению этой засухи в голод.

Когда правительство, чтобы устранить неудобства, связанные с дефицитом, приказывает всем торговцам продавать свое зерно по цене, которую оно считает разумной, оно либо мешает им поставить зерно на рынок, что иногда может вызвать голод даже в начале сезона; либо, если они поставляют его туда, оно дает возможность людям и тем самым побуждает их потреблять его так быстро, что это обязательно приведет к голоду до конца сезона”.

И давайте не будем забывать о Французской революции. В 1793 году ее лидеры немного отвлеклись от отрубания голов, чтобы принять “Закон о всеобщем максимуме”, набор мер контроля над ценами, принятый для ограничения “взвинчивания цен”. (Генри Хэзлитт был прав, когда назвал этот закон “отчаянной попыткой компенсировать последствия безрассудного выпуска бумажных денег”).

Американский историк Эндрю Диксон Уайт (1832-1918), один из основателей Корнельского университета, объяснил последствия этой политики.

“Первым результатом закона о максимальных [ценах] стало то, что были предприняты все меры, чтобы уклониться от установленной фиксированной цены, и фермеры ввозили минимум продукции”, — писал Уайт. “Это усилило дефицит, и в больших городах было введено распределение продуктов”.

Важные сигналы рынка

К счастью, сегодня мы не только знакомы с уроками истории, но у нас есть и экономическая наука, которая показывает нам, что контроль над ценами не работает.

Основы экономики учат, что цены являются важными сигналами рынка. Высокие цены могут быть неприятны для потребителей, но они сигнализируют производителям о возможности получения прибыли, что ведет к увеличению производства и инвестиций. Они также сигнализируют потребителям, что товар дефицитный, что побуждает людей использовать его меньше.

Возьмем бензин. Когда цена составляет $7,50 за галлон, люди ездят меньше, чем если бы цена была $1, $3 или $5 за галлон. Между тем, высокая цена также сигнализирует производителям о возможности получения прибыли, что стимулирует инвестиции и производство, что в конечном итоге приводит к снижению цен на бензин. Как иногда говорят экономисты, решение проблемы высоких цен — это высокие цены.

Искусственно заниженная цена на бензин посылает неверные сигналы как потребителям, так и производителям. Низкая цена не стимулирует производителей поставлять топливо на рынок, а также побуждает потребителей использовать больше топлива, поскольку оно искусственно недорогое, что в итоге приводит к дефициту бензина.

Именно это произошло в 1970-х годах после того, как президент Никсон объявил о контроле цен на бензин, что привело к устойчивому национальному дефициту и массовым очередям за бензином. (Если уж на то пошло, Никсон знал, что его ценовой контроль будет катастрофой, но все равно принял его, потому что это было сигналом для избирателей, что он “настроен по-деловому”).

Ценовой контроль возвращается

Сегодня почти все экономисты согласны с тем, что контроль над ценами вреден, однако это не помешало призраку контроля над ценами вновь возникнуть во время нынешних глобальных экономических потрясений.

Как недавно сообщил Axios, ценовой контроль возвращается и больше не является пережитком 70-х годов. Столкнувшись с энергетическим кризисом, страны Большой семерки пытаются сформировать картель покупателей, который фактически установит предел цен на российскую сырую нефть.

Эта схема, как и все схемы контроля цен, скорее всего, приведет к обратному результату. Множество фактов свидетельствует о том, что установление цен приводит лишь к дефициту, черным рынкам, а в худшем случае — к смерти и голоду.

Жителям древней Эшнунны можно простить то, что они не понимали, почему установление цены на кор ячменя в размере сикля серебра было вредной политикой. У сегодняшних политиков есть история и экономика и потому для них нет оправдания.

Оригинал статьи
Перевод: Наталия Афончина
Редактор: Владимир Золоторев
Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..